Второе рождение художника

Имя иркутского художника Петра Турчанинова совсем не известно широкой публике. Более того, художественное сообщество Иркутска, так сказать профессиональный цех, до недавнего времени и не представляло, какой величины мастер жил с ними рядом совсем недавно. Выставка «Гений из Сибири» из частного собрания иркутского коллекционера Максима Крылова, открывшаяся 8 февраля в Музейной студии областного краеведческого музея, возвращает чуть было не утраченное имя.

В трех небольших залах музейной студии — более 60 живописных и графических произведений, выполненных в различных техниках и относящихся к различным периодам жизни художника Петра Турчанинова. Все работы, по свидетельству искусствоведов, могли бы украсить постоянную экспозицию любого художественного музея, хотя еще совсем недавно чуть было не канули в Лету. В 2009 году, в год смерти автора, коллекцию его работ, а, по сути, все творческое наследие художника, случайно приобрел иркутский коллекционер, собиратель антиквариата Максим Крылов, который выкупил их в крайне плохом состоянии: пыль, грязь, грибок — еще немного, и от этих шедевров не осталось бы ничего.

«Когда я увидел эти картины впервые, передо мной лежала гора грязных, покоробившихся холстов, картона и бумаги. И это были работы Петра Андреевича. Практически все произведения, за исключением нескольких ученических, никто не видел, — рассказывает Максим Крылов. — Я привык спасать иконы, антиквариат, поэтому, когда я увидел эту коллекцию, то в первую очередь думал о том, что ее нужно спасти». Для художественной оценки произведений коллекционер пригласил искусствоведа Татьяну Лареву, которая была крайне удивлена, потому что не знала этого автора. «Как мы выяснили позднее, Турчанинов почти никому не показывал своих работ на протяжении нескольких десятилетий, хотя продолжал писать, а многие думали, что он уже давно ничего не пишет, — говорит она. — Когда я увидела их впервые, сквозь слой пыли с трудом можно было различить удивительные по красоте живописные тематические композиции, портреты, пейзажи. Именно они, выполненные на небольших картонных листах, потрясали своей драгоценной живописностью. Это были впечатляющие виды сибирской природы: Байкал, деревеньки, окрестные села, луга, поля и пашни. Еще в более плачевном состоянии находилась графика». Одно было ясно наверняка — картины надо спасать.

Для восстановления работ художника Максим Крылов пригласил лучших иркутских реставраторов с большим стажем музейной работы — Валентину Рутц и Светлану Тютикову. Опытнейшие «доктора картин», они кропотливо, буквально по сантиметру, расчищали живописную поверхность, восстанавливали утраты красочного слоя, «залечивали» царапины и кракелюры. Большая сложность заключалась в том, чтобы перенести картину на новый, более качественный раздвижной подрамник. Сами же холсты, как рассказывают реставраторы, представляли собой печальное зрелище: по краям виднелись разрывы, дыры от гвоздей, а само полотно часто было сшитым из нескольких полос. Видимо, художник не имел средств и возможности использовать качественные материалы для своего творчества. Восстановление велось медленно, поштучно, поэтапно и заняло в общей сложности более двух лет.

Петр Турчанинов родился в 1932 году в бедной иркутской семье. Первоначальное профессиональное образование получил в Иркутском художественном училище, которое было прервано службой на Тихоокеанском флоте. После окончания службы в армии восстановился на третий курс училища — дарование его стремительно раскрывалось как в живописи, так в рисунке и композиции. Защита дипломной работы — большого полотна «Вечер на Байкале» — в 1959 году вызвала, по свидетельству очевидцев, настоящий фурор. Эта работа представлена и на выставке в музейной студии: каменистый берег, далеко уходящая к горизонту гладь Байкала, диск заходящего солнца и его отраженные блики на воде… На переднем плане — фигуры парня и девушки, в которых тонко подмечены отношения влюбленных: то ли робкие надежды, когда объяснение еще не состоялось, то ли, наоборот, — размолвка или назревающий конфликт.

После защиты Петр Турчанинов решает продолжить свое обучение и, успешно сдав вступительные экзамены, поступает в Московский институт им. В.И. Сурикова. По словам Татьяны Ларевой, по крупицам собиравшей биографические сведения о забытом художнике, сведений об этом периоде совсем немного: 1 сентября 1959 года зачислен на факультет живописи; 17 февраля 1960 года переводится на факультет графики; 11 мая 1960 года по семейным обстоятельствам оставляет учебу и возвращается в Иркутск. «К тому времени он уже сложился как художник, и, судя по всему, ему просто не хотелось снова повторять азы», — говорит искусствовед.
Вернувшись в Иркутск, Турчанинов устроился работать в мастерские Художественного фонда, в то время хорошо отрегулированное предприятие, которое было творческо-коммерческой базой Иркутской организации Союза художников России. Для Турчанинова работа в фонде обернулась бесчисленными заказами по изготовлению наглядной агитации и пропаганды, по оформлению города к политическим праздникам и демонстрациям, в лучшем случае предоставлялись заказные живописные портреты лидеров политбюро для учреждений или тиражируемые копии батальных композиций. Впрочем, автор продолжал писать свои собственные, не заказные произведения, однако цензура художественных советов тормозила новые экспериментальные идеи, а выставочные комитеты, критикуя Турчанинова за «формализм», не пропускали работы на значительные художественные выставки. Видимо, примерно в это время художник начал «закрываться» от внешнего мира. «В каком-то смысле современники заставили Турчанинова дорого заплатить за свою уникальность, — размышляет Татьяна Ларева. — Итогом этого конфликта стало его отречение — как творческое, так и реальное. Художник отказался выставлять на суд зрителей свои поздние полотна. Результатом подобной изоляции стало парадоксальное существование между известностью и забвением, после ранних успехов — бегство и самоотречение».

Впрочем, все те выставки, на которые не пускали произведения талантливого автора, преданы забвению, а сами картины остались — судьба самого творческого наследия оказалась более успешной, чем у автора его создавшего. Сегодня благодаря меценатам, коллекционерам и искусствоведам происходит второе рождение художника Турчанинова.

Параллельно с открытием выставки в музейной студии была презентована книга «Гений из Сибири» — богатое издание с репродукциями всех картин Петра Турчанинова и их искусствоведческим анализом. Тираж издания составляет всего 50 экземпляров, так что книга сразу стала библиографической редкостью. В 2010 году коллекционером Максимом Крыловым совместно с Иркутским художественным училищем учреждена премия имени Петра Турчанинова, которой уже третий год поощряются лучшие студенты этого учебного заведения. В этом году премию вручили прямо на открытии выставки — ценные подарки и сертификаты получили талантливые молодые художники Андрей Журавлев и Дарима Кантакова.

В интернете появился сайт, посвященный Петру Турчанинову, с подробным описанием его судьбы, творчества, репродукциями работ. У части работ указана стоимость, у некоторых произведений составляющая несколько миллионов долларов. Впрочем, единственный владелец практически полного собрания картин художника Максим Крылов говорит, что ни в коем случае не собирается продавать произведения, а цену указал для того, чтобы каждый понимал, что эти работы высочайшего художественного уровня. «Теперь главная задача — представить творчество Петра Турчанинова на Западе, чтобы там увидели этого уникального автора, — делится планами коллекционер. — Это настоящее сокровище русского реалистического искусства, престиж в первую очередь нашего города, но и всей страны».