Сибирский лес не ждёт подсечек

С 1 января 2022 года в соответствии с поручением президента России в стране начнёт действовать запрет на вывоз необработанной, а также грубо обработанной древесины. Об этой мере, как одной из важнейших составляющих цивилизованного развития лесной отрасли, говорится на разных уровнях на протяжении двух десятков лет. И вот дождались — осталось менее полугода. О готовности лесного бизнеса к этому шагу, об экспортных перспективах, новых стратегиях развития откровенный разговор состоялся в рамках II Байкальского международного форума партнёров на тематической онлайн-секции, собравшей представителей отрасли из регионов России и из других стран.

В активе — много сырья и не меньше вопросов

Иркутская область и Красноярский край — два региона-лидера в стране, как по объёмам лесных запасов, так и по объёмам заготовки, переработки древесины. Власти именно этих двух регионов, в первую очередь заинтересованные в наименее беспроблемном прохождении реформы, заявляют о готовности к резким изменениям. Приангарье является одним из крупнейших в стране регионов по площади расположенного в ней лесного фонда — около 70 млн гектаров; запасы древесины оцениваются в 8,6 млрд кубометров.

«Наличие на территории крупнейших лесных ресурсов послужило базой для создания в области высокоразвитого лесопромышленного комплекса, поставляющего продукцию в другие регионы и страны, — рассказывает заместитель министра лесного комплекса Иркутской области Эдуард Филиппов. — Это позволяет получать серьёзную экономическую отдачу от заготовки, деревообработки, производства пиломатериалов. Удельный вес отрасли в общем объёме обрабатывающего производства области составляет 30%. За первое полугодие 2021 года в регионе произведено около 2 млн кубометров пиломатериалов. Основная часть продукции была отправлена на экспорт, на общую сумму $1,2 млрд, — это 119% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В перечне импортёров насчитывается около 40 стран, самые крупные — Китай, Южная Корея, Япония, Египет».

По словам господина Филиппова, круглый и грубо обработанный лес уже не является заметной статьёй экспорта, поэтому ситуация с запретом не критична для производителей. Более того, по информации регионального минлеса, в Иркутской области существует большой потенциал для привлечения инвесторов, создания и модернизации производств, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью. «На данный момент на территории области осуществляется реализация семи приоритетных инвестиционных проектов. С момента начала их реализации объём вложенных инвестиций составил более 105 млрд рублей, создано 3 тысячи новых рабочих мест, — перечисляет Эдуард Филиппов. — Тем не менее отрасль нуждается в мерах господдержки, чтобы наращивать объёмы переработки древесины, создавать новые рабочие места, повышать налоговую отдачу. В регионе сейчас действуют различные программы, позволяющие получать займы в размере до 100 млн рублей под низкую ставку (до 3%) на приобретение или модернизацию высокотехнологичного оборудования для обработки древесины».

Замминистра напоминает, что федеральная концепция развития лесной отрасли до 2030 года предусматривает вклад лесной отрасли в экономику России на уровне 1,1 трлн рублей. «Выход на такие показатели станет возможным благодаря комплексной работе по многим направлениям. Речь идёт о цифровизации отрасли, развитии механизмов лесовосстановления, о поддержке перерабатывающей инфраструктуры и расширении сети лесных дорог, — делится оценкой Эдуард Филиппов. — Для того чтобы составить более чёткое представление об актуальном состоянии лесной отрасли, планируется цифровизовать и систематизировать сведения о лесах. К слову, Иркутская область является одним из опорных регионов, в котором будет проведён пилотный проект по федерализации лесоустройства».

О развитии доли переработки и отсутствии сложностей, связанных с предстоящим запретом на вывоз круглого леса, говорит и заместитель министра лесного хозяйства Красноярского края Александр Коробкин. По его словам, из 33,5 млн кубометров расчётной лесосеки для реализации приоритетных инвестиционных проектов используется 11,3 млн кубометров. Объём товарной доли экспорта круглого леса составляет лишь 13%, это около 868 тыс. кубометров.

«С 2014 года в Красноярском крае действует концепция, предусматривающая не только максимальную переработку древесины в пиломатериал, но и комплексное использование лесных ресурсов, подразумевающее работу с отходами лесопиления. Это позволяет нам обеспечивать стабильный, по 15% в год, прирост объёмов выпуска качественных сухих пиломатериалов, — указывает на положительный факт Александр Коробкин. —

По итогам 2020 года, на предприятиях, реализующих приоритетные инвестиционные проекты, было выпущено 2,17 млн кубометров пиломатериалов, или 46% от общего краевого объёма.

