«Не пришлось бы сожалеть»

Накануне прямой линии президента России Владимира Путина в Бурятии прошла своя прямая линия — откровенный разговор с жителями республики провел глава республики Алексей Цыденов. Вопросы начали принимать заранее, и за пару дней их набралось более двух тысяч. Прямой эфир после некоторой технической заминки начался, ожидаемо, с самой горячей и злободневной темы — строительства в Улан-Удэ нового СИЗО. К тому моменту ее с пеной у рта обсуждала половина города, да и не мудрено.

Вопросы переноса СИЗО из центра города и строительства новой мультиколонии в другой части Улан-Удэ затронул глава Бурятии в ходе визита Владимира Путина в республику весной этого года. Во время презентации мастер-плана развития Улан-Удэ Цыденов сказал, что СИЗО №1 находится в историческом центре и требует реконструкции. Здание построили еще в 1886 году, на сегодня оно в плачевном состоянии и требует реконструкции. Ну и если уж все равно здание ремонтировать, отметил Алексей Цыденов Владимиру Путину, то лучше уж перенести и построить новое учреждение объединенного типа УФСИН России по республике на три тысячи мест. Предложение хорошо вписалось в планы о строительстве в 2024–2027 годах новых учреждений уголовно-исполнительной системы Российской Федерации объединенного типа в Чите и Улан-Удэ.

Строить их предложили в рамках федеральной целевой программы «Развитие уголовно-исполнительной системы (2018–2030 годы)», и за Байкалом шла речь о двух точках — Улан-Удэ и Чите. Уже во время визита Владимира Путина вопрос прокомментировали со всех сторон, а министр юстиции России Константин Чуйченко сообщил, что история это не дешевая, конечно, но окупится. На тот момент как раз проектировали подобное учреждение в одном из других российских регионов и стоимость выходила в 12 млрд рублей. В Бурятии и Забкрае, с учетом сейсмических и других условий, выходило по 20 млрд рублей. И все же экономически это оправдано, подчеркнул тогда Чуйченко, поскольку сократятся расходы на одного осужденного и человека, который находится в следственном изоляторе. По Калуге, например, «срок окупаемости» оценили в 10 лет.

В Бурятии за вопрос взялись всерьез: проект, посчитали власти, позволит обеспечить развитие города, создать современное учреждение с рабочими местами. Подобрали даже земельный участок — в районе микрорайона Стеклозавод в Улан-Удэ. И не так далеко, но и не центр города. Однако стеклозаводчане выступили резко против: хватит с нас, сказали они, депрессивных объектов. На Стеклозаводе уже есть противотуберкулёзный и психоневрологический диспансеры, больница для бездомных, городское кладбище, очистные сооружения, закрытая свалка в лесу и два скотомогильника.

В микрорайоне собрали 6 тысяч протестных подписей и создали петицию, после чего власти организовали публичные слушания. Состоялись они 6 декабря, как раз накануне прямой линии, и закончились скандалом. На слушаниях взамен Стеклозавода предложили другую часть города — в микрорайоне Энергетик, возле городской ТЭЦ‑2. Тут же провели голосование, но поскольку на слушания пришли, в основном, заводчане, итоги были разгромными: 13 голосов за размещение учреждения объединённого типа в мкр Стеклозавод, 50 участников высказались за вынос колонии в иное место. Еще 21 голос признан недействительным.

После оглашения итогов слушаний взвыл уже Энергетик: 7 декабря они вышли на улицу и встретились с местным депутатом Народного Хурала, где высказали свое недовольство. Горожане видят в возведении мультиколонии вблизи Улан-Удэнской ТЭЦ-2 множество минусов: вырубка леса под строительство, снижение привлекательности района для бизнесменов и застройщиков и криминогенная обстановка. Никто не хотел видеть у себя под боком СИЗО, все как будто бы забыли, что сейчас СИЗО вообще соседствует со средней школой, и это один из самых тихих районов города в плане преступности. Более того, из этой школы вышли видные республиканские деятели: зампред правительства РБ — министр здравоохранения Евгения Лудупова, депутат Народного Хурала Баир Цыренов.

