Точка невозврата

Как спасать деревянный Иркутск и что может сделать каждый?
В 2013 году Иркутск получил статус исторического поселения. В городе огромное количество домов, построенных более двух веков назад. Часть из них имеет статус памятников исторического наследия, и большинство этих памятников — деревянные строения. К сожалению, горожане не особо понимают ценность имеющегося наследия, многие даже считают, что объекты деревянного зодчества нужно сносить, так как эти «деревяшки» портят современный вид города. А что же с историей?

Проблема памятников: новый виток

Сейчас проблема с сохранением памятников стоит очень остро. В мае 2018 года, по решению эксперта из Выборга Юлии Куваевой, дом на бульваре Гагарина, 32А — особняк XIX века, построенный известным иркутским архитектором Владимиром Рассушиным — был вынесен из реестра вновь выявленных памятников культурного наследия. Соответственно, дом подлежит сносу. Общественность принимает решительные меры: сбор подписей, пикеты, коллективные обращения на имя губернатора, в Службу по охране объектов культурного наследия. Пока дом стоит… Но надолго ли? И чего ждать в будущем, учитывая, что это не единственный случай, когда ценные для истории объекты уничтожались, а через некоторое время на их месте появлялись очередные бизнес-центры или супермаркеты. За последние десять лет более двухсот исторических строений выведены из списка. Ситуация с домом Рассушина опять переполнила чашу терпения тех, кому не все равно, кому есть дело до истории и архитектуры.

31 августа в галерее «Революция» была организована дискуссия «Деревянный Иркутск: как спасать и что может сделать каждый?».

Ненужная история

Иностранцам любят показывать красивый старый Иркутск. Резной дом Европы на улице Энгельса, дома-музеи декабристов — Трубецкого и Волконского, пусть новоделы, но приукрашенные духом старины дома в 130-м квартале. Однако все это показушная история. Редкие сохранившиеся памятники, на фоне которых сотни деревянных развалюх выглядят еще более убого…

Подробнее

По словам доктора архитектуры и председателя Общественного совета при службе по охране объектов историко-культурного наследия Иркутской области Марка Мееровича, земля и связанные с ней различные спекуляции — одна из самых прибыльных сфер на сегодняшний момент. Очевидно, что именно для развития бизнеса — на государственном и частном уровнях — очищаются земли, «обремененные» памятниками исторического наследия.

Но постойте! Есть же критерии, по которым тот или иной объект попадает в реестр памятников! Это историческая, мемориальная, эстетическая, архитектурная, градостроительная ценность. Эксперт, занимающийся процедурой выведения памятника из списка, в новом акте описывает эти же критерии, но с замечанием, что соответствие им не доказано. Изначальная культурно-историческая экспертиза при этом не оспаривается, просто делается другой вывод.

Как происходит процедура исключения?

Собственник территории, на которой расположен памятник, заказывает государственную экспертизу службе по охране памятников. Аттестованный эксперт составляет заключение. По сути, это та же историко-культурная экспертиза, где перечисляются все особенности и достоинства того или иного объекта. Меняется лишь финальный вердикт: здание статуса памятника культурного наследия не достойно. Объяснить, на чем основаны эти выводы, так толком никто и не смог. Грубо говоря, никакой арифметической формулы для этого нет.

«Я аттестованный эксперт, и я так считаю — вот на основании чего», — поясняет Марк Григорьевич.

После этого заключение вывешивается на общественное рассмотрение службой по охране памятников. В течение нормативного срока поступает куча замечаний, критикующих данный акт, убеждающих, что он не может быть принят на рассмотрение. Затем служба обозначает, какие были объявлены предложения и замечания. И настаивает, что все замечания учтены. Но итог всегда один — памятник из реестра выводится, и уже в течение нескольких дней после принятия распоряжения бульдозеры начинают свою работу. Точка невозврата. Памятник уничтожен.

Сохранить дом А.А. Рассушина

Уважаемый Сергей Георгиевич, мы, иркутяне, просим Вас противодействовать уничтожению историко-культурного наследия нашего любимого исторического города. В частности просим Вас отменить решение Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области по дому Рассушина…

Подробнее

Но дом Рассушина еще стоит…

Встреча активистов с собственниками территории, где расположен дом Рассушина, уже состоялась. Судьба памятника будет решаться в течение ближайших двух недель. Компромисс еще не найден, но дом пока стоит. Собственники же в свою очередь предлагают землю очистить, а особняк перенести в «Тальцы». Вроде как и вашим, и нашим…

А ведь можно дать дому вторую жизнь, сделать одним из привлекательных для туристов мест. Ведь это строение — часть архитектурного ансамбля, который в целом формирует облик набережной. Убери его — разрушишь всю картину. Потому за него так и бьются активисты.

Действительно, разве нельзя сохранить историю для потомков и создать прибыльный для города проект? Туристов в нашем городе с каждым годом становится все больше. Им хочется видеть что-то необычное. А деревянных памятников классицизма, как утверждают защитники дома, в мире не так уж и много. Дом Рассушина — один из них. Дать вторую жизнь историческим постройкам — такие задачи, если помните, в Иркутске решает автономная некоммерческая организация «Иркутские кварталы». Результат ее работы помогает научиться смотреть на «деревяшки» уже другими глазами. Переломить отношение иркутян к собственной истории.

Дома с городских улиц порой исчезают даже незаметно для большинства горожан, можно сказать, с их молчаливого согласия… Снесли, сгорел… А это могла быть живая история, усадьба какого-нибудь выдающегося в той или иной сфере человека. Мимо которой ходили дамы в пышных платьях и шляпках, извозчики возили господ на каретах, а босоногий мальчик по соседству торговал газетами. Все это было. Но почему мы так стремимся это забыть, выкинуть на помойку? Неужели общественности, по большей части, наплевать? Зачем все рушить или позволять рушить?

Есть же способ создать альянс памятников деревянной архитектуры и современных бизнес-проектов. И пусть даже первый опыт 130-го квартала в чем-то оказался «сырым», все равно он — большое достижение. Интересное и доходное место на карте Иркутска. Не очередное стеклянно-бетонное НИЧТО.

Дарья Арчебасова