Судьба Дмитрия Матвеева в руках присяжных заседателей

Неординарное дело иркутского предпринимателя, хорошо известного в регионе мецената, члена общественной палаты Иркутской области, председателя Иркутской общественной организации развития гражданского общества «Клуб «Губерния», президента ассоциации «Байкальская виза» Дмитрия Матвеева сегодня находится в производстве Иркутского областного суда. Слушания могли бы быть громкими, бурными, но эпидемиологическая обстановка внесла свои корректировки. Процесс идет без особой огласки, допуск в зал суда ограничен. «Аргументы недели» разбирались, на какой стадии рассмотрение и какой вердикт прогнозируют правозащитники, хорошо знакомые с материалами дела.

Как известно, Матвееву Дмитрию Геннадьевичу предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 126, ч. 2 ст. 330 УК РФ, то есть похищение человека в составе организованной группы лиц с последующим самоуправством. По версии следствия Дмитрий Матвеев организовал похищение Руслана Дукина, с целью заставить последнего 1 июня 2018 года в своем доме подписать документы, направленные на отчуждение ООО «Престиж», собственником которого ранее являлся Дукин.

Но показания свидетелей и набор документов, фигурирующих в процессе, далеко не однозначны. Напомним, что с момента задержания предпринимателя стали звучать версии о заказном характере дела, и развитие ситуации стали отслеживать активные общественники. В частности, благодаря аппарату уполномоченного по правам человека в Иркутской области и активной позиции защиты, незамедлительно подготовившей обращение в ЕСПЧ, удалось добиться освобождения Матвеева из СИЗО, где для пребывания его, инвалида-колясочника, не создано даже минимальных условий. Итогов следствия подозреваемый ожидал под домашним арестом, а весной 2020 года дело было передано в суд. Что происходит там сегодня?

«В настоящее время уголовное дело рассматривается в Иркутском областном суде с участием присяжных заседателей, которым вскоре предстоит выносить вердикт, — рассказала адвокат Ольга Измайлова. — Сторона защиты убеждена, что в действиях Дмитрия Матвеева отсутствуют составы инкриминируемых преступлений, материалы дела не содержат сведений о виновности моего доверителя».

Похищение, которого не было?

«Все мы — предприниматели, бюджетники и остальные россияне — своими отчислениями в адрес государства, по большому счету, оплачиваем работу правоохранительных органов. А что получаем взамен? Чувствуем ли себя защищенными? Или, наоборот, беззащитными перед теми же силовиками, которые, как видно из новостей, далеко не всегда действуют по законам правды и чести?»…

Подробнее

Авторитетные юристы прокомментировали «АН» предъявленные судом обвинения.

Роман Кравцов, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой уголовного права Юридического института ИГУ, адвокат:

— По данному уголовному делу я представляю интересы Матвеева Ивана Дмитриевича, который приходится сыном Матвееву Дмитрию Геннадьевичу. Ознакомившись со всеми материалами уголовного дела в отношении Ивана Матвеева и других обвиняемых, я пришел к выводу о том, что предъявленное обвинение не является основанным на каких-либо доказательствах.

Начнем с того, что документы, которые якобы подписал Руслан Дукин, фактически отсутствуют, не были обнаружены следствием, об их наличии и содержании известно только со слов самого Дукина. Он поясняет, что в доме Дмитрия Матвеева его заставили подписать, во-первых, договор купли-продажи 100% доли в уставном капитале ООО «Престиж» (в пользу доверенного Матвееву лица); во-вторых, признательные показания Дукина о совершении им незаконных действий в части отчуждения Ольге Казаковой 100% доли в уставном капитале ООО «Престиж». Подписание данных документов якобы было необходимо Дмитрию Матвееву для пересмотра ранее состоявшихся решений по ООО «Престиж» по вновь открывшимся обстоятельствам в Арбитражном суде, чтобы в последующем из корыстных побуждений завладеть всем имуществом ООО «Престиж».

Государственный обвинитель утверждает в суде, что на балансе ООО «Престиж» на момент совершения вменяемого преступления имелось два административных здания и доля в земельном участке на общую сумму более 300 млн руб.

Вопреки доводам обвинения и согласно заключению специалиста в области оценочной деятельности Максима Ногина, на балансе ООО «Престиж» на момент 1 июня 2018 года не имелось никакого имущества: здания были снесены в 2014 и 2015 году, а земельный участок был продан ООО «Престиж» в личную собственность Ольге Казаковой 1 сентября 2015 года. Таким образом, ООО «Престиж» не представляло никакой материальной ценности и похищать Руслана Дукина (бывшего учредителя ООО «Престиж», которым он перестал быть 13 ноября 2015 года) с целью завладения имуществом ООО «Престиж» не имело никакого смысла. Более того, даже если предположить, что эти документы были, то они не могли служить основанием для пересмотра по вновь открывшимся основаниям ранее состоявшихся решений по ООО «Престиж» в Арбитражном суде. На этот счет у стороны защиты имеется правовое заключение специалиста, однако председательствующим судьей запрещено показать присяжным заседателям данное заключение, а также допросить специалиста по указанным фактам.