Жители сказали, что готовы дойти до президента, так что к моменту «прямой линии» с Алексеем Цыденовым опосредованное, в том числе, в соцсетях, противостояние между двумя микрорайонами города развернулось нешуточное. Алексей Цыденов настаивать не стал — предложил снизить градус эмоциональности и трезво взглянуть на ситуацию. Сказал, что раз на слушаниях люди выступили против колонии на Стеклозаводе, то ее там строить и не будут, но как бы местным гражданам не пришлось сожалеть. «Любой крупный объект сам по себе является объектом, который тянет за собой инфраструктуру. Это и электроэнергия, тепло, вода, дороги и так далее. Потому что крупный объект является стимулирующим для развития инфраструктуры», — подчеркнул Цыденов.

Добавил, что объединённое «СИЗО тире колония» не будут приближено ни к жилью, ни к социальным объектам — в любом случае будет стоять отдельно и ни с кем не контактировать.

2 миллиарда на СВО

Вскоре зашла речь об СВО. Этой темы избежать было нельзя — значительная часть поступивших заранее вопросов так или иначе касалась спецоперации, психологической помощи и материальной, выплат бойцам и их родственникам, бытовых сложностей. Глава Бурятии сказал, что республика помогает своим с самого начала, помогают жители, волонтеры, медики, чиновники, да вообще все. Люди спросили, почему нет региональных выплат семьям погибших участников СВО. «Вопрос такой звучал, — признал Цыденов. — Скажу, не раз рассматривали, но мне кажется, на фоне федеральных выплат наши выплаты все равно незначительные».

Напомним, в случае гибели участника СВО родственникам из федерального бюджета по указу президента РФ единовременно выплачивается 5 миллионов рублей и почти 8 миллионов — страховые выплаты, а суммарно получается более 12 миллионов рублей. Глава отметил, что из республиканского бюджета деньги, в основном, направляют на закупку необходимых на СВО средств. За этот период из бюджета выделили в помощь бойцам порядка 2,8 млрд рублей. Средства направили на выплаты и закупку материально-технических средств.

«Деньги мы направляем на то, чтобы помочь нашим военным на поле боя, чтобы наших ребят меньше погибало и было меньше раненых. Покупаем тепловизоры, квадрокоптеры и все необходимое, что им помогает на поле боя, чтобы они могли себя сберечь и быстрее была победа», — подытожил глава Бурятии.

Гори оно огнем

Ещё одна тема номер один этой зимой в Бурятии — дорогие дрова. Особенно на Байкале. Еще до прямой линии Народный фронт Бурятии сообщал, что около 4,5 тысяч жителей г.Бабушкин, пос. Боярск, Мантуриха, Танхой, с. Култушная и Выдрино могут замерзнуть этой зимой или им придется брать кредиты. Лесничество отказало им в законных делянах, ограничило места сбора валежника отдаленными местностями, которые скоро станут недоступны из-за снега. Рубить дрова в центральной экологической зоне нельзя, возить их приходится издалека, а это дорого. Одному только городу Бабушкин требуется около 3,5 тыс. кубометров. Цена дров там сейчас достигает 4,5 тысячи рублей за куб. Для покупки 20 кубов, с учётом доставки необходимо 90 тысяч рублей. Таких средств у людей нет, всерьез обсуждается вопрос о покупке дров в кредит. Именно этот вопрос и подняли перед Цыденовым.

Он ответил, что о проблеме дорогих дров в правительстве Бурятии знают, этим вопросом занимаются и готовят специальное постановление, по которому люди смогут получить субсидии на дрова — по крайней мере, точно те, кто живет в центральной экологической зоне озера Байкал.

