Владимир Владимирович, Вас не слышат!

Президент ратует за объективность судов и правоохранительной системы, но конкретные разбирательства доверия к системе не прибавляют
С 2013 года питерское ООО «Балтийская танкерная компания» добивается в судах, а также в уголовном расследовании объективного изучения и исследования документов, которые стали причиной переадресации партии мазута стоимостью ни много ни мало почти 61,5 млн рублей. В основе дела ситуация, сильно похожая на (простите за резкую формулировку) «кидалово». Как утверждает (и документально подтверждает!) компания, товар был ею оплачен, отгружен из Ангарска и двинулся, как и положено, в направлении контрагента в Приморье. Однако неожиданно появилось распоряжение грузоотправителя о переадресации цистерн в адрес другого получателя, связанного с неким ООО «Дина». С этого момента началось уголовное расследование и арбитражный процесс, которые по сей день никак не могут назначить экспертизу документов, способных выявить истину. Система правосудия в очередной раз «пробуксовывает». Но питерцы на пути к справедливости сдаваться не намерены.

Редакция «АН» на протяжении нескольких лет следит за этой удивительной и загадочной историей. Ее хронологию вы можете отследить в ранее опубликованных материалах: «Дело на миллиард» в №34/426 от 11 сентября 2014, «Коррупция, халатность или преступное бездействие?» в №443/02 от 22 января 2015 года, «Преступление отбрасывает тень» в №476/35 от 17 сентября 2015 года, «Вагоны двинулись в правильном направлении» в №05/496 от 18 февраля 2016 года, «Расследование набирает объективность» в №14/505 от 14 апреля 2016 года.

А свежие новости начинают проливать свет на события, которые развернулись в 2013 году. 6 февраля пресс-служба Восточно-Сибирского следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ сообщила о громком задержании. В получении взятки в 20 миллионов рублей обвиняют заместителя начальника Восточно-Сибирского линейного управления МВД России на транспорте Алексея Ракульцева и начальника линейного отдела МВД России на станции «Иркутск-Пассажирский» Григория Прокофьева. По версии следствия, должностные лица через посредника получили деньги от руководителя коммерческой организации за беспрепятственное перемещение грузов железнодорожным транспортом. Ракульцева «взяли» 3 февраля непосредственно при получении денег. Сотрудникам полиции предъявлено обвинение по части 6 статьи 290 УК РФ «Получение должностным лицом взятки за совершение заведомо незаконных действий (бездействие), группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере». По ходатайству следствия их заключили под стражу.

Алексея Ракульцева задержали днём 5 февраля в собственном доме на улице Снежная в Иркутске. 42-летний Ракульцев начал свою карьеру в правоохранительных органах в 1993 году с должности милиционера группы охраны общественного порядка ЛОВД на станции Нижнеудинск. В 2011 был назначен заместителем начальника полиции по охране общественного порядка Восточно-Сибирского ЛУ МВД России на транспорте. В должность замначальника ВС ЛУ МВД на транспорте вступил в августе 2015 года.

Примечательно, что фамилия Григория Прокофьева фигурирует в письме, которое 30 сентября 2013 года было направлено начальнику Дальневосточного территориального центра фирменного транспортного обслуживания Белоусову М.В.

Копия документа оказалась в распоряжении «АН». Тема письма: «Об оказании содействия». Автор письма просит Белоусова оказать содействие в обеспечении контроля над прохождением цистерн по участку Дальневосточной железной дороги и их прибытием в пункт назначения в соответствии с переадресацией. Речь идет о переадресации тех самых вагонов с мазутом, которые были приобретены и оплачены ООО «Балтийская танкерная компания«!

В свете последних событий можно усомниться в чистоте транспортной манипуляции трехгодичной давности. Не был ли и в этом случае Прокофьев частью некой сомнительной схемы, которую так и не удалось оперативно «провернуть«?