Далее хотелось бы остановиться подробнее на вмененном похищении, или скорее, по моему мнению, его абсурдности. В соответствии с постановлением пленума Верховного суда РФ от 24 декабря 2019 г. №58 «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми», под похищением человека следует понимать его незаконные захват, перемещение и последующее удержание в целях совершения другого преступления.

Дмитрий Матвеев — член попечительского совета благотворительного фонда «Семья Прибайкалья». Фонд профинансировал строительство большой и современной игровой площадки на территории детского областного хосписа.

«Похищенный» Руслан Дукин приехал в дом к Дмитрию Матвееву вечером 1 июня 2018 года с Шидаевым, Гамаевым, Беличковым. Со слов указанных лиц, Дукин сам попросил привезти его к Матвееву поговорить. Его появление было для Дмитрия Геннадьевича неожиданным. Повторюсь, что Матвееву вменяется организация похищения человека организованной группой лиц. Между тем привозить «похищенного» в свой дом, который оснащен более чем 50-ю камерами видеонаблюдения, на мой взгляд, как минимум нелогично, еще и на арендованном автомобиле, оснащенном GPS-трекером. О том, что между Дукиным и Шидаевым, Гамаевым, Беличковым был конфликт на дороге — ДТП, Дмитрию Матвееву и его сыну известно не было. Согласно медицинскому заключению №2925 от 02.06.2018 г., имеющиеся телесные повреждения в виде ссадин и кровоподтеков лица, не повлекли вреда здоровья, а со слов освидетельствуемого Дукина получены им о детали кузова автомобиля при аварии.

В момент нахождения Дукина в доме у Матвеева тот вел себя как в гостях, общался, выпивал коньяк, принимал пищу, свободно выходил курить, разговаривал по телефону (об этих обстоятельствах следствию и суду сообщили свидетели Ющенко, Эйсмонт, Москвичев, Калабин, Черниговский, Махарамов). Состояние алкогольного опьянения Дукина подтверждается актом медицинского освидетельствования. Все обвиняемые по уголовному делу также дают показания о том, что Дукина никто не удерживал, ни физического, ни психологического насилия к Дукину на территории дома Дмитрия Матвеева не применялось.

Дукин, находясь в доме Матвеева, получил от него задаток в 10 тыс. долларов США в счет приобретения ему квартиры взамен на его правдивые показания по уголовному делу, по факту совершения им и Татьяной Казаковой мошеннических действий (данные денежные средства изъяты у Руслана Дукина и признаны вещественным доказательством по уголовному делу).

Дукин в утреннее время 2 июня 2018 года выехал с территории дома Дмитрия Матвеева с его водителем Рагулиным Сергеем в отдел полиции №9 г. Иркутска (подтверждается показаниями самого Дукина и водителя Рагулина, а также показаниями юристов Черниговского Максима, Калабина Александра, допрошенных в судебном заседании). То есть, получается, Дукина никто из «плена» не освобождал, потому что пленения никакого не было. Более того, сотрудники полиции, находившиеся возле дома Матвеева с трех часов ночи, не предприняли ни одной попытки пройти на территорию дома с целью проверить, все ли хорошо у похищенного Дукина. Допрошенные в суде в качестве свидетелей сотрудники полиции Хачатурян и Цыбульскас пояснили, что знали о месте нахождения похищенного Дукина, что последний в доме Матвеева, однако посчитали нецелесообразным прохождение в дом и даже категорически отказались туда войти по приглашению охранника дома. Абсурдно, не правда ли?

Кроме того, в материалах дела имеются видеозаписи с камер наблюдения, расположенных на территории дома Дмитрия Матвеева, из которых усматривается свобода передвижения Дукина, данные видеозаписи были продемонстрированы в суде перед присяжными заседателями.

