В поисках точки опоры

Роман Габов о важном — в масштабах Иркутской области и для родного Усолья-Сибирского
Роману Габову 44 года. Тот самый возраст, когда и опыта уже накопил, но энергию и силы не растратил. Есть еще жизненный запал — чтобы противостоять сложным вызовам, браться и «пробивать» решения самых непростых задач.

ак депутату Законодательного собрания Иркутской области, как заместителю председателя комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве мне приходится держать в поле внимания широкий круг вопросов, — говорит Роман Габов. — Это и общая с коллегами «комитетская работа», и проблемы родного для меня Усолья, которые копились здесь десятилетиями, потому в одночасье их, конечно, не решить. Нужно планомерное, тесное взаимодействие администрации, депутатского корпуса и правительства региона, а то и федеральных властей. Что-то уже удалось сдвинуть с мертвой точки, в чем-то до «просвета» еще далеко. Я для себя сформулировал задачу так — не дать городу пройти точку невозврата. Надо признать, мы к ней очень близки. Однако шанс на разворот в сторону позитивных изменений есть. Что для этого делать? Не прятать голову в песок, не бежать туда, где «лучше кормят», а работать!

Сам Роман Габов, его семья — жена и трое детей — и сегодня усольчане. Он не «заезжий» депутат, «здешний». Так что нынешние проблемы этого города, настроение жителей ему хорошо известны. А есть ли видение перспективы? Роман Габов сформулировал свою позицию по ключевым для него и Усолья-Сибирского моментам.

Об «утечке» молодых и активных и надеждах на ТОСЭР

Последние 26 лет — это период стремительного убывания населения города Усолья-Сибирского. Было 108 тысяч. Осталось около 76. Итого, «минус» 32 тысячи человек, то есть население сократилось почти на треть. Предприятия из «советского наследия» закрылись, работы нет, и люди уезжают. Все логично. Молодое и активное поколение не связывает свои перспективы с Усольем — город теряет свое будущее.

Конечно, какой-то зацепкой мог быть ТОР, точнее ТОСЭР — территория особого социально-экономического развития. Почему эта тема двигается крайне медленно? К сожалению, российский бизнес привык к высокой марже. А производство — не та область, где можно вести речь о быстрых сверхдоходах. Да, льготы по налогам делают проекты привлекательней. Но насколько? В общей структуре себестоимости продукции — это небольшая доля затрат. А риски высокие. Потому бизнес думает. Долго думает, и редко говорит — «да». Но мы не теряем надежды и продолжаем работу по привлечению инвесторов. Считаю, что в этом вопросе и «федералы» могут быть активней. Есть смысл посмотреть на площадки с точки зрения государственной важности, оценить, какие проекты для той же «оборонки» или космической отрасли можно было бы на них «приземлить». Неужели химическая промышленность стране не нужна? Понятное дело, не устаревая, но модернизированная. Мы видим, что некогда мощные заводы превратились в руины и напоминают «мертвую» зону отчуждения в Припяти.

Если говорить о территории цеха ртутного электролиза — это вообще «мина замедленного действия». Казалось бы, государство сегодня сфокусировано на экологических проблемах, но пока у нас нет определенности по реализации проекта демеркуризации в Усолье. Дело затянулось на два с лишним десятилетия. И пока проект споткнулся о госэкспертизу. Хотя, вроде бы, и 1,5 млрд рублей нам готовы выделить. Мне как депутату и жителю важно, чтобы эти деньги не «растащили» и было утверждено действительно продуманное, взвешенное технологическое решение экологической задачи. Она, кстати, и с экономической перекликается. Инвесторы вряд ли готовы соседствовать с опасным объектом.

Еще один момент. Представим, что к нам заходит какой-то большой производственный проект. А кадры где возьмем? Мы уже оказались в этой «ловушке»: без трудовых ресурсов территории малопривлекательны для инвесторов, а без предприятий с рабочими местами — они неинтересны специалистам. Замкнутый круг?

К тому же люди выбирают города с развитой инфраструктурой, оценивают положение в социальной, культурной сфере, в образовании. И в самый сложный период важно всеми силами поддерживать эти направления. Привлекать финансирование, если муниципальный бюджет «нищает».

