Турбизнес не пустят «под бульдозер»

Прокуратура и разработчики новых правил организации туризма на Байкале обещают руководствоваться здравым смыслом. Между тем надзорные органы еще в прошлом году активно взялись за проверку баз отдыха и всевозможных гостевых домов, заявляя о намерении пресечь, наконец, негативное воздействие на уникальное озеро. Владельцы турбизнеса, особенно в Ольхонском районе, напряглись: не так-то просто понять, за что именно могут «прижать», а то и вовсе снести объекты, которые кормили их собственников десять-пятнадцать лет и, казалось, никого не смущали, никому не мешали.

На сайте Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры несложно найти новости о приостановке деятельности турбаз, нарушающих требования земельного и природоохранного законодательства. В чем суть претензий? Распространенные формулировки: «использовали земельные участки не по целевому назначению, с нарушением требований земельного законодательства»; базы размещались «на землях, предназначенных для строительства жилых домов»; «установлены факты самовольного захвата земли»; «сброс жидких отходов производился в грунт, загрязняя подземный водоносный горизонт, имеющий прямую гидрологическую связь с озером Байкал»; «добыча подземной воды из водозаборных скважин осуществлялась в отсутствие лицензии»; «питьевое водоснабжение отдыхающих не обеспечено в соответствии с требованиями санитарно-эпидемиологического законодательства»; «выявлены нарушения правил обращения с отходами места складирования твердых коммунальных отходов».

У турбизнеса своя позиция. Владельцы баз рассказывают, что компетентные органы и Минприроды РФ «перетряхивают» когда-то принятые решения и отменяют ранее оформленные переводы земель из одной категории в другую. Сетуют, что проблемы с границами Прибайкальского парка, «которые уже 31 год не могут поставить на кадастр», тоже добавляют хаоса в и без того непростую ситуацию. Выясняется, что многие базы построены на федеральных землях.

Как быть? Можно ли вообще говорить о развитии туризма в Иркутской области, если наиболее перспективные участки оказались в границах Центральной экологической зоны Байкальской природной территории? Что там можно делать, или все под запретом? Эти вопросы в конце марта обсуждались сразу на нескольких дискуссионных площадках в Иркутске.

Не конфронтация — диалог

Во-первых, свою позицию сочла нужным прояснить Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура. Она выступила организатором заседания круглого стола на тему «Проблемы туристической деятельности на озере Байкал». 23 марта на площадке прокуратуры собрались представители туристического бизнеса, общественных организаций, комитета по предпринимательству в сфере туристической, курортно-рекреационной, ресторанной и гостиничной деятельности при Торгово-промышленной палате Восточной Сибири, представители науки, экологи и журналисты. Им предложили обсудить общую концепцию осуществления туристической деятельности в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории, последствия и пределы рекреационной нагрузки на озеро и вопросы осуществления «законного» туризма.

Байкальский межрегиональный природоохранный прокурор Сергей Зенков.

Сразу на старте организаторы попросили воспринимать мероприятие как возможность для конструктивного диалога, а не для обострения противостояния прокуратуры и бизнеса.

«Тема встречи большая и широкая, — заявил байкальский межрегиональный природоохранный прокурор Сергей Зенков, отметив, как приятно видеть в зале столько заинтересованных людей. — Мы не в состоянии все вопросы затронуть. Поговорим о важных общих моментах. Мы понимаем, что каждый индивидуальный случай уникален. В рамках мероприятия не предполагаем рассматривать эти случаи. Если есть такая необходимость, то существует порядок приема в межрегиональной и районных прокуратурах, работает интернет-приемная и предусмотрена рубрика «Вопрос-ответ» на сайте прокуратуры».

Основным докладчиком встречи выступила начальник отдела охраны природы Байкальской природоохранной прокуратуры Светлана Ермаченко. Она тезисно напомнила, какие требования необходимо соблюдать законопослушному турбизнесу на Байкале.

Земельные неувязки

Как известно, особый статус Байкала сопряжен с более строгими в сравнении с другими регионами России законодательными требованиями к осуществлению деятельности на его берегах. «Различными законами и подзаконными актами четко определены запреты и ограничения туристической деятельности на Байкале. Перечень этих законов и нормативно-правовых актов велик, — констатировала представитель природоохранной прокуратуры. — Но это не значит, что их не нужно исполнять. И незнание закона не избавляет от ответственности. Требования касаются всех — и юридических лиц, и граждан».

