Сергей Ступин — об «иркутскости», музыке и патриотизме

Как в эпоху глобализации и соцсетей сохранить в людях «ощущение своей земли»? Директор и команда сотрудников Иркутского областного краеведческого музея понимают: «дежурными» экскурсиями и мероприятиями уже мало кого заинтересуешь.
Сергей Ступин, директор Иркутского областного краеведческого музея

«Помните номер в КВН, где охранник пытался загнать всех в рамки? Он еще командно выкрикивал: «Тишина должна быть в библиотеке!» — улыбается Сергей Ступин. — И в библиотеках, и в нашем деле такой подход практиковать бесперспективно. Время вносит свои коррективы в организацию музейной работы, особенно если мы хотим привлечь молодежную аудиторию. А где она? Не буду оригинальным, если скажу: «В гаджетах!» Но так и есть. Как ее оттуда вытащить? Только через сильные реальные эмоции. По-моему, так. Сегодня уже недостаточно просто собирать и хранить экспонаты, красиво расставляя их во время выставок. Важно подавать информацию в интересной живой форме, пробуждающей в человеке чувства. Потому мы стараемся стереть стереотип музея как места, где «тишь да гладь».

— Знаете, на фоне сравнений со столицей в нас порой подпитывают чувство определенной ущербности. Дескать, вот в Москве и культурная жизнь интересней и насыщенней, и развлечения круче, и возможностей для работы и самореализации побольше. Конечно, задача удержания молодежи на своей малой родине — комплексная, и ее решение во многом связано с повышением уровня жизни, с развитием экономики региона. Но и роль краеведческого музея здесь тоже велика…

— Вы правы. Одна из наших главных задач — дать жителям Иркутской области «ощущение своей земли». Сегодня много дискутируют о патриотизме, ложном, истинном. Очевидно, что силой не заставишь людей любить родные края и связать с ними свои планы на будущее. Эта привязанность, ощущение себя как части определенного сообщества формируется постепенно, с самого детства.

— Вспоминаются недавние попытки всевозможных экспертов найти, обозначить и влюбить всех в некую нашу местную особенность — «иркутскость». А для вас лично что могло бы стоять за этим словом?

— Как историк, как человек, который занимался этнографией, скажу просто: для меня «иркутскость» связана прежде всего с людьми, которые жили и живут на этой земле — в городе, в области.

Посмотрите, какое созвездие людей науки, культуры связано с нашим регионом. Такие имена, что оторопь берет… Михаил Миль, династия Меловзоровых, Виктор Телятьев, Валентин Распутин, Александр Вампилов, Леонид Гайдай, святитель Иннокентий (Вениаминов).

И сегодня возрождение, развитие региона, я уверен, зависит только от тех, кто здесь остается и пытается здесь что-то делать, каждый в своем направлении. Да, можно поглядывать на столицу и сетовать, что там все, а у нас ничего. А можно ставить цели на родной земле и шаг за шагом реализовывать здесь что-то достойное.

На самом деле я вижу, что наметился некий положительный тренд. Иркутская земля всегда рождала людей инициативных, и сегодня многие из них находят для себя здесь точки приложения усилий. Знаете, когда мы плотно занимались темой святителя Иннокентия, готовились к открытию культурно-просветительского центра в селе Анга, я заметил, что даже в некоторые деревни (по тому же Качугскому тракту) возвращается жизнь — появляются табуны лошадей, стада коров, красивые наличники на окнах новых и старых домов. Обнадеживающий момент.

Верю, что в историю Иркутской области, край с ярким прошлым, и в будущем будет вписано немало славных страниц.

— Если честно, насколько активно молодежь интересуется этим прошлым?

— Конечно, если не вести целенаправленной работы по привлечению посетителей в музей, по популяризации истории, то молодежь в очередь за билетами сама по себе выстраиваться не будет. Альтернатив, чем занять время, у нее масса.

Знаете, я одно время роптал на школу, на учителей. Думал, ну почему они не так активно, как нам мечталось, ведут подопечных в недавно созданный в Иркутске музей нашего талантливого земляка писателя Валентина Распутина. Правда, почему? Но, пообщавшись с педагогами, я осознал, какая на них рутинная нагрузка, сколько в их жизни «канцелярщины». Потому перекладывать все на их плечи нет смысла. Да, нужно действовать сообща — и школам, и учреждениям культуры, и частному бизнесу, который, отрадно отметить, в нашем туристическом регионе настроен на взаимодействие с государственными музеями.

