Суд встал на сторону погорельца

Al уже знакомил читателей с историей Дмитрия — водителя, в прошлом году ставшего жертвой автомобильных поджигателей. Его ничем не примечательная Chevrolet NIVA 2014 года загорелась под окнами дома ночью 20 апреля. В некоторой степени Дмитрию повезло: авто было взято в кредит на два года, и потому застраховано по договору КАСКО. После длительных разбирательств и проволочек страховая компания — ООО «Росгосстрах» — все-таки признала этот случай страховым и согласилась выплатить мужчине компенсацию. Но гораздо меньшую сумму, чем было прописано в договоре. Не согласившись с произволом страховщиков, мужчина подал на компанию в суд. И выиграл дело.

Когда хозяин сгоревшего автомобиля ознакомился с суммой, предложенной в качестве компенсации страховой компанией, он решил обратиться в суд.

От момента поджога автомобиля до признания ООО «Росгосстрах» этого случая страховым прошло более пяти месяцев, притом что максимальный срок всех разбирательств не должен превышать 60 дней — это прописано в договоре. Только в начале октября компания согласилась выплатить потерпевшему средства за сгоревший автомобиль. Выплата за машину, которая была застрахована на 540 тыс. рублей, составила 411,8 тысяч! Как оказалось, «Росгосстрах» насчитал амортизацию за 9 месяцев в размере 18%.

Дмитрий начал разбираться. Даже при вычете 18% от 540 тыс. рублей это только 97 тысяч. А куда же делись еще почти 30 тысяч? На письменное обращение клиента в страховой компании ответили: эти деньги будут выплачены вам только в том случае, если вы доставите остатки автомобиля на нашу базу. Разумеется, за свой счет.

Казалось бы, такая мелочь, как транспортировка остатков сгоревшего авто, окончательно довела пострадавшего. «Я никак не мог понять, почему я, застраховав машину по договору КАСКО, должен все время что-то платить, — вспоминает Дмитрий свои переживания на тот момент. — Из-за того, что «Росгосстрах» затянул процесс рассмотрения, и так пришлось нести множество убытков: я продолжал платить банку по кредиту за авто, которое уже не ездит, а это серьезные деньги — 26 тысяч в месяц, из которых 4 тысячи — непосредственно проценты банка за пользование кредитом. И если изначально я надеялся, что заплачу один, максимум два платежа, то из-за нерасторопности страховой пришлось платить пять месяцев». В итоге, когда Дмитрий увидел сумму, которою ему выплатили, он решил отстаивать свои интересы в суде.

Юридическая компания, куда он обратился, уверила мужчину в его правоте. Во-первых, за тотально утраченный автомобиль страховая обязана была возместить ему сумму, прописанную в договоре КАСКО, то есть 540 тыс. рублей.

Амортизацию машины «Росгосстрах» насчитал в соответствии со своими внутренними приказами, которые противоречили договору КАСКО.

Но ведь далеко не все клиенты будут в этом разбираться, не все пойдут в суд, поэтому страховая активно пользуется этим приемом, чтобы снизить свои потери, объяснили юристы. Во-вторых, вывоз остатков автомобиля также должна осуществлять страховая компания за свой счет. Требовать это с клиента и тем более снимать деньги, пока этого не произойдет, незаконно. В-третьих, срок рассмотрения дела «Росгосстрах» затянул почти вдвое, что привело к дополнительным финансовым потерям со стороны пострадавшего, а значит компания должна ответить за это — в виде материальной компенсации.

Судебное разбирательство длилось с ноября по январь — не так уж и долго. Но могло быть гораздо быстрее: складывалось ощущение, что юристы «Росгосстраха» словно специально затягивают дело, регулярно забывая документы и перенося заседания. В итоге в ходе дела компания за свой счет самостоятельно вывезла сгоревшую машину на свою площадку — это была первая победа Дмитрия. За ней последовала и вторая:

18 января суд вынес решение о незаконности страховой компании взимания амортизации за сгоревший автомобиль и выплате пострадавшему 127 тыс. рублей,

которые были незаконно удержаны, а также 20 тыс. рублей на компенсацию юридических расходов и 2 тыс. морального ущерба.

Почему моральный вред, нанесенный всей этой ситуацией клиенту, суд оценил так низко, сложно сказать. Очевидно, что в нашей стране нет культуры правильной оценки последствий намеренно сфабрикованных сложных ситуаций для клиентов. Дмитрий уже не молодой человек, ему 56 лет, и за месяцы разбирательств он потратил немало нервов. Возможно, что более впечатлительный гражданин мог получить существенный урон своему здоровью. Но суд не стал углубляться в душевные тонкости и указал формальные 2 тыс. рублей. Как говорится, спасибо и на этом.

На последнее заседание суда представитель «Росгосстраха» не явился — решение было вынесено заочно. Очевидно, это было сделано специально, чтобы еще больше затянуть процесс. На обжалование решения страховой компании дается 30 рабочих дней. С учетом всех процедурных моментов и праздников деньги должны быть переведены Дмитрию 18 марта. Обжаловать справедливое решение суда компания не стала. После того как деньги будут получены, состоится еще одно заседание, на этот раз у мировых судей. На нем будет обсуждаться уплата пеней в пользу застрахованного лица за слишком затянутое принятие решения страховой компанией. Пени набежали на 25 тысяч рублей. Юристы Дмитрия полагают, что тут их клиент также останется в выигрыше.

Крупные страховые и банковские структуры часто пользуются недостаточной грамотностью населения, вводя различные комиссии и регламенты, которые, по сути, являются незаконными.

В России далеко не каждый пойдет в суд, чтобы доказать свою правоту. Рассказывать о произволе каждому встречному, пожаловаться в соцсетях, поругаться в офисе компании-обидчика — это пожалуйста. Но весь подобный выплеск эмоций не дает практического результата. Бороться с недобросовестными, а зачастую и мошенническими поборами можно только через суд. Главное — не бояться отстаивать свои права.

Виктория Шолохова