Сергей Левченко: «Необходимо заканчивать с психологией временщиков»

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко на рабочей встрече у президента России Владимира Путина перечислил ряд вопросов, которыми намерен заниматься на своем посту. Напомним, это газификация региона с использованием запасов Ковыктинского месторождения, налаживание центров переработки газа, наведение порядка в лесной отрасли и развитие иркутского авиаузла. Конечно, это не означает, что данный перечень проблем для главы Приангарья является исчерпывающим. О других, не менее важных вопросах Сергей Левченко рассказал корреспонденту нашего издания.

— Сергей Георгиевич, при сложившихся в стране непростых экономических условиях в регионах все больше активизируется работа, связанная с привлечением инвесторов. Какие перспективные объекты для вложения, на ваш взгляд, существуют в регионе?

— Для начала необходимо определить направления работы, выстроить принципы сотрудничества с инвесторами. С точки зрения вложения средств, любой объект может считаться интересным — ведь в регион приходят деньги, появляются новые рабочие места, растет налогооблагаемая база и улучшается социальный климат. Но это только одна сторона медали.

Если смотреть с другой стороны, то эффект от инвестирования может оказаться спорным. Возьмите, к примеру, проект с переносом взлетно-посадочной полосы иркутского аэропорта. Нехорошо, если новая полоса будет проходить по местам захоронений, что ради аэропорта затевается переселение жителей поселков, основанных несколько сотен лет назад. Да и сама идея оставлять аэропорт в черте города тоже спорная.

Считаю, что любая инвестиционная заявка правительством региона не должна рассматриваться только лишь с точки зрения финансовой выгоды. Я выступаю за взвешенный подход, когда привлекаемые средства не создают проблем, которые могут стоить дороже вложенных денег. У нас есть перспективные направления, работа с которыми принесет одни только преимущества.

К примеру, Иркутская область, так же как и вся Россия, на сегодняшний день находится в серьезной зависимости от так называемой сырьевой ренты, от взаимоотношений с зарубежными покупателями сырья. В Приангарье добываются важнейшие для экономики ресурсы — нефть, уголь, древесина, железная руда, золото. А что и в каком объеме перерабатывается?

Федеральный центр давно призывает — необходимо слезать с сырьевой иглы! Однако на местах, в том числе и у нас, к сожалению, ничего не меняется.

— Что в связи с этим вы намерены делать?

— Новому составу правительства Приангарья необходимо провести серьезную работу и выстроить цепочку предложений по налаживанию перерабатывающих мощностей по каждому виду добываемого у нас сырья. Перед правительством буду ставить именно такую задачу. Я понимаю, что такие новые производства может быть не так эффективны и быстры с точки зрения отдачи, окупаемости вложений, но необходимо заканчивать с этой психологией временщиков, когда властям и инвесторам выгодно как можно больше «насверлить» дырок в земле, продать сырье, а там хоть трава не расти.

Это все не исключает того, что мы будем продолжать развитие добычи природных ресурсов, но хочется донести до политических, бизнес— и общественных кругов Иркутской области понимание одного простого тезиса. Если все мы собираемся жить дальше на нашей земле, быть ответственными перед детьми и внуками не только за развитие региона, но и сохранение его уникальности, надо заниматься вопросами переработки.

В этом направлении, думаю, можно создать ряд стимулирующих факторов. Поощрять при помощи различных механизмов переработчиков сырья, при этом не исключаю, что в отношении тех, кто занимается только добычей, могут действовать определенные ограничения. Уверен: если сесть за один стол с представителями добывающих отраслей, поставить перед ними задачу, то можно выработать много различных вариантов, меняющих нынешнюю ситуацию. Главное, чтобы бизнес понимал — процесс наращивания объемов переработки мы инициируем не потому, что так хочется, а потому что это насущная необходимость.

— Крупные проекты по переработке наверняка не обойдутся без участия соседей — инвесторов из ближайших азиатских стран. Готовы налаживать международное сотрудничество?

— С соседями нужно дружить всегда, и если существуют взаимные интересы, то сообща работать. Иркутская область с точки зрения перспективы развития и укрепления международных связей имеет свои преимущества. Находясь на востоке страны, мы можем в полной мере взять на вооружение тренд «разворота на восток», который наметился в общероссийской внешней политике.

Иркутская область, как никакой другой регион, обладает давними и крепкими промышленными связями с Монголией. Во-первых, мы единственные в стране, кто может говорить о наибольшем объеме экономических отношений. Во-вторых, специалисты из Иркутска для Монголии в свое время буквально создали и развили ряд важнейших экономических отраслей — геологоразведку, энергетику, строительство и так далее. Кроме того, у нас большое количество и других связей — культурных, образовательных. Однако в последние годы, бывая в Монголии, я, к сожалению, наблюдаю, что