В тени пандемии

Какими событиями запомнился 2020 год?
Тянущаяся уже почти год пандемия, кажется, затмила собой практически все остальное. Между тем в Иркутской области жизнь бурлила: развивались политические интриги, возникали и гасли общественные, коррупционные скандалы, происходили важные для экономики события. В общем, есть что вспомнить, как и то, что хотелось бы забыть.

Пандемия коронавируса омрачила в этом году абсолютно все стороны жизни: общественную, политическую, экономическую.

Запретный январь

Лед зимнего Байкала — один из главных туристических брендов региона — с января стал платным для посетителей стараниями сотрудников Прибайкальского национального парка (ФБГУ «Заповедное Прибайкалье»). С их подачи введена обязательная плата с каждого человека при выходе на лед. Об автопутешествиях по замерзшему озеру можно и вовсе забыть — строгий запрет, за исключением специально размеченных трасс. Нововведения, хоть и имеющие под собой благие основания, возмутили как обычных посетителей легендарного озера, так и представителей туристического рынка. Плата небольшая — от 50 до 100 рублей с человека, но за выход на лед без разрешительной «бумажки» инспекторы нацпарка грозят куда более внушительными штрафами в 3-4 тыс. рублей. Прибайкальский нацпарк уже несколько лет взимает плату за посещение популярных туристических маршрутов на своей территории. Основанием для сбора денег с туристов является один из пунктов закона «Об особо охраняемых природных территориях», где говорится, что с туристов взимают плату за посещение территории национальных парков. Однако оформлять разрешения за выход на лед начали только в этом году. Сотрудники «Заповедного Прибайкалья» пообещали, что расходовать собираемые средства они будут на инфраструктуру для посетителей в виде туалетов и информационных стендов, но массовый турист зимой 2020 года особых изменений на байкальских ледовых полях не заметил.

По версии следствия, полицейские решили разбудить спящего с помощью электрошокера, результатом чего стала острая сердечная недостаточность, затем смерть.

Криминальный февраль

Сразу несколькими громкими историями, связанными с криминалом, «прославился» наш регион во второй месяц года. Во-первых, иркутские полицейские стали антигероями федеральных выпусков новостей. Речь идет о нашумевшей истории, в которой стражи правопорядка пытались разбудить электрошокером уснувшего молодого человека, что привело к его гибели. По словам матери погибшего, ночью 15 февраля парень ехал из ночного клуба, был нетрезв и заснул по дороге. Водитель не смог его разбудить, когда подъехал к дому и обратился за помощью к проезжавшему экипажу ППС. По версии следствия, полицейские решили разбудить спящего с помощью спецсредства — электрошокера, результатом чего стала острая сердечная недостаточность, затем смерть. Сотрудников полиции после этого арестовали. В ноябре начался судебный процесс по этому делу.

Под следствием до сих пор находится и глава поселка Листвянка Александр Шамсудинов. Листвянка известна как один из популярных туристических пунктов на Байкале. Его главу в феврале сначала отстранили от должности, а затем поместили под домашний арест. По версии следствия, глава поселка в 2017 году незаконно выдал разрешение на строительство дома площадью 1400 квадратных метров. Сейчас на участке расположена гостиница.

Дмитрий Бердников начал год на посту мэра Иркутска, продолжил его в качестве и.о. заместителя главы региона, а заканчивает в Якутии в должности и.о. первого вице-премьера республики (фото rubabr.com).

Сюрпризный март

Два наиболее ожидаемых события пришлись именно на этот месяц. Во-первых, решилась судьба мэра Иркутска Дмитрия Бердникова. Практически до самого марта мало кто из наблюдателей мог с уверенностью сказать, останется ли Бердников на своем посту. В пользу этой версии свидетельствовало упорство мэра, старавшегося всеми силами сохранить за собой влияние, против нее играли также не менее очевидные факты: открытый конфликт с большинством депутатов городской думы, региональным отделением «Единой России», влиятельными бизнесменами. Ситуацию решила изящная политическая комбинация, подробности которой широкой публике не разглашались. Глава региона Игорь Кобзев пригласил Дмитрия Бердникова на должность и.о. первого заместителя губернатора, после чего мэр ушел в добровольную отставку. В новой должности экс-мэр пробыл несколько месяцев, переехав затем в Якутск, чтобы занять аналогичную по статусу «позицию» в республиканском правительстве.

Во-вторых, в марте стало ясно, что чемпионат мира по хоккею с мячом, которого регион ждал несколько лет, перенесен на неопределенное время из-за коронавируса. А ведь так все хорошо начиналось — еще в начале месяца Иркутск принимал первые команды группы «В» и мечтал о скором большом спортивном празднике.