Мы со своей стороны для привлечения публики в том же музее Распутина активно задействовали современные мультимедийные средства, которые, безусловно, оживляют экспозицию. Предмет нашей гордости — электронный словарь народных слов в прозе Валентина Распутина. Он представляет собой аудиовизуальный комплекс, в котором находят отражение основные слова и словосочетания, взятые писателем из родных мест. Они размещены в виде цитат из его произведений с комментированием — текстовым, визуальным, звуковым. В словаре цитаты с диалектизмами сопровождаются медийным рядом — аудиальными и визуальными записями, произведенными этнографом Галиной Афанасьевой-Медведевой, в том числе и на родине писателя, Усть-Удинском районе Иркутской области, текстовыми иллюстрациями из «Словаря говоров русских старожилов Байкальской Сибири» Галины Афанасьевой-Медведевой, музейными предметами из фондов Иркутского областного краеведческого музея. Фрагменты из произведений Валентина Распутина озвучили актеры Иркутского академического драматического театра имени Н.П. Охлопкова.

Мы обо всем этом рассказываем, и поток посетителей постепенно выстраивается. У посетителей глаза блестят, когда они оказываются внутри.

— А у самих музейных работников глаза блестят? Вы привели отличный пример с педагогами — когда рутина засасывает, и людей сложно «раскачать» на что-то новое.

— Я понимаю, о чем вы. Иногда имеет место профессиональное «выгорание». Но, скажу вам, ориентир на новые методы работы помогает «встряхнуться»… Я как руководитель — и сам человек творческий — стараюсь и в других, в коллегах увидеть и раскрыть этот потенциал, креативность. Хотелось бы, чтобы люди на работу приходили не часы «отбывать», а действительно жили тем, что придумали, что потом с искренним интересом реализуют, отмечая как все вокруг их инициативы вдруг «завертелось». Вот тогда в проектах появляется та самая удивительная энергия, которая притягивает к ним все больше и больше участников.

— Именно так было с музыкальной группой «Ледокол», в состав которой вошли сотрудники музея? Вы ведь тоже играете на гитаре?

— Да. Мы, видимо, в детстве не доиграли в ВИА (смеется), а теперь организовали группу и с большой радостью выступаем в рамках музейных мероприятий. Название взяли соответствующее — в честь уникального, старейшего в мире (скоро отметит 120-летие!) ледокола «Ангара», где сегодня тоже размещена экспозиция Иркутского областного краеведческого музея.

— Приятно отметить, что музыкальные выступления «Ледокола» публика принимает очень хорошо — и авторские песни коллектива, и те, что всем знакомы с малых лет. Концерт «в рамках выставки «Струны, клавиши и не только» собрал около сотни ваших поклонников. Мы заметили в зале Музейной студии и парней лет четырнадцати, и пары «серебряного» возраста.

— Публика и правда разная приходит. Это отлично!

— А молодой саксофонист Артем Сыровацкий теперь тоже полноправный участник группы?

— Артем, талантливый выпускник новосибирской консерватории, органично влился в группу. Мы пригласили его один раз — понравилось и ему, и слушателям. Он внес в концерт свежее дыхание, профессиональная игра на саксофоне придает звучанию дополнительные краски. Думаю, в целом у Артема в Иркутске большое будущее. Увидите афиши его концертов на разных площадках — рекомендую.

— Музей и другим коллективам, как мы видим, охотно предоставляет свои площадки для выступления.

— Раз мы вспоминали культурную жизнь в столице, то не могу не сказать, что в Москве и Петербурге это распространенная практика. Музыка и другие виды искусства прекрасно дополняют друг друга, и посетителям дарят те самые яркие эмоции, за которыми они приходят еще и еще.

В июне в Музее Распутина очень атмосферно прошел музыкально-литературный концерт «Метель», приуроченный к 220-й годовщине со дня рождения Александра Сергеевича Пушкина и Дню русского языка. Выступал Юрий Кологреев, артист симфонического оркестра группы альтов Иркутской областной филармонии, заслуженный работник культуры и искусства Иркутской области. Приглашенные ребята-школьники услышали живой слог знаменитого произведения поэта и познакомились с музыкальными творениями великих композиторов — Чайковского, Листа, Свиридова.