Тонкости процесса

Напомним тонкости взаимоотношений между фигурантами мазутного разбирательства. Как мы уже упомянули, ООО «БТК» (Санкт-Петербург) и ООО «Дина» (Горно-Алтайск) — это основные оппоненты, отстаивающие в судах свое право на партию топливного мазута М-100, которая осенью 2013 года отправилась на Дальний Восток. Первоначальный получатель оспариваемого груза — клиент БТК. Первоначальная станция назначения — «Рыбники» Дальневосточной железной дороги. Неожиданно нарисовавшийся новый получатель, в пользу которого была сделана переадресация груза на станцию «Мыс Чуркина» той же ДВЖД, является клиентом ООО «Дина». Именно в момент переадресации и «рождается» письмо ныне задержанного начальника линейного отдела МВД России на станции «Иркутск-Пассажирский» Григория Прокофьева.

В суде ООО «БТК» доказывает свою правоту, ссылаясь на договор поставки нефтепродуктов, транспортные железнодорожные накладные и квитанции о приеме груза, где четко указано, что товар должен был быть направлен в ООО «Трансбункер-Приморье». В соответствии с договором, право собственности должно было перейти к покупателю в момент отгрузки товара в железнодорожные вагоны.

Григорий Прокофьев родился 7 января 1968 года в Мурманской области. Имеет высшее юридическое образование. В органах с 1997 года. Имеет большой практической опыт работы на руководящих должностях. Начал карьеру с должности милиционера Саратовского линейного управления внутренних дел на транспорте. С 2006 по 2011 год занимал должность начальника линейного отдела полиции на станции Ершов Приволжского ЛУ МВД России на транспорте. В июне прошлого года награждался почётной грамотой Законодательного собрания Иркутской области.

В свою очередь ООО «Дина» настаивает, что права на спорный мазут получило раньше. Какие доказательства? Неожиданно всплывший в судебном процессе договор, спецификация и акты приема-передачи нефтепродуктов. Дело в том, что изначально от «Дины» суду был представлен договор и спецификация, предусматривающие традиционный переход права собственности на товар — после передачи его перевозчику. Ничего другого. И вдруг (о чудо!) со временем находится другой договор, новая спецификация и целых девять(!) актов. Они будто бы подтверждают, что под контролем ООО «Ангарская сюрвейерская компания» топливо еще ДО погрузки на железную дорогу на складе ГСМ передавалось «Дине». Что технически невозможно, и данный факт подтверждают свидетели. А затем почему-то мазут ошибочно был отправлен в адрес иного получателя. Потом-то, мол, обнаружив ошибку, все спохватились, и потребовалась переадресация груза.

Однако ООО «БТК» сочло переадресацию неправомерной и обратилось с заявлением о возбуждении уголовного дела, а затем в Арбитражный суд г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском о признании права собственности на спорный мазут. Дело было направлено по подсудности в Арбитражный суд Иркутской области. С другой стороны, ООО «Дина» вознамерилось восстановить свою (надо сказать, сомнительную) утрату через арбитраж.

В итоге арбитражный процесс длится три года, а уголовное дело несколько раз прекращалось.

Где логика?

Во-первых, логично возникает вопрос: почему договор поставки, спецификация и акты, которые сегодня в суде являются основными аргументами в пользу ООО «Дина», первоначально не входили в круг доказательств? Может быть, потому что их «нарисовали задним числом«? Причем, похоже, даже переусердствовали в стремлении сфабриковать что-то, несомненно доказывающее: «Мазут наш!»

Так, например, Балтийская танкерная компания, прекрасно знакомая с процедурой погрузки нефтепродуктов, обратила внимание на небывалую точность во всем, что касается веса нефтепродуктов.

Масса мазута, подтвержденная сюрвейерской компанией до его фактического слива в цистерны, указанная в актах приема-передачи и представленных ООО «Дина», в точности до килограмма соответствует массе спорного мазута 3 276 948 кг!

Точь-в-точь как у БТК. Однако на практике, учитывая вязкость мазута, перегрузка его из одной емкости в другую без изменения его объема невозможна, так как часть мазута всегда остается на стенах емкости, из которой мазут выгружается, а также в трубопроводах.