У меня, как у практикующего адвоката, большой вопрос к тому, как это дело вообще было возбуждено при таких обстоятельствах и дошло до суда…

Ольга Измайлова, стаж адвокатской практики 17 лет:

— Хочу обратить внимание, что в сети Интернет было опубликовано видео, в том числе на «Ютюб», где тот самый потерпевший Дукин поясняет на видеокамеру, что он был в гостях у Дмитрия Матвеева, что его никто не похищал. Более того, эта запись имеется и в материалах уголовного дела. На данной видеозаписи Руслан Дукин сообщает сотрудникам полиции сразу же после выезда из дома Дмитрия Матвеева, где его якобы удерживали и заставляли подписать документы, что был в гостях у Дмитрия Геннадьевича, что приехал к нему просто поговорить. Также поясняет, что те телесные повреждения, которые у него имеются, он получил в результате дорожно-транспортного происшествия. Точно такие же пояснения Дукин в этот же день несколькими часами позже будет давать эксперту при его медицинском освидетельствовании. Очень досадно, что государственный обвинитель возражает против того, чтобы продемонстрировать данную видеозапись перед присяжными заседателями, которым предстоит выносить вердикт по данному делу. Сторона защиты полагает, что эта видеозапись внесла бы существенную ясность по рассматриваемому делу.

«Против человека борется система в погонах. Бесчеловечно борется»

Спор вокруг многомиллионного имущества между бывшими супругами для предпринимателя, известного в Иркутске мецената, инициатора многих значимых проектов в сфере туризма Дмитрия Матвеева обернулся перспективой тюремного заключения. Он рассказывает, что на местном уровне столкнулся с предвзятостью, ангажированностью правоохранительных структур, просидел в СИЗО, где для инвалидов нет никаких условий…

Подробнее

Еще один, на мой взгляд, абсурдный момент. Ольга Казакова также является потерпевшей по уголовному делу наряду с Русланом Дукиным. Ее признали потерпевшей от самоуправных действий подсудимых с применением насилия или угрозой его применения. Но, посудите сами, сама потерпевшая Казакова Ольга в судебном заседании пояснила, что какого-либо насилия либо угрозы его применения со стороны Дмитрия Матвеева и других не было. Ущерб, по утверждению Казаковой Ольги, может быть ей причинен в будущем, в случае использования документов, подписанных Русланом Дукиным и возможным наступлением для нее негативных последствий в виде лишения своего имущества в необозримом будущем. То есть гипотетически, что является недопустимым в силу ст. 42 УПК РФ. В соответствии со ст. 330 УК РФ, ущерб должен быть существенным, а не виртуальным.

В соответствии с действующим уголовным законодательством, состав самоуправства является материальным. Самовольные действия вопреки установленному порядку управления могут быть преступными только в том случае, если причиняют существенный вред. Существенный вред, причиненный самоуправными действиями, должен являться реальным на момент привлечения лица к уголовной ответственности. При этом не может рассматриваться в качестве такового возможность утраты потерпевшим имущества в будущем, как указывает потерпевшая Ольга Казакова.

Ни из постановления о признании Ольги Казаковой потерпевшей, ни из иных материалов уголовного дела не следует, что Казаковой причинен какой-либо ущерб. Стороной защиты заявлялось ходатайство об исключении Ольги Казаковой из числа потерпевших, в удовлетворении которого судом было немотивированно отказано.

Александр Климович, доцент, кандидат юридических наук, заведующий кафедрой гражданского права Юридического института Иркутского государственного университета, стаж работы по специальности — 21 год:

— Передо мной как специалистом сторона защиты Дмитрия Геннадьевича Матвеева поставила вопрос: возможно ли возобновление производства по делу по вновь открывшимся обстоятельствам для пересмотра ранее состоявшихся решений арбитражных судов различных инстанций по ООО «Престиж» при предоставлении договора купли-продажи, признательных показаний (данные документы отсутствуют в действительности) Матвеевым и иными заинтересованными лицами в суд, либо правоохранительные органы, подписанные Русланом Дукиным 01.06.2018, но датированные при этом датой ранее 13.11.2015?

Мой ответ был очевиден. Возобновление производства по делу по таким обстоятельствам невозможно по следующим причинам. Во-первых, в соответствии с п. 11 ст. 21 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» сделка, направленная на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества, подлежит нотариальному удостоверению путем составления одного документа, подписанного сторонами. Несоблюдение нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки. Таким образом, для действительности договора купли-продажи 100% доли в уставном капитале ООО «Престиж», датированного ранее 13.11.2015, необходимо не только подписание указанного договора обеими сторонами, но и удостоверение данного договора нотариусом. Нотариальное удостоверение предполагает нахождение обеих сторон договора в присутствии нотариуса, проверку дееспособности продавца и покупателя, а также проверку нотариусом факта подписания договора обеими сторонами на бланке нотариуса с проставлением печати и подписи нотариуса, удостоверяющего сделку. Таким образом, сам порядок оформления и удостоверения договора купли-продажи доли в уставном капитале, датированный ранее 13.11.2015, свидетельствует о невозможности рассматривать данный договор как основание для пересмотра судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Более того, необходимость нотариального удостоверения такого договора свидетельствует о том, что даже если бы указанный договор и был в действительности, то без нотариального удостоверения он являлся бы недействительной сделкой.

