Владельцам киосков объявляют хрупкое перемирие

Администрация Иркутска, кажется, решила поставить на паузу многолетнюю войну с владельцами торговых павильонов, киосков и прочих сооружений, называемых общим термином нестационарные торговые объекты (НТО). Это произошло после многолетней горячей войны, развязанной чиновниками предыдущей администрации, в результате которой Иркутск потерял сотни торговых мест и на ровном месте получил сплоченную предпринимательскую оппозицию, негативно настроенную к властям самых разных уровней. Сегодня в мэрии заявляют о желании «договориться», «найти компромисс». Правда, решение по наиболее принципиальному вопросу тлеющего конфликта находится во власти федеральных чиновников. Захотят ли они вникать в ситуацию, пока никто не знает.

Тема противостояния городской администрации и предпринимателей-владельцев НТО возникла при экс-мэре Дмитрии Бердникове. Тогда в период с 2015 по 2020 год Иркутск повидал многое — неоднократные пикеты и митинги недовольных представителей малого бизнеса, практически полное исчезновение газетных киосков с городских улиц, судебные тяжбы, многочисленные публикации в СМИ. «Масла в огонь» подлила история с «боярышником», после которой за ликвидацию павильонов взялись особенно активно.

Позиция мэрии в те годы была такова: в Иркутске проходит целый комплекс мероприятий, направленных на улучшение качества жизни, на повышение уровня комфорта. В рамках приоритетного проекта «Комфортная городская среда» благоустраиваются общественные пространства и дворы, а проект «Безопасные и качественные дороги» позволяет привести в порядок городские магистрали. В таких условиях разномастным павильонам в городе не место.

Мнения горожан разделились. Одни выступали за снос ларьков как «уродливого наследия 90-х», другие призывали не торопиться. Их доводы — в ряде районов эти объекты безальтернативны, к тому же это малый бизнес, кормящий немало наших земляков.

Будем прощаться?

Жалобы на павильоны, где, невзирая на время суток и возраст покупателя, продают алкоголь, в редакцию «АН» поступают регулярно. Их владельцы словно «вне закона». Помните печальную историю с «Боярышником»? Конечно, горожанам не хотелось бы повторения. А кто гарантирует, что люди, привыкшие игнорировать нормы и правила, не пойдут на очередную сделку с совестью и не поставят на полки бутылки с «паленой» водкой, настойкой или виски?..

Подробнее

Весь этот «груз» достался в наследство уже новой администрации Иркутска, вместе с неприятными последствиями. Так, в этом году управление Федеральной антимонопольной службы по Иркутской области возбудило дело о нарушении антимонопольного законодательства в отношении администрации Иркутска. Причиной возбуждения дела стали «необоснованные сокращения» торговых точек на схеме размещения НТО. По мнению ведомства, это может привести к ограничению конкуренции. В ФАС установили, что ранее мэрия Иркутска исключила из схемы размещения нестационарных торговых объектов торговли 757 мест — в связи «с перенасыщением территории города Иркутска торговыми площадями». Однако закон «О торговле» запрещает исключать из схемы объекты, которые были включены в нее до 2011 года.

О том, что киоски лучше не трогать, многозначительно намекают и «сверху». На тему сохранения рабочих мест, в том числе и в торговле в условиях экономического кризиса уже неоднократно высказывались и президент, и премьер, и отраслевые министры. А уполномоченный при президенте России по правам предпринимателей Борис Титов в этом году и вовсе предложил объявить «амнистию» для нестационарных торговых точек, введя годовой мораторий на их демонтаж. «Нельзя удалять законно стоящие НТО под предлогом благоустройства, дорожных работ и других «благих дел», когда истинная причина заключается в переделе рынка.

В феврале в администрации Иркутска объявили, что готовы навести порядок с нестационарными торговыми объектами, внести изменения в схему их размещения, выделить дополнительно 190 мест для торговых объектов. В действующей схеме предусмотрено 1022 зоны под такие сооружения.