Кроме того, в рамках проекта «Музыка в Мавританском замке» успешно проходят выступления в отделе истории — как иркутских музыкантов, так и артистов из других городов. Начало проекту положила реставрация пианино Becker 1915 года выпуска, которое находится в выставочном зале отдела истории. На отреставрированном инструменте сыграли московский пианист Дмитрий Онищенко, иркутянка, студентка фортепианного отделения Академического музыкального колледжа при Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского, многократный стипендиат мэрии Иркутска и губернатора Иркутской области, стипендиат фонда «Новые имена» Мария Карпова. Также в рамках проекта выступили артисты хора «Глория» кафедры музыкального образования Педагогического института ИГУ и вокально-театрального объединения Института дополнительного образования ИГУ «Резонанс».

А в музейной студии серия музыкальных выступлений проходит в рамках выставки «Струны, клавиши и не только». В частности, на этой площадке играют (и не в первый раз) лауреаты всевозможных премий и фестивалей — коллектив «Этнобит». Его самобытные концерты — звуки диджериду, калимбы, глюкофона, варгана, фреймдрама, караталы, джембе — всегда имеют большой успех у публики.

— Кстати, о выставке «Струны, клавиши и не только». Это ведь удачный пример партнерского проекта? Вы готовили его вместе с легендой иркутского рок-движения Вячеславом Танкиным?

— У Вячеслава интереснейшая коллекция музыкальных инструментов. Так, в коллекции Танкина есть электрогитары мировых брендов, таких как Gibson 1986 года и Fender 1979 года выпуска (это не единственный в России экземпляр). Гитары этих фирм на протяжении десятилетий были излюбленными инструментами рок-музыкантов. К примеру, гитаре Gibson отдал предпочтение фронтмен группы Black Sabbath Тони Айомми, а гитарист группы Pink Floyd Дэвид Гилмор долгое время играл на гитаре Fender. Также в коллекции Вячеслава Танкина есть электроорган Хаммонда 1967 года. Такие инструменты использовались в группах Deep Purple, Uriah Heep, The Doors и других.

А из запасников краеведческого музея в экспозицию «Струны, клавиши и не только» вошло более ста инструментов. Среди наиболее интересных — «корабельное» фортепиано середины XIX века фирмы Alph se Blondel из старых поступлений музея, аккордовая цитра, или автохарп, и монгольский духовой инструмент дункар, изготовленный из раковины морского моллюска.

Такой вот получился синтез. В итоге интерес к выставке проявила та часть публики, которую, как правило, не так-то просто привести в музей — рокеры, молодежь.

Еще один важный момент. Музейные экспонаты нельзя трогать руками. Таковы правила. А вот к коллекции Танкина тот разрешил притронуться, попробовать извлечь звук. Не представляете, в какой восторг эти звуки привели ребятишек с проблемами зрения, для которых была организована специальная экскурсия. Они просто светились от счастья. А как они увлеченно участвовали в «археологических раскопках» в отделе истории. В апреле в музее стартовал проект «Музейный факультатив».

«Факультатив» рассчитан прежде всего на особенных детей. Мы приглашали незрячих и слабовидящих детей. Учителя в специализированных школах в силу разных обстоятельств — нехватка времени, наглядных пособий — не всегда могут на уроках дать материал так полно и интересно, как мы в музее. Это не уроки, а дополнительные занятия, которые помогают детям обрести интерес и к школьным предметам, и к посещению музея. Представьте, дети держали в руках настоящие орудия труда каменного века, тактильные копии черепов древних людей, делали археологические раскопки и добывали огонь как неандертальцы. Или им рассказывали про природу родного края, давали потрогать животных, обитающих в Прибайкалье и послушать их голоса. Ребята были в восторге!

В такие моменты я понимаю: не зря многомесячная подготовка к той или иной выставке, не зря споры о концепциях и по поводу каких-то, иногда кажущихся чрезмерно смелыми идей. В итоге наша работа в чьем-то сердце отзывается теплотой. Наполняет чью-то душу любовью к нашей общей родине, большой и малой, к ее людям, к ее истории.

Ольга Брайт
Ожививший ледокол «Ангара»

«Ангара» — старейший из сохранившихся в мире ледоколов. Его по частям привезли из британского Ньюкасла, а собрали и спустили на воду в 1900-м в прибайкальском поселке Листвянка. «Ангара» перевозила пассажиров и грузы по Байкалу. А в гражданской войне корабль участвовал сначала на стороне советов, потом — за белых. Есть легенда, что именно на ледоколе адмирал Колчак вез то самое золото.

Сегодня ледокол — одно самых мистических мест в Иркутске. В его машинном отделении снова слышны звуки. И в котельной время от времени раздается эхо вековой давности. На «Ангаре» запустили захватывающую интерактивную экскурсию, по атмосфере напоминающую квест.

Интерактивные экскурсии проводят по предварительной записи: (3952) 458148.