В регионе ежегодно также выпускается 250 тыс. тонн топливных гранул, 95% из которых экспортируется».

По словам замминистра, в крае также предусмотрены программы субсидирования малых и средних лесных предприятий, в соответствии с которыми они могут модернизировать свои производственные мощности.

Депутат Госдумы РФ Михаил Щапов, также приглашённый на тематическую онлайн-секцию в качестве эксперта, считает, что вопрос развития глубокой переработки на предприятиях лесной отрасли должен решаться не только на региональном, но и на федеральном уровне, вместе с комплексом накопившихся болезненных вопросов. «Мы видим, что государство сейчас повернулось к лесной отрасли как к потенциальному источнику экономического ресурса и вынуждено исправлять совершённые в прошлом ошибки. Так, произошедшая ранее передача полномочий в отрасли на региональный уровень породила отсутствие ответственности. Федеральные чиновники кивают на региональных, говоря, что они плохо работают, а те в ответ ссылаются на отсутствие средств. И действительно, регионам не хватает до 80% финансирования, необходимого для полноценного решения вопросов, связанных с лесоустройством, лесовосстановлением, тушением пожаров и другого, — объясняет он причины видимых проблем. — Сейчас мы видим тенденцию к пересмотру лесных отношений, в результате чего полномочия вернутся на федеральный уровень, на необходимость этого ранее указывал президент. Это приведёт к тому, что финансирование задач и ответственность за их исполнение будут сосредоточены в одних руках. С другой стороны, стоит ожидать повышения арендной платы за пользование лесными участками, ужесточения работы Налоговой службы, возможное увеличение сроков документооборота».

Посмотреть реалистично на последствия запрета вывоза круглого леса призывает председатель Комитета по предпринимательству в лесопромышленном комплексе ТПП РФ Николай Макаров. «Действительно, звучат опасения, что часть отрасли, представленная малыми предприятиями, пострадает от запрета. За оставшиеся полгода никто из них не сможет переориентировать свои мощности под переработку, — рассуждает он. — Вместе с тем сейчас у нас ещё есть время на то, чтобы предложить временные переходные меры. В частности, это поставки круглого леса в другие российские регионы, где существует дефицит древесины, в сочетании с субвенциями по железнодорожным тарифам».

По его словам, для содействия развитию лесопереработки необходимо на федеральном уровне решить два важных вопроса — лесовосстановления и подготовки кадров для отрасли. В настоящее время имеющийся в стране семенной фонд лишь на 10% удовлетворяет потребности отрасли. «Нам необходимы современные лесопитомники, качественная селекционная база — это большая работа, требующая усилий и финансирования. На этом направлении мы отстаём от зарубежных коллег, находясь далеко позади скандинавских стран и Китая, — указывает Николай Макаров на проблемы. —

Ну и, если мы хотим интенсифицировать деревообработку, мало иметь древесину — необходимо обзавестись кадрами.

Пока же мы наблюдаем большую нехватку учебных мощностей вузовского и среднего специального образования для нужд лесной промышленности».

Примером непосредственной практики решения назревших вопросов поделилась вице-президент ассоциации «Русский лес», председатель Комитета по развитию лесной промышленности и лесного хозяйства при ТПП Восточной Сибири Маргарита Ли, рассказавшая о реализации приоритетного инвестиционного проекта в области освоения лесов на территории Иркутской области. Этот проект предполагает не только освоение лесов и выпуск пиломатериалов, но и лесовосстановление.

«Наша ассоциация уже работает в соответствии с требованиями новой реформы. Шесть проектов глубокой переработки реализованы, сейчас мы приступаем к седьмому по счёту. Он предполагает вложение более 5 млрд рублей инвестиций. Будет создано 1,1 тыс. рабочих мест, налоговая отдача ожидается на уровне 600 млн рублей ежегодно. Проектом предусмотрен годовой выпуск более 500 тыс. кубометров пиломатериалов, и 160 тыс. тонн топливных гранул, и, что немаловажно, более 15 млн сеянцев сосны с закрытой корневой системой, — рассказала о планах Маргарита Ли. — Для целей лесовосстановления будет создан отдельный лесопитомник. Сейчас мы ведём переговоры с рядом муниципалитетов, чтобы разместить этот питомник на их территории в формате нового общественного пространства. Люди там смогут не только отдыхать, но и своими глазами видеть, как растёт лес, приобщаться к экологической повестке».