Постановление, кстати, вышло через четыре дня после прямой линии. В нем упоминаются многодетные семьи, инвалиды 1-2 группы, ветераны, семьи участников СВО — они теперь смогут получить субсидию на доставку дров. В зависимости от расстояния перевозки власти компенсируют от одной до двух тысяч рублей за кубометр.

Например, за куб дров жители Выдрино смогут компенсировать 2 тыс. рублей. Жители Танхоя, Мишихи, Байкальского (Северо-Байкальский район) — по 1,5 тыс. рублей. А жители Усть-Баргузина, Максимихи, Кабанска, Оймура, Клюевки, Турки, Горячинска, Северобайкальска и многих других — по одной тысяче рублей. Всего в распоряжении закрепили 76 населенных пунктов ЦЭЗа.

Аварийный пункт

Сопряженная тема — электроснабжение. Всего через три дня, 12 декабря, в Улан-Удэ произойдет крупная авария — огромный кусок частного сектора на 2 тысячи человек останется посреди 36-градусных морозов без электроэнергии. На подстанции в двух местах произойдет обрыв кабеля, электрики будут напряженно искать место порыва больше суток. В «Россетях» скажут, что кабель не выдержал повышенной нагрузки, что многие жители самовольно переводят дома на электроотопление, а сети ветхие.

И все это лишь усиливает актуальность вопроса о частых отключениях и перебоях в сетях, который задали Алексею Цыденову 8 декабря. «Действительно, проблема со светом есть. У нас всё больше людей сами переходят на электроотопление или ставят более ёмкое электрооборудование, чем было заявлено перед подключением. Соответственно растёт нагрузка на сеть, отсюда большая часть проблем, — пояснил Цыденов. — Мы сегодня работаем над усилением сетей. Уже более 500 млн рублей направлено на эти цели».

Напомним, 5 мая 2023 года Владимир Путин подписал перечень поручений по итогам совещания по вопросам развития дальневосточных городов. Там предусматривается финансовая поддержка для жителей, которые будут переводить дома на электроотопление. В июне этого года глава Бурятии и гендиректор «Россети Сибирь» Павел Акилин на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ-2023) подписали соглашение, которое предусматривает модернизацию энергосетей и перевод порядка 45 тыс. частных домовладений на электроотопление. Во время прямого эфира Алексей Цыденов сообщил, что модернизация электросетей начнется с 2024 года в рамках национального проекта «Чистый воздух». На сегодняшний день ведется проектирование, сообщил во время прямого эфира жителям республики Алексей Цыденов.

Собаки не люди

Не могли не задать еще один нашумевший в Бурятии вопрос — по принятому в Народном Хурале закону, разрешающему эвтаназию бездомных собак. В 2019 году в Бурятии было зарегистрировано 4134 обращения с укусами, в 2020–3491 нападение. В прошлом году число нападений снизилось до 2,5 тысяч. За 9 месяцев текущего года зафиксировано 2170 покусов. Это, конечно, значительно меньше, хотя новости о нападении собак не исчезли: то они напали на девочку, то покусали мальчика, то чуть не растерзали женщину.

Здесь нужно иметь в виду, что и власти плотно занялись профилактикой и штрафованием нерадивых владельцев собак, которые отпускают их на самовыгул — по статистике именно хозяйские собаки чаще всего нападают на людей. И отчасти на снижении нападений сказался указ главы Бурятии, который запрещал отпускать из собачьих приютов особей размером от 25 см в холке и потенциально опасных. Таких собак указом было решено пожизненно содержать в приютах, так что к концу октября в двух приютах служб по отлову собак («Ананда» и ЦАСС) содержалось более 4 тысяч особей. Но указ опротестовали: 26 октября пятый апелляционный суд в Новосибирске удовлетворил кассационную жалобу зоозащитников Бурятии, признав недействующим указ о запрете на возврат бездомных животных на прежние места их обитания.