По данным правозащитников, в результате беспорядков в ангарской колонии пострадали около 300 человек, по официальным — один.

Бунтующий апрель

Режим самоизоляции жители Иркутской области в полной мере вкусили в апреле. Именно этот месяц стал единственным за всю пандемию, когда улицы городов региона реально пустовали. Правда, человеческого терпения хватило ненадолго — уже во второй половине месяца общественное настроение резко изменилось, критиковалась вынужденная изоляция, дефицит масок и лекарств в аптеках.

Еще один бунт, причем самый настоящий, произошел в апреле на территории исправительной колонии №15. Это событие широко освещали все российские СМИ. Началось с того, что два десятка человек сами нанесли себе увечья, после чего в колонии начались беспорядки с поджогами. Массовая акция по кровопусканию, судя по всему, была заранее спланирована, осужденные хотели дать протесту широкую огласку — сообщить на волю и потребовать защиты якобы нарушенных прав. Для того чтобы утихомирить заключенных, привлекался спецназ. По данным правозащитников, в результате беспорядков пострадали около 300 человек, по официальным — один. По информации ГУФСИН, события были намеренно спровоцированы.

75-летие Победы в Иркутске: либо в масках на немноголюдных улицах, либо без масок — дома в самоизоляции.

Переменчивый май

Месяц начался с перемен в стенах администрации областного центра. 1 мая вступил в должность новый мэр Иркутска Руслан Болотов, занимавший за несколько месяцев до этого должность председателя правительства Иркутской области. За его кандидатуру проголосовали 26 депутатов городской думы, поддержку высказали и глава региона, и руководитель областного парламента. К слову, претендентов на кресло мэра было немного немало целых 29.

Перемены к тому моменту произошли и в городской думе — ее новым председателем стал Евгений Стекачев. Предыдущий председатель Дмитрий Ружников занял кресло вице-мэра.

Кадровые изменения в администрации продолжались почти весь май — с ключевых постов по собственному желанию ушли чиновники, работавшие еще при предыдущем мэре Дмитрии Бердникове. В их числе, к примеру, председатель комитета по градостроительной политике Александр Ким. Заммэра — председатель комитета по управлению муниципальным имуществом Екатерина Козулина.

Выборы губернатора Иркутской области прошли при малой явке, практически полном отсутствии скандалов, а также с прогнозируемым результатом.

Вялотекущее лето

На лето пришлось окончание режима самоизоляции, принятие окончательного решения о строительстве Суворовского училища в Иркутске, запуск чартеров на Байкал из центральных регионов России, дорожный ремонт, парализовавший областной центр. Главным же событием должна была стать кампания по выборам губернатора Иркутской области. Эксперты, политики, предприниматели, простые граждане ждали повторения громких предвыборных баталий 2015 года. Но прошедшие выборы не отметились даже мало-мальски громким, запомнившимся скандалом. Большая часть кандидатов и вовсе напоминала статистов. Непримечательное предвыборное шоу с едва ли не предсказуемым результатом, по всей видимости, избирателей не впечатлило. По итогам трехдневного голосования до участков дошло меньше трети жителей области, имеющих право голоса.

Игорь Кобзев избавился от приставки врио, став избранным губернатором Иркутской области.

Кадровый сентябрь

Спустя две недели после победы в первом туре на губернаторских выборах Игорь Кобзев озвучил новый состав своего правительства. Сюрпризов в представленных публике фамилиях почти не оказалось — большая часть чиновников работали до этого на тех же местах с приставками и.о. Наблюдатели лишь отметили, что свои посты все же сохранили люди, ранее не работавшие на госдолжностях в регионе. К слову, при двух предыдущих губернаторах делалось все, чтобы избавиться от так называемых «варягов» во властных коридорах. Именно в период Сергея Ерощенко и Сергея Левченко понятие варяг и стало нарицательным. Впрочем, уроженца Воронежа Игоря Кобзева похоже не смущает, что его подчиненные также не так давно имели прописку в других регионах. Были бы грамотными специалистами своего дела, как говорится. Первый зампред правительства Руслан Ситников, заместитель губернатора Андрей Козлов, заместитель председателя правительства Евгений Левченко, министр природных ресурсов и экологии Светлана Трофимова, министр здравоохранения Яков Сандаков — вот список «варягов», занимающих сегодня наиболее заметные должности.

Наталья Ледяева, экс-министр здравоохранения Приангарья, не смогла защитить регион от пандемии коронавируса, а себя — от пристального внимания следственных органов.