На территории иркутского ресторана «Узбекистон» (входит в ассоциацию «Байкальская виза») открыли памятник купцу Михаилу Бутину — первому казначею Братства во имя святителя Иннокентия Иркутского, меценату, коллекционеру, учёному, изучавшему экономику родного края. Ресторан сегодня расположен на месте бывших бутинских подвалов.

Во-вторых. Что касается признательных показаний Руслана Дукина (данный документ отсутствует в действительности) о совершении им незаконных действий в части отчуждения Ольге Казаковой 100% доли в уставном капитале ООО «Престиж», то сами по себе признательные показания, оформленные в виде заявления или протокола либо иного документа, не могут быть ни новым, ни вновь открывшимся обстоятельством, так как лишены критерия объективности, в частности, даже потому, что Дукин наделен правом изменить, уточнить или вовсе отказаться от ранее данных показаний, следовательно, суд не вправе рассматривать показания (которые, по сути, являются выражением мнения) как основание для пересмотра судебного акта по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Максим Ногин, специалист в области оценочной деятельности, член Ассоциации СРО «Национальная коллегия специалистов оценщиков», стаж работы по специальности 23 года:

— По роду своей деятельности я занимаюсь оценкой всех видов имущества, в том числе и объектов недвижимости, а также делаю анализ интересующих заказчика объектов на чистоту сделки перед возможной куплей-продажей. Ко мне как специалисту обратилась адвокат, осуществляющая защиту Дмитрия Матвеева, с просьбой ответить на следующие вопросы:

1) Принадлежала ли доля в земельном участке в размере 91/664 в праве общей долевой собственности на земельный участок с кадастровым номером 38:36:000021:2035, расположенный по адресу: Иркутская область, Октябрьский район, ул. Советская, 58 по состоянию на 01.06.2018 года Обществу с ограниченной ответственностью «Престиж» (ИНН 3807004457)

2) Были ли по состоянию на 01.06.2018 года расположены на земельном участке с кадастровым номером 38:36:000021:2035, по адресу: Иркутская область, Октябрьский район, ул. Советская, 58, следующие объекты капитального строительства:

• Здание (нежилое здание, административное здание) S = 5665,8 кв. м, с кадастровым номером 38:36:000021:21392;
• Здание (нежилое здание, здание административно-торгового назначения) S = 1015,3 кв. м, с кадастровым номером 38:36:000021:2877;
• Здание (нежилое здание, административное здание) S = 521 кв. м, с кадастровым номером 38:36:00002135542

Изучив выписки из Единого государственного реестра недвижимости об основных характеристиках и зарегистрированных правах на вышеуказанные объекты недвижимости, договор купли-продажи объекта недвижимости, а также данные с официального сайта Росреестра и открытых источников, я пришел к обоснованным выводам о том, что вышеуказанная доля в земельном участке не принадлежала ООО «Престиж» на дату 01.06.2018 года, поскольку была продана данным обществом физическому лицу 01.09.2015 года. Что касается трех нежилых административных зданий, ранее стоявших на балансе ООО «Престиж», то по состоянию на 01.06.2018 года они были снесены и полностью утрачены, сняты с кадастрового учета и перестали существовать как объекты недвижимости.

Сам Дмитрий Матвеев все это время настаивает на том, что категорически не согласен с предъявленным обвинением, основанным исключительно на показаниях одного единственного человека — Руслана Дукина. Матвеев не раз обращал внимание, и по-прежнему утверждает, что, с его точки зрения, сам Дукин является мошенником: «К материалам уголовного дела в копиях приобщены материалы из уголовного дела №11601250033024732, возбужденного по факту двойного заключения Дукиным договора купли-продажи 100% доли в уставном капитале ООО «Престиж». Более того, я считаю, что у Дукина имеются основания для моего оговора, поскольку он является подчиненным работником моей бывшей супруги Татьяны Казаковой, которая имеет живой экономический интерес в моей посадке в тюрьму. В этом случае она сможет обратить совместно нажитое имущество в свою единоличную собственность. Предполагаю, что именно благодаря усилиям моей бывшей супруги, ранее нарушившей наши договоренности о разделе совместного имущества и решившей единолично завладеть им, вероятно, уничтожив меня физически, следствие и развивалось по определенному — точнее заранее определенному — сценарию».

Редакция «АН», пусть и в условиях ограничительных мер, следит за ходом процесса.

Екатерина Романова