Во-вторых, есть еще один настораживающий факт. Он был установлен по результатам компьютерной экспертизы, которая проводилась в рамках уголовного дела, возбужденного по факту незаконной переадресации мазута, потерпевшим по которому признано ООО «Балтийская танкерная компания». На жестком диске компьютера ООО «Ангарская сюрвейерская компания» были обнаружены и восстановлены файлы с отчетами, совпадающими с отчетами, представленными ООО «Дина» в части номеров отчетов, дат инспекций, номеров вагонов, объемов мазута в каждом вагоне, НО: заказчиком инспекции в этих файлах указано ЗАО «Дельтаком», направление — станция «Рыбники».

А разве нельзя было провести экспертизу документов, каким-то образом выяснить, когда их подписывали и ставили печати — спросите вы. Оказывается, такой анализ имел место, когда расследовалось уголовное дело.

Учитывая вязкость мазута, перегрузка его из одной емкости в другую без изменения его объема невозможна, так как часть мазута всегда остается на стенах емкости, из которой мазут выгружается.

Экспертиза и свидетель в игноре

В материалах того же уголовного дела есть заключение, которое могло бы в пух и прах разбить все, на чем сегодня базируется решение арбитража в пользу ООО «Дина».

Эксперт соответствующей квалификации, с двадцатилетним стажем работы, пришел к выводу, который мы приводим дословно: время нанесения оттисков печати ООО «Транзит Ойл» не соответствует датам, указанным в документах, заключенных между передающей стороной («Транзит Ойл») и принимающей стороной (ООО «Дина»). Экспертиза недвусмысленно дает понять, что печати в исследуемых товарных накладных, спецификации и актах появились гораздо позднее поставок. Логично предположить, что и сами документы появились тогда же.

Неудивительно, что БТК, длительное время настаивающая на факте подделки документов, в своих ходатайствах следователю и Арбитражному суду требует полного исследования документов, что раскроет реальную картину. Данное ходатайство в настоящий момент рассматривается в Чите, в Четвертом арбитражном апелляционном суде.

Кстати, ранее суд апелляционной инстанции, назначив свою техническую экспертизу, и ограничился получением заключения, которое не дало ответа ни на один вопрос. В 2015 году эксперту попросту не хватило документов-образцов с оттисками тех же печатей в спорный период. Сегодня вопрос стоит о давности подписей в документах, и БТК ходатайствует о проведении дополнительной технической экспертизы.

Также представители Балтийской танкерной компании были, мягко сказать, удивлены, когда на заседании арбитражного суда апелляционной инстанции в январе 2017 г. возможность дать показания так и не была предоставлена бывшему номинальному гендиректору ООО «Транзит Ойл» Артуру Шимкуносову. А он был готов подтвердить факт фальсификации ключевых для этого разбирательства документов. Ведь именно его, Шимкуносова, подпись стоит в упомянутых актах приема-передачи. Разве для правосудия не важно узнать, при каких обстоятельствах все было оформлено?

В любом случае фактов, ставящих под сомнение всю историю, рассказанную «Диной», более чем достаточно, и их нельзя игнорировать в ходе объективного разбирательства. Будем надеяться, что суд в ближайшей перспективе внимательно изучит доводы сторон и постарается дать фактам действительно непредвзятую оценку. Не хотелось бы, чтобы это дело пополнило и без того внушительную копилку случаев, когда на все очевидные нестыковки органы правосудия смотрели с широко закрытыми глазами. Следующее рассмотрение апелляционной жалобы на судебном заседании в Чите назначено на конец февраля. Насколько оно приблизит участников к финалу этого затянувшегося разбирательства?

А пока стороны ведут баталии в арбитражном суде, следствие, ограничившись полумерами в виде проведенной экспертизы документов, в очередной раз вновь прекратило предварительные действия. Причина — спор между ООО «Дина» и ООО «БТК» в арбитражном суде. Примечательно, что эти же аргументы присутствовали в постановлениях прокурора г. Ангарска, неоднократно отменявшего постановления следователя, в которых признавалось право на мазут за ООО «БТК» и указывалось на незаконность притязаний ООО «Дина», основанных на сфальсифицированных документах.

Кто уполномочен разобраться?