Коррупционный октябрь

Наиболее громкое в этом году коррупционное дело в Иркутской области прогремело на всю страну в октябре. В переплет попал не кто-нибудь, а чиновник из команды нового губернатора. На всех федеральных телеканалах прошли сюжеты о руководителе областного минздрава Наталье Ледяевой, сыне министра Илье Белоусове и уголовном деле, связанном с поставкой фальсифицированных медицинских масок за счет бюджетных средств. Еще год назад казалось, что подобный поворот событий мог случиться лишь при предыдущем губернаторе и предыдущем главе минздрава Олеге Ярошенко. Именно в его адрес была в свое время развернута настоящая медийная травля с обвинениями во всевозможных грехах. Однако Олег Ярошенко ушел со своего поста без каких-либо последствий для репутации.

А вот его преемница, экс-глава регионального Росздравнадзора, вляпалась в некрасивую историю. 12 октября в министерстве прошли обыски — следственный комитет интересовался документами, связанными с госзакупками. На следующий день после этого силовики задержали несколько человек, подозреваемых в махинациях при поставках масок в медучреждения региона. 14 октября Игорь Кобзев заявил: «Кадровые решения в отношении должностных лиц минздрава будут приняты на основании проверок правоохранительных органов». 15 октября было объявлено об уходе министра на больничный. Уже 13 ноября Наталья Ледяева подала в отставку, а спустя две с небольшим недели была задержана и арестована из-за возбужденного в ее отношении уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере.

Чиновники сняли шапки перед началом видеоконференции, на что президент заметил: «Наденьте шапки. Холодно — уши замерзнут».

Экологический ноябрь

В ноябре всю страну облетели забавные видеокадры: три чиновника, стоя в темноте на морозе, как по команде снимают шапки перед началом видеоконференции с президентом страны. «Холодно, уши замерзнут, оденьтесь», — попросил в ответ президент. Эта невыдуманная сценка была снята в городе Усолье-Сибирском, ее участниками стали федеральный вице-премьер Виктория Абрамченко, губернатор Иркутской области Игорь Кобзев, мэр Усолья-Сибирского Максим Торопкин.

Этот эпизод попал в сферу внимания СМИ не только из-за казуса с шапками. Территория промышленного предприятия «Усольехимпром» на протяжении многих лет оставалась едва ли не главной после БЦБК экологической язвой на теле региона. За ее устранение взялись летом этого года, и именно в ноябре чиновники отчитались о решении ключевой задачи: локализации и ликвидации самых опасных объектов на промплощадке. Работы по ликвидации накопленного экологического ущерба будут продолжены и дальше, однако уже сейчас власти региона строят смелые планы по развитию Усолья-Сибирского как безопасной территории.

В ноябре же появились новости и о ликвидации накопленного экологического ущерба на БЦБК. Вице-премьер Правительства РФ Виктория Абрамченко заявила, что уже в этом году на данные цели будет выделено 826 миллионов рублей из федерального бюджета.

Протестный декабрь

Именно на этот месяц пришлось как зарождение, так и затухание самых громких общественных скандалов, подключаться к решению которых пришлось высокопоставленным чиновникам. Примечательно, что все протестные темы коснулись споров о законности или незаконности различных многоквартирных домов в самых разных районах областного центра.

Самым громким конфликтом, однозначно переходящим и на следующий год, стало противостояние жителей домов №2 и №4 в проезде им. Юрия Тена и строительной компании «Гранд-Строй». Застройщик приобрел по соседству с жилыми домами земельный участок, чьи границы захватывают уже существующую придомовую инфраструктуру — детскую площадку и парковку. На первый взгляд, сделка по покупке участка была юридически чистой. Однако жители настаивают на том, что в свое время участки вокруг их дома были размежеваны и поставлены на кадастровый учет без их участия и согласия. Земля под их домом также не была оформлена в общую собственность. Люди настаивают на своем преимущественном праве не только на землю под домом, но и под уже существующими детской площадкой и парковкой. К решению конфликта подключался губернатор Игорь Кобзев, после чего строительные работы были приостановлены. «Перемирие» длилось недолго — на момент написания этого материала активность на стройплощадке была вновь возобновлена. Местные жители теперь готовы приложить максимум усилий, чтобы обратить на себя внимание федеральных властей.

В декабре же закончилось почти годовое противостояние между сотрудниками иркутского ипподрома и застройщиком, возводившим новые дома вплотную к ограде спортивного объекта, был актуализирован затянувшийся скандал со сносом незаконно построенного дома по адресу Пискунова, 40, а также возникла угроза застройки зеленой зоны Академгородка.

Будем надеяться, что 2021 год окажется более щедрым на добрые события.

Александр Потапов