«Вопрос носит ярко выраженный социальный характер. Иркутские НТО — это примерно 700 юридических лиц, около 3 тысяч непосредственно занятых в торговле граждан. Вместе с их семьями получается в несколько раз больше, — делится подсчетами председатель комитета по экономике и стратегическому планированию администрации Иркутска Иван Фоминых. — Да, часть горожан выражает мнение, что киоски эстетически непривлекательны, их необходимо убирать. Но в городе есть районы жилой застройки, в которых отсутствуют магазины на первых этажах, там нет возможности разместить иные торговые объекты. Это же касается некоторых остановок общественного транспорта, где люди привыкли покупать продукцию в фирменных киосках ряда производителей, и им не хочется, чтобы такие киоски убирали».

Обходят ли стороной Иркутск распоряжения правительства России?

Затяжной трехлетний конфликт, связанный со сносом торговых павильонов на рынке «Знаменский» в Иркутске, активизировался на прошлой неделе. Бригады рабочих начали демонтаж части торговых строений рынка, прилегающих к улице Баррикад. Представители городской администрации уверяют: все по закону, а руководство рынка в свою очередь обнародовало факты, заставляющие посмотреть на ситуацию под иным углом. Пикантности конфликту придает весомое обстоятельство — именно сейчас региональные власти, по распоряжению премьера российского правительства Михаила Мишустина, должны быть заняты разработкой мер, связанных с поддержкой и развитием розничной, ярмарочной, рыночной торговли…

Подробнее

Главный вопрос сегодня заключается не в том, сколько киосков нужно Иркутску, а в том, чтобы все они работали легально, то есть на основании официальных договоров аренды земельного участка. Это требование как федеральных законов, так и различных надзорных органов. Кроме того, судебные разбирательства, проходившие в Иркутске между предпринимателями и мэрией, заканчивались ровно этими же выводами. Правда, в направлении «договорной легализации» администрации Иркутска предстоит очень много работы.

Из 1022 торговых точек, включенных в схему размещения НТО, лишь 8% имеют долгосрочные, пятилетние договоры аренды, заключенные в прошлом году. Еще 9% относятся к сезонной торговле, 17% занимают свои места без каких-либо договоров аренды, еще столько же — это свободные для торговли места. Оставшаяся значительная часть — 48% — имеют, так называемые, бессрочные договоры, заключенные до 2011 года. Именно с «бессрочниками» наиболее яростно воевали при Бердникове, и именно эта категория предпринимателей наиболее активно отстаивает свои позиции.

«Бессрочный договор предполагает как ежегодную автоматическую пролонгацию, так и расторжение в одностороннем порядке по целому ряду причин. Предприниматель, с одной стороны, заинтересован в том, чтобы вести бизнес в условиях предсказуемости, ему выгодно заключить договор на 5-7 лет, который сложнее расторгнуть, чем бессрочный. С другой стороны, по требованию федерального законодательства такой договор можно заключить только через процедуру проведения конкурсных торгов. Это и есть главный риск, главная головная боль для действующих предпринимателей, — объясняет Иван Фоминых. — Скажем, в каком-то микрорайоне города на протяжении 20 лет работает павильон, где трудится уже второе поколение семьи предпринимателя, открывшего эту точку. Если его точка популярна, и на торги выйдет еще какой-то предприниматель, желающий ее занять, то возникает шанс потерять налаженный бизнес».

По словам председателя комитета по экономике и стратегическому планированию, на местном уровне мэрия не в силах изменить требование по проведению конкурсных торгов. «Запрос о том, можем ли мы как-то изменить эту процедуру, уже отправлен в Федеральную антимонопольную службу, ждем ответа. Положительное решение, конечно же, во многом бы облегчило ситуацию», — добавляет он.

Трудно предположить, что должно произойти, чтобы ФАС пошел навстречу отдельно взятому Иркутску в данном вопросе. Скорее всего, это что-то из разряда чудес. Если этого не случится, администрации города придется сотворить свое собственное чудо. Иным словом трудно назвать решение, которое бы устроило все стороны в этом назревшем за многие годы конфликте.

Олег Усов