Заметьте, еще в 2014-м материалы о фальсификации доказательств, в том числе и тех, что фигурируют в арбитражном суде — пресловутых актов приема-передачи мазута между ООО «Транзит Ойл» и ООО «Дина», были выделены (из материалов уголовного дела о незаконной переадресации мазута) в отдельное производство следователем, начинавшим дело с нуля. Они были направлены в Ангарское подразделение Следственного комитета, где до сих пор лежат на пыльной полке. Когда начнется объективное изучение материала? Или это кому-то невыгодно?

БТК, длительное время настаивающая на факте подделки, требует полного исследования документов, которое раскроет реальную картину.

После задержания Григория Прокофьева возникает еще больше вопросов о способности системы добросовестно исполнять свою прямую обязанность по соблюдению норм ГК, УК и УПК РФ.

Страшно представить, сколько подобных дел «зависло» в судах и лежит на полках в следственных органах. Сколько пострадавших ходит по кругу арбитраж — апелляция — кассационная жалоба, следователь — прокурор — суд — следователь? И есть ли правда в уголовных расследованиях или все решают свойские отношения с влиятельными людьми и покровительство прокурора? Вопросы открытые. Закон вроде бы призван защищать пострадавших. Но часто система работает в угоду избранным.

Однако ситуация, когда по одним и тем же фактам имеются и уголовное, и гражданское дело, не нова. Конституционный суд РФ в постановлении №30-П от 21.11.2011 г. дал четкую правовую позицию, согласно которой решение суда по гражданскому делу не является препятствием для расследования подлога, фальсификации и т.п. Напротив, результаты уголовного расследования могут быть основанием для пересмотра решения по гражданскому делу. Но прокуратура уже более трех лет игнорирует данное постановление и требует уже от очередного сменившегося следователя уголовное дело прекратить. Почему подобное возможно? Почему за три года не исследованы документы? Почему перед свидетелями закрыты двери? Кто игнорирует выделенные следствием материалы, забросив их в дальний угол? Кто уполномочен разобраться? И кто до невозможности все затягивает?

Время идет. А компаний, «провернувших» сомнительную схему, кажется, скоро и вовсе не останется. ООО «Дина» — в стадии добровольной ликвидации, грузоотправитель ЗАО «Дельтаком» банкротится, поставщик ООО «Транзит Ойл» уже ликвидировано по завершении процедуры банкротства. Да и Ангарская сюрвейерская компания тоже ликвидировалась, добровольно. Всё? Концы в воду?

Большой вопрос: какой бизнес на фоне подобных историй захочет работать и инвестировать в регион, где ему никто не даст гарантий соблюдения элементарных прав, гарантий безопасности?

Между тем в декабре прошлого года федеральные СМИ одно за другим цитировали президента РФ Владимира Путина, который на церемонии открытия девятого Всероссийского съезда судей заявил о необходимости «сохранять чистоту судейского корпуса страны, повышать доверие к российской судебной системе, повышать требования к судьям, потому как они должны представлять собой образец неподкупности». Глава государства декларировал «соблюдение законности и недопущение вмешательства извне».

«Судебная власть предоставляет особые полномочия всем работающим в ее системе, и абсолютно справедливо, что требования к ним тоже должны быть повышенными. Судья должен быть примером объективности, неподкупности, безупречности в своих действиях и решениях», — заявил тогда президент. Благородные, конечно, цели. Вот только практика правосудия на местах все еще далека не то что от идеальной, но и поддающейся каким-либо здравым объяснениям. При рассмотрении многих конкретных дел сложно говорить о прозрачности и непредвзятости. Появляются вопросы к следствию, прокуратуре, судьям… Тяжба, в которую уже три с половиной года втянуты ООО «Балтийская танкерная компания» (ООО «БТК») и ООО «Дина», — как раз из таких.

Чем дольше и путанее тянутся подобные арбитражные процессы, чем настойчивей «заминаются» уголовные дела, тем меньше у населения доверия к системе, за чистоту которой так ратует глава государства.

Так, о чем Вы, Владимир Владимирович, говорили? К чему призывали? Сибирь, конечно, далеко. Связь плохая. Директивы доходят с помехами. В общем, Вас, господин президент, не всем слышно.

Ольга Брайт