Светлана Ермаченко подчеркнула, что прокуратура не ставит перед собой цель «все снести, закрыть туризм, освободить территорию для кого бы то ни было». Надзор за соблюдением законов, по словам докладчицы, осуществляется в рамках единых подходов ко всем. Собравшимся открыто обозначили основные критерии осуществления туристической деятельности на Байкале. Они определены федеральным законодательством.

Как бы очевидно это ни звучало, но бизнесу пришлось напомнить, что любая коммерческая деятельность связана с необходимостью регистрации в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя. Отсюда, естественно, вытекает обязанность платить налоги и сборы.

Также прокуратура обращает внимание на тот факт, что турбазы, гостиницы, хостелы и другие средства размещения расположены «не в воздухе, а на конкретных земельных участках». И с этим связано множество нюансов. Где именно можно строиться и принимать гостей? По этому поводу возникает очень много вопросов, потому этот момент Светлана Ермаченко постаралась разъяснить подробно.

«В Центральной экологической зоне расположены участки разных категорий. Не на всех них возможно осуществление туристической деятельности, — пояснила она. — Полностью деятельность запрещена на землях водного фонда (не путайте с водоохранной зоной!). Также запрещено капитальное строительство в лесах водоохранной зоны. Что касается земель сельхозназначения, земель промышленности, земель запаса, то строительство на них и использование под туристическую деятельность возможно. Но только после их перевода в категорию земель населенных пунктов либо особо охраняемых территорий и объектов, если такие территории созданы и существуют. В противном случае, без изменения категории земли, туристическая деятельность на этих участках будет незаконной».

Начальник отдела охраны природы Байкальской природоохранной прокуратуры Светлана Ермаченко.

Следующий важный момент: земельный участок должен быть расположен в функциональной зоне рекреационного назначения, и это должно быть закреплено в градостроительной документации — генеральных планах, схеме территориального планирования, правилах землепользования и застройки.

«Но и это еще не все. Земельный участок должен иметь определенный вид разрешенного использования. Это отдых, рекреация, — добавила Светлана Ермаченко. — И, естественно, участок должен быть предоставлен в каком-либо праве. Незаконное использование земельного участка любой категории влечет за собой установленную законом ответственность. Право собственности будет считаться законным, только если оно возникло до установления границ водоохранной зоны Байкала до 2015 года. Но в этом моменте есть исключения. Земельные участки, которые расположены на территории особо охраняемых природных объектов федерального значения, никогда ни при каких случаях в частную собственность предоставлены быть не могут. Это исключительно федеральная собственность. Но это требование не ограничивает осуществление вами деятельности. Договор аренды под рекреацию может быть предоставлен на любом участке».

Представитель прокуратуры упирала на важность обозначенных требований и призывала не считать их чистой формальностью. По словам Светланы Ермаченко, соблюдение земельного законодательства позволит упорядочить турпотоки, функционально распределить нагрузку, соблюдать баланс интересов и в итоге снять ту социальную напряженность, тот накал страстей вокруг «пагубного туризма», который мы имеем сегодня.

Стройка без хитростей

При этом ограничения, предусмотренные земельным законодательством, — далеко не все, что нужно знать в части требований к осуществлению деятельности вблизи Байкала. Турбаза или другое средство размещения — это объект капитального строительства и хозяйственный объект.

«Любое строительство должно начинаться с разрешения на строительство. Также на объект нужно получить положительное заключение государственной экологической экспертизы», — напомнили предпринимателям.

«Так как таких ситуаций очень много, скажу сразу: осуществлять туристическую деятельность в объектах, построенных для ИЖС, запрещено, — отдельно подчеркнула Светлана Ермаченко. — Необходимо произвести перевод из жилого здания в нежилое. Этим занимается орган местного самоуправления. При таком переводе тоже потребуется заключение государственной экологической экспертизы». Потому прокуратура советует не искать хитрых схем, а сразу строить объект в соответствии с реальным назначением и с соблюдением всех процедур. Это «сэкономит нервы и время».