«Указ отменен, но есть действующее постановление, которое определяет порядок содержания отловленных животных высотой от 25 см в холке и потенциально опасных. Они содержатся пожизненно в приютах до передачи новым владельцам. То есть эта норма работает. Финансирование на ее реализацию предусмотрено до конца года», — прокомментировал тогда заместитель начальника Управления ветеринарии Бурятии Дмитрий Калугин.

Постановление работает, до конца года деньги на содержание животных в приютах есть. А что потом? Выпустить всех собак обратно на улицы? Содержать пожизненно в частных приютах? Как бы и приюты не резиновые, и кошельки.

И вот на ноябрьской сессии Народного Хурала утвердили закон, по которому в ряде случаев отловленных собак разрешено умерщвлять. Случаев таких в законе описали шесть, среди них, например, тяжелые травмы или мучительные болезни и прекращение страданий животных, сюда же попадают те самые опасные собаки. Утвердили процедуру: зарегистрированных собак, то бишь владельческих, оказавшихся по разным причинам на улице, будут отправлять в пункты временного размещения, если их оттуда не заберут, выпустят в привычную среду обитания, но вдали от социальных объектов. Прочим собакам, без бирок и чипов, в течение 30 дней будут искать новых хозяев, и в случае «невостребованности» умерщвлять.

Этот закон после его принятия в парламенте региона вызвал большой общественный резонанс, новости о нем вышли не только в регионе, но и на федеральном уровне. Депутат Госдумы Владимир Бурматов направил запрос в Генпрокуратуру после одобрения в Бурятии эвтаназии животных. Во время прямого эфира люди поинтересовались, а что думает Алексей Цыденов лично? Заигрывать он ни с кем не стал. «Мы не против собак, мы за людей. Жизнь и здоровье людей, особенно детей, важнее», — сказал глава Бурятии.

И уточнил, что частные приюты имеют право содержать животных за свой счет. Для этого зоозащитникам уже выделили грант — 2,76 миллиона рублей на строительство новых вольеров 160 метров ограждений в приюте «Пес и кот».

Градусы и вопросы

Эфир главы Бурятии, как и год назад, шел через аккаунты правительства Бурятии в социальных сетях. Алексей Цыденов сам читал вопросы с экрана, тут же отвечал на поступившие заранее. И все это в течение полутора часов. На что ответить не успел — в правительстве взяли на заметку, сказали, ответят адресатам позднее. Найдут и ответят.

Спрашивали разное, простое. Выплаты детских пособий, разбитые дороги или плохой съезд к дому с новых дорог, отсутствие освещения и страх идти по темной улице, когда вокруг села бродят волки. Здесь, кстати, глава дал поручение провести свет как можно быстрее, все же и дети в школу ходят по этой темной улице. Спрашивали люди о подготовке кадров и врачах, и билетах в театры для детей из семей СВО, о спортзалах для школ, о дорогих квартирах и жилье для детей-сирот, о повышении зарплат для бюджетников. Последнее Цыденов, кстати, с удовольствием анонсировал: более 1,4 миллиарда рублей предусмотрено в бюджете Бурятии на повышение зарплаты педагогов, работников медицины, культуры и соцзащиты. Их фонд оплаты труда поднимется на 10% с нового года.

Самое главное, что констатируют наблюдатели: снижение градуса в общении. Не было кипения страстей и массовых истерик на тему «до каких пор», «мы все умрем \ замерзнем \ задохнемся в дыму \ утонем в паводках», «не дают детский сад», «закрывают школу», «учимся в четвертую смену, спасите», ну и так далее. Никаких глобальных и масштабных тем, никакой, по сути, политики. То ли «злые вопросы» остались за кадром, то ли люди решили приберечь их на прямую линию с Владимиром Владимировичем, то ли действительно масштабные проблемы в республике решаются, но главе Бурятии вопросы задавали спокойные, конкретные. Хозяйственные какие-то даже, можно сказать. Хотя, кто знает, может так и должно быть, может, только это и правильно. Все же волки — они везде волки.

Марина Денисова