Экспортные перспективы

Узкие места реформы на первых этапах её проведения будут перекрываться ростом прибыли, поступающей от экспорта переработанных изделий. На эту тему высказались сразу несколько экспертов, принявших участие в мероприятии. Председатель исполнительного комитета межрегиональной ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Сибирское соглашение» Геннадий Гусельников, в частности, настаивает: в ближайшие годы в странах Азии и Европы будет расти спрос на продукцию сферы ЛПК, поэтому перспективы российских экспортёров можно считать хорошими, как и рост поступлений от отрасли в российскую казну. «В прошлом году вывоз профилированного материала из России вырос на 25%, наша страна занимает вторую строчку по экспорту клеёной фанеры в мире, и дальнейшие прогнозы на этот счёт хорошие, — считает он. — В дальнейшем нам необходимо сосредоточиться на политике экологически чистого производства, чтобы сохранять конкурентные позиции на мировом рынке. Это невозможно будет сделать без участия лесного бизнеса, без всесторонней вовлечённости органов власти».

Похожей позиции придерживается и первый вице-президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России Олег Нумеров, который призывает параллельно с развитием экспорта пересмотреть и ситуацию внутри отрасли: «Сегодня у нас есть хороший пример выпуска отечественной лесозаготовительной техники в Петрозаводске, импортозамещение начало работать и в этом направлении. Драйвером развития лесопромышленного комплекса может стать деревянное домостроение внутри страны. Примеры этого есть в Вологодской области. Кроме того, часть наших предприятий могут переориентироваться на выпуск мебели не только для зарубежных потребителей, но и для внутреннего рынка».

О более подробной картине спроса и предложения на главном для России рынке сбыта рассказал торговый представитель РФ в КНР Алексей Дахновский, отметивший, что наша страна, занимающая второе место в мире по производству древесины, постоянно наращивает взаимодействие с Китаем в этой сфере. «Китай потребляет ежегодно 570 млн кубометров древесины, более половины которой импортируется. В структуре импорта ежегодно увеличивается доля обработанной древесины и изделий из неё. По данным китайской статистики, в первой половине этого года объём экспорта из России вырос на 16% и достиг $2,7 млрд. В поставках растут пиломатериалы, картон и бумага, целлюлоза, — перечисляет он. —

Значительный потенциал для экспорта имеет щепа лиственных деревьев для нужд китайской целлюлозно-бумажной промышленности.

Однако, чтобы развивать это направление, внутри нашей страны необходимы серьёзные вложения в производственные и инфраструктурные мощности».

По словам Алексея Дахновского, вторым не менее перспективным направлением может стать развитие совместных предприятий по переработке древесины. «Российская продукция хорошо известна в Китае — фанера, картон, упаковка, мебель нашего производства встречаются во всех регионах и крупных городах. Объём наших товаров растёт, что доказывает успешность проводимых реформ. В таких условиях повышается интерес китайского бизнеса к постоянному доступу к источникам продукции через инвестирование в совместные производства. При этой схеме отечественные предприятия получают возможность модернизации, — объясняет он принцип действия сотрудничества. — Сейчас в России действуют 8 таких предприятий, выпускающих шпон, МДФ, древесный уголь и топливные гранулы. Главным препятствием для развития направления являются, как ни странно, не бюрократические барьеры, а действующие противоэпидемические меры и несовершенство нашей транспортной инфраструктуры».

«Хорошие транспортные пути — один из ключевых факторов успеха развития двусторонних взаимоотношений, — соглашается вице-президент группы «Илим», руководитель представительства группы в китайском Пекине Александр Лыхин. — Вместе с тем на китайском направлении перспективы огромные. Рост потребления, развитие уровня жизни, постепенный запрет пластика — всё это важные факторы, способствующие спросу в Китае на продукцию российского ЛПК. Именно для этого мы строим и модернизируем свои предприятия в Иркутской области».

Развиваться не только за счёт Китая, но и за счёт европейских партнёров призывает торговый представитель РФ в Германии Андрей Соболев, напоминающий, что за 2020 год российский лесной экспорт в эту страну вырос с $440 млн до $460 млн, а за первый квартал этого года на $50 млн превысил аналогичные показатели года предыдущего. «На внутреннем рынке Германии стабильно растут цены на обработанную древесину и продукцию из неё. Это создаёт благоприятную среду для экспорта», — указывает он.

Александр Потапов