Соответствовать или бросить?

Чтобы избежать нареканий со стороны природоохранной прокуратуры, также стоит задуматься о правильной организации сбора, размещения и вывоза твердых бытовых отходов. Еще одна головная боль — жидкие бытовые отходы, то есть сточные воды.

«Вопреки бытующему мнению, эта проблема решаема, — заявила Светлана Ермаченко. — Во-первых, в соответствии со ст. 65 Водного кодекса, необходимо обеспечить герметичность септика, а также заключить договор на вывоз таких отходов. Также можно организовать локальные очистные, но только если они не предусматривают сброса, то есть работают по закрытому циклу».

По мнению эколога Виталия Рябцева, озеру «нанесен мощнейший удар».

Что еще нужно учесть, чтобы и с туристами на Байкале работать, и спать спокойно?

Если берете из скважины — получите лицензию на пользование недрами, а еще санитарно-эпидемиологические заключения на проект зон санитарной охраны источника водоснабжения и на качество воды. И в дальнейшем, чтобы никто не высказывал сомнения в безопасности ваших гостей, регулярно проводите мониторинг качества воды. Конечно, не забудьте про соблюдение правил пожарной безопасности. А при наличии причалов и иных сооружений в акватории Байкала не забудьте заручиться решением о предоставлении водных объектов в пользование.

Все соблюдаете? Не спешите радоваться. Сдерживающим фактором для вашего бизнеса могут стать предельно допустимые нормы нагрузок на уникальную экологическую систему озера Байкал.

«Такие нагрузки определены в приказе Минприроды РФ №63. Расчет производится применительно к каждой конкретной территории, — уведомили представители прокуратуры. — В настоящее время, согласно расчетам Росприроднадзора, в поселке Хужир на острове Ольхон нагрузка превышает допустимую почти в полтора раза. Следовательно, по данной территории мы можем говорить только о сокращении антропогенной нагрузки. В настоящее время мы понуждаем органы власти Республики Бурятия и Иркутской области принять правила организации туризма, которые будут предусматривать схему зонирования территории с учетом рассчитанной нагрузки. Данные правила также внесут свои ограничения и требования по осуществлению туристической деятельности».

Подводя итог своего доклада, Светлана Ермаченко предложила каждому владельцу турбизнеса на Байкале проанализировать его на соответствие обозначенным требованиям (их пообещали опубликовать на сайте прокуратуры), понять, что исправить в своей ситуации, а «в каких-то случаях сделать вывод, что такую деятельность он уже никогда в жизни не приведет в соответствие с требованиями закона, и проще уйти с этого поля и заняться другой предпринимательской деятельностью».

«Нельзя руководствоваться экономическими интересами в ущерб природе. Государство поставило задачу найти компромисс между интересами местного населения и сохранением Байкала. Задача нашей прокуратуры и органов власти — сбалансировать эти интересы», — на этой красивой и пафосной ноте закончила свое выступление начальник отдела охраны природы Байкальской природоохранной прокуратуры.

Два полюса — лоббисты и экологи

После надзорного органа возможность высказаться была предоставлена председателю комитета по предпринимательству в сфере туристской, ресторанно-гостиничной и курортно-рекреационной деятельности при Торгово-промышленной палате Восточной Сибири Марине Григорьевой. Она признала, что проблемы несоблюдения природоохранного законодательства на Байкале существуют, и обратить на них внимание давно могли бы органы власти, не дожидаясь, когда в ситуацию придется вмешаться прокуратуре.

С другой стороны, Марина Григорьева считает, что при сегодняшнем потоке негативной риторики даже представители легального, добросовестного турбизнеса на берегах Великого озера начинают ощущать себя преступниками. Так можно и вовсе потерять этот сектор экономики, а он, между прочим, дает высокий мультипликативный эффект. По информации Марины Григорьевой, в 2017 году объем налоговых поступлений от туризма в бюджет Иркутской области составил больше 8 млрд руб. В то же время рестораны и гостиницы пополнили бюджет больше чем на 800 млн руб.

Представитель ТПП посоветовала не раскалять, не обострять ситуацию, а внимательно и конструктивно подойти к разработке документа, о котором упоминала прокуратура — «Правил туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природной территории».

