Восток — база тонкая

Вчера в Иркутск съехались академики РАН, директора геологических институтов, специалисты в области нефти и газа, чтобы обсудить состояние углеводородной сырьевой базы в Восточной Сибири и Якутии и перспективы ее освоения. Участники совещания выразили удовлетворение объемам добытой в прошлом году нефти в районе трубопровода Восточная Сибирь—Тихий океан (около 35 млн т), но усомнились, что удастся заполнить и вторую очередь ВСТО. По их мнению, для этого нужно как минимум удвоить разведанные ресурсы нефти.

Перед началом работы заседания его участники дали брифинг. Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко заявил, что ждет от академиков плана действий по развитию нефтегазовой отрасли, «который бы мы ежедневно реализовывали». А научный руководитель Института нефтегазовой геологии и геофизики СО РАН Алексей Конторович заверил журналистов, что «сланцевая революция» никоим образом не отразится на газификации Иркутской области. Напомним, ОАО «Газпром» разрабатывает обоснование инвестиций в газификацию южных районов Иркутской области. Исходя из этого документа, монополист скажет, будет ли разрабатывать гигантское Ковыктинское месторождение раньше 2017 года. «Я считаю, что сланцевый газ — это большой мыльный пузырь, который запущен, в частности, чтобы подорвать веру в российскую газовую промышленность и сбить цену. Сланцевый газ есть, но это дорогой газ. И это неэффективный газ»,— сказал академик. А председатель СО РАН Александр Асеев добавил, что его добыча наносит экологический ущерб, а во многих странах даже запрещена. Затем академик Конторович призвал журналистов почувствовать себя свидетелями «уникального момента в истории нашей страны». Он рассказал, как на совещании 40-летней давности было решено «начать штурм на нефтегазовые запасы Восточной Сибири и Якутии». «Геологи многие десятилетия работали над этим, и сегодня эта сказка становится реальностью»,— сказал он. В подтверждение своих слов Алексей Конторович сообщил, что в прошлом году в этом регионе добыто около 35 млн т нефти. «Редко какие страны в мире могут похвастаться такими объемами»,— добавил он.

Меньше оптимизма царило в самом зале заседания. Председатель президиума Иркутского научного центра СО РАН Игорь Бычков начал свое выступление с фрагмента пафосной публикации. В нем говорилось о «рождении новой энергетической базы на востоке страны», «создании целого ряда предприятий по добыче, переработке, транспортировке нефти и газа на базе месторождений в Красноярском крае, Иркутской области и Якутии», а также необозримых выгодах. «Этой публикации 25 лет,— завершил чтение Игорь Бычков.— И все это можно смело перенести на сегодняшнюю ситуацию».

Участники совета говорили о том, что недра Восточной Сибири и запада Якутии находятся в самой начальной стадии освоения, а плотность бурения крайне низкая. Данные о состоянии сырьевой базы по нефти на этой территории привел гендиректор ВНИГНИ Алексей Варламов. Суммарные запасы по категории С1 оцениваются в 1,118 млрд т. «При этом 40% приходится на Ванкорское месторождение (Красноярский край.— „Ъ“), которое только условно можно отнести к Восточной Сибири, поскольку географически оно все-таки западносибирское»,— уточнил господин Варламов. Оставшиеся на Восточную Сибирь и Якутию 600 млн т нефти он оценил как «весьма недостаточные для развития серьезных центров нефтедобычи». При этом Алексей Варламов признал, что объемы добычи нефти на этой территории полностью заполняют первую очередь нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан (30 млн т), но, опять же, с учетом Ванкора, на котором в прошлом году добыто 18 млн т нефти. С месторождений Иркутской области поставлено больше 9 млн т нефти (7 млн с Верхнечонского месторождения, 2,2 млн — с объектов Иркутской нефтяной компании), Якутии (Талаканское месторождение) — 6 млн т. «Нефти категорий С1 и С2 на этой территории чуть больше 2 млрд т. Чтобы выйти на заполнение второй очереди ВСТО (дополнительно 50 млн т.— „Ъ“) эти запасы надо как минимум удвоить. На фоне сложившихся тенденций, это почти невероятно»,— заявил Алексей Варламов. С ним согласился и директор СНИИГГиМС Аркадий Ефимов. «Конечно, сибирская платформа больше богата газом, чем нефтью»,— сказал он. Из выступления Аркадия Ефимова следовало, что у 135 нефтегазовых участков, числящихся в нераспределенном фонде, практически нет перспектив обрести недропользователя. «В распределенном фонде плотность сейсморазведки крайне низкая, а в нераспределенном она еще на порядок ниже. Именно поэтому, начиная с 2009 года, наблюдалось резкое снижение активности на аукционах. Сегодня из 285 участков в распределенном фонде только 150»,— сообщил Аркадий Ефимов. По его словам, у этих объектов очень высокие геологические и инфраструктурные риски из-за низкой изученности.

Алексей Конторович говорил о газе. Первым делом он развеял миф об объемах переработки этого ресурса в США и России. «Америка добывает газа столько же, сколько и мы, но перерабатывает 85%, а мы только 6%. Это большая ложь. Она состоит в том, что более 90% добываемого российского газа — это метан, который не требует переработки»,— заявил он. Попутно господин Конторович высказал свое мнение о Ковыктинском месторождении и прилегающем к нему Чиканском. «Нет такого в природе, это часть Ковыктинского месторождения, из политических соображений выделенная в отдельное. И Хондинского нет — это тоже часть Ковыкты. Есть большое Ковыктинское месторождение с запасами около 3 трлн кубометров»,— отметил он. Далее академик Конторович сообщил, что такими запасами гелия, какие имеются в России: 17 млрд кубометров, не обладает ни одна стана в мире. Причем 12 млрд из них содержатся в Ковыкте и Чаяндинском месторождении в Якутии. «Газпром подписал соглашение с китайской компанией о поставке 36 млрд кубометров газа с Чаянды, они начнутся в 2018 году. А газоперерабатывающие мощности никто не строит»,— удивился Алексей Конторович. А представитель ОАО «Газпром пром­газ» Александр Гриценко и вовсе задался вопросом, «как мы можем разрабатывать такое месторождение», говоря о Чаяндинском. По словам господина Гриценко, у Чаянды низкая пластовая температура и низкое давление, практики разработки таких месторождений в мире нет. «Может, будут найдены какие-то нетрадиционные подходы»,— с надеждой предположил он.

Обсуждать проблемы нефтяной и газовой промышленности участники совещания собираются в течение двух дней.

Файлы для загрузки

  1. 5097-066 (311.5 Кб)