Уровень Байкала в этом году превысил критическую отметку на 20 сантиметров

Уровень Байкала в этом году очень высокий — 457,2 метра, на 20 сантиметров выше критической отметки. В истории озера на памяти людей такого не было, отметил ранее министр природных ресурсов и экологии Бурятии Сергей Матвеев.

«По Байкалу проведена беспрецедентная работа — мы впервые убедили иркутян в необходимости большего, чем они хотели, сброса воды. Сброс дошёл до 3600 кубов в секунду, при том что ранее они говорили, что у них и при 3200 кубометрах уже угроза ЧС», — сказал руководитель республиканского Минприроды. Однако Бурятия в большом докладе с презентацией показала наглядно ущерб, который несёт уже сейчас.

«Это само затопление сёл и деревень — от него страдает более 30 с лишним тысяч людей в 40 населённых пунктах. Некоторым из этих сёл 250 лет, и никогда за всю историю их так не топило, как сейчас, — отметил Матвеев. — Подтопление грунтовыми водами местами отмечалось до шести километров от побережья. Под угрозой исчезновения оказалась дорожная инфраструктура, подтопило железную дорогу. Я уже не говорю о самой береговой линии: затопило множество деревьев, растений, в том числе редких, в заповедниках. Огромный ущерб несут наши экосистемы — дельта Селенги, Ярки, которые являются местом гнездования редких птиц и отгораживают от холодной воды мелководье, омулёвый детский сад. Эти экосистемы — под защитой ЮНЕСКО и страдают уже от самого повышения уровня воды, а есть ещё волновой эффект: в осенние шторма волны буквально разбивают берег. И всё потому что Иркутская ГЭС несвоевременно или с нежеланием сбрасывает воду по причине того, что у них в нижнем бьефе может затопить людей, которые там застроили территорию в последние 40 лет».

Воздух, лес, вода и мусор

В Улан-Удэ вместе с очередной зимой вернулся традиционный вопрос: смог — кто виноват и что делать? Только-только отошёл на второй план вопрос наводнений, хотя и здесь рано расслабляться, говорит министр природных ресурсов и экологии Бурятии Сергей Матвеев. Отдельная тема — работа с ТБО. В общем, в Минприроды всегда есть чем заняться. Над чем сегодня работает министерство, почему люди не любят брикеты, что делает в Бурятии иркутское РТ-НЭО и почему ЭкоАльянс никак не разберётся с проблемами…

Подробнее

В идеале, говорит министр, сброс должен быть ещё больше 3600, по проектной документации предусматривался сброс до 6 тысяч, но иркутяне на это никогда не пойдут, иначе просто тоже уйдут под воду. Золотую разумную середину стороны искали вместе, встречались каждые десять дней, а в период ЧС каждые три дня.

«Выстроить работу по сбросу можно — увеличивать его в ожидании большой воды своевременно и заранее, — заметил министр. — То есть, если через пять дней мы ожидаем большой приток, надо до того сбросить увеличенный объём. Но там слишком всё зарегулировано, в автоматике это пока не работает, хотя мы, я надеюсь, к этому придём».

Что касается следующего лета, то расслабляться не надо, уверен Матвеев, ведь далеко не факт, что следующий сезон будет проще: «У нас сейчас период большой воды, судя по текущему году, мы были на уровне примерно 1993 года. Подъёмы уровня были в 70‑х годах и ранее, поэтому мы понимаем, что это ещё не пик — это касается и Байкала, и других водных объектов. Мы уже шесть лет разрабатываем ПСД, в 2022 году начинаем работы. И это не только дамбы, это ещё расчистка русла. Например, мы лет пять занимаемся расчисткой русла Уды, и на ней больших затоплений не было. Сложнее ситуация обстоит с Селенгой. Это трансграничный объект, в зоне ответственности России и иностранного государства, поэтому там работы контролировать должны федералы, Росводресурсы. Понимание там есть».

Как сообщило 29 ноября в своём среднесрочном прогнозе МЧС Бурятии, исходя из гидрологической обстановки на озере Байкал рост уровня воды не прогнозируется, но на фоне понижения температуры и начала периода штормов может быть ухудшение сложившейся ситуации. Так, в случае начала штормов существует угроза прерывания транспортного сообщения из-за затопления дороги к сёлам Монахово, Катунь, Курбулик в Баргузинском районе. При шторме на Байкале будет увеличено волновое воздействие на дома, расположенные близко к урезу воды (с. Максимиха, Турка), на берегоукрепительные сооружения в с. Нижнеангарск, защитные стенки Транссибирской магистрали в Кабанском районе, отмечает ведомство в своём прогнозе. А уровень грунтовых вод в результате подпора поднимется выше уровня перекрытий (до уровня пола) в домах, где сейчас наблюдается вода в подпольях, что приведёт к нарушению санитарно-эпидемических требований, установленных для жилых помещений, и как следствие — негативно отразится на здоровье проживающего в этих домах населения.

Олег Усов