Руководитель агентства по туризму Иркутской области Екатерина Сливина.

В свою очередь эколог Виталий Рябцев, который почти 50 лет ведет наблюдения за природой Байкала, в очередной раз заявил, что озеру «нанесен мощнейший удар». Защитник природы считает, что несправедливо «стрелки переводят на диких палаточников», в то время как наиболее ощутимый ущерб озеру наносят как раз турбазы и их владельцы, которые «очень много усилий тратят на то, чтобы узаконить процесс уничтожения Байкала». Эколога огорчает сокращение водоохранной зоны и ослабление запретов и норм. «Задействованы все возможные рычаги — письма президенту и даже кандидатам на этот пост, проводится сбор подписей, в сети размещаются какие-то фото… Пробивные возможности байкальского туризма очень велики, потому что он плотно переплетен с властью», — возмущен Виталий Рябцев. Он предложил и вовсе наложить мораторий на освоение прибайкальских территорий, на строительство новых турбаз и гостиниц, пока не будет наведен порядок на уже построенных.

Тема цивилизованной организации туристического бизнеса через неделю после встречи в прокуратуре получила продолжение на площадке выставки «Байкалтур-2018».

Надежда на порядок без произвола

Макет пресловутых «Правил туризма и отдыха в центральной экологической зоне Байкальской природной территории» (по-хорошему, прописать их нужно было еще в 2006 году) обсуждали за круглым столом в выставочном комплексе «Сибэкспоцентр» 30 марта. Напомним, что разработкой макета по заказу Минприроды Иркутской области занимался Институт географии имени В.Б. Сочавы Сибирского отделения Российской академии наук. Сначала было проведено научное исследование с целью зонирования байкальской территории и расчета рекреационной нагрузки. Исходя из его результатов составлен макет правил, который в декабре прошлого года прошел общественные слушания и сейчас дорабатывается в установленном порядке до нормативно-правового документа субъекта федерации.

Выступая перед участниками дискуссии в «Сибэкспоцентре», руководитель агентства по туризму Иркутской области Екатерина Сливина заострила внимание на том, что подобные правила отдыха в нашей стране никогда не создавались, и это «пионерская работа». В нее вовлечены власти Приангарья и Бурятии. Иркутская область пошла по этому пути чуть раньше, соседний регион использует ее опыт.

«На уровне правительств двух регионов создана специальная рабочая группа по разработке правил, — сообщила Екатерина Сливина. — В апреле должна пройти общая встреча. До этого момента агентство по туризму принимает предложения по наполнению документа. Ознакомиться с ним можно на сайте регионального агентства по туризму».

Редакция тоже с большим интересом изучит макет, вокруг которого столько разговоров. Есть надежда, что он действительно поможет навести порядок. Владельцы гостиниц и турбаз (с их слов) хотели бы, чтобы документ дал четкое понимание, как им правильно легализоваться, сертифицировать свои средства размещения и работать без опаски. Разработчики макета уверяют, что принимали во внимание уже сложившуюся систему туристической деятельности на Байкале, и не было цели «пустить все построенное под бульдозер».

Ольга Брайт

Точка зрения
Роман Ищенко, председатель Иркутского областного регионального отделения общественной организации «Деловая Россия», сопредседатель клуба «Байкальские стратегии»

«На протяжении последних 20-30 лет законодатель работает не очень качественно. И в итоге прокуратуре очень часто приходится «расхлебывать» многие ситуации. Байкальский «сюжет» в этом смысле один из самых ярких. Но у нас есть желание выйти в конструктив. Как я понимаю, у нас сейчас не стоит вопроса о том, чтобы закрыть территорию и выселить оттуда население. Прокуратура заявила, что вопрос не стоит так, чтобы массово сносить объекты. Но, на мой взгляд, наводить порядок в туризме на Байкальской природной территории — это значит не только сфокусироваться на реализации надзорных функций, но и модернизировать законодательство. И легальный бизнес никогда не согласится с позицией эколога Рябцева. Не настроены мы Байкал убивать. Как можно уничтожать то, что тебя кормит? Тем более что мы тоже здесь живем, и достаточно патриотичны к территории, на которой находимся».