О бюджете, бюджетниках и «социалке»

Сильных предприятий, формирующих доходы городского бюджета, не осталось. На что живет Усолье? Из 76 тысяч населения, по грубым подсчетам, около 40 тысяч — доля людей работоспособного возраста. Из них официально трудится порядка 20 тысяч. Где еще столько же? Самый большой коллектив в Усолье, по моим данным, — это работники здравоохранения, приблизительно 2 000 человек. На втором месте — сфера образования, чуть меньше 1500 человек. Самое большое предприятие внебюджетной сферы, трудоустраивающее людей рабочих специальностей и инженерно-технический персонал — это мебельная фабрика «Ивушка», где трудится 300 человек. То есть в пять раз меньше, чем учителей. Парадокс. НДФЛ «бюджетников» — собственно, главный наполнитель бюджета города.

Понятно, что на фоне экономического запустения нельзя потерять ту едва ли не последнюю опору, что у нас осталась. В своей депутатской работе я уделяю большое внимание сохранению, модернизации социально-культурных объектов. Люди должны чувствовать заботу и внимание. Иначе ощущение бесперспективности будет еще глубже закапывать нас в депрессию, в том числе и экономическую.

За последние несколько лет мы содействовали вложению средств в здравоохранение. Были отремонтированы родильный дом, туберкулезная больница, в настоящее время стоят планы по работам в детской больнице. Эти учреждения были построены сорок лет назад, и до капитальных ремонтов дело дошло только сейчас. В этом вопросе, а также в отношении модернизации школ, нам удается находить понимание с региональными властями. Кроме того, недавно в Усолье запустили стадион «Химик», капитальный ремонт потребовал более 130 млн рублей.

Что еще на повестке? В настоящий момент меня волнует решение вопроса по водозабору, потому что авария на этом объекте жизнеобеспечения города может быть с очень тяжелыми последствиями — десятки тысяч человек останутся без питьевой воды. Параллельно я обратился к председателю правительства Иркутской области по поводу речки Шелестихи, которая давно топит людей в частном секторе по улице Коммунистической. Необходимо изыскать в бюджете средства на берегоукрепление. Я также занимаюсь темой ремонта и реконструкции детского сада №28, речь идет о финансировании в объеме 130 млн рублей на его ремонт, реконструкцию. Перечислены лишь немногие проблемы, которыми я занимаюсь. Это, конечно, далеко не все актуальные вопросы — как вы понимаете, в сегодняшнем Усолье их много. Но надо отметить, что с приходом Сергея Левченко на пост губернатора области удается делать гораздо больше, чем раньше. Очевидно, что благополучие населения — для нынешних региональных властей реальный приоритет, а не декларативный.

Олег Усов

В контексте
В масштабах области: лесное и сельское хозяйство

Жители региона негодуют: сколько «пиявок» присосалось к нашему лесному богатству! Власти Приангарья выставляют заслоны черным дельцам. С помощью специального закона поставили под контроль пункты приема и отгрузки леса — главных поставщиков нелегальной древесины. Ввели чипирование, когда каждое добытое в лесу бревно наделяется личным паспортом: где, когда и кем срублено.
«Взялись и за самих арендаторов. После «дружеских» бесед в областной бюджет в 2017 году поступило почти в три раза больше налогов, чем в предыдущий год, — говорит Роман Габов. — И удалось прикрыть еще одну лазейку для черных лесорубов, которые приспособили под свои цели вообще-то хороший областной закон о бесплатном выделении 125 кубометров древесины для собственных нужд. Лимиты на эти цели были небольшие, и их расхватывали в течение нескольких январских дней. Наш комитет внес в закон две поправки: во-первых, ввести электронную очередь, в которую можно встать в любое время, а во-вторых, для погорельцев как лиц, особо нуждающихся, сделать отдельную очередь, обеспечив их лесом в течение года».
АПК — тоже отрасль приоритетная, тем более для комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве. По словам Романа Габова, благодаря дружному напору «комитетчиков» господдержка сельхозпроизводителей в последние два года возросла. Только на реализацию инвестиционных проектов, представленных фермерами и крупными сельхозпредприятиями, выделено 650 млн рублей. «Чтобы закрепить успех», члены комитета взялись за разработку специального закона о сельском хозяйстве, тем более что аналогичные законы уже приняты во многих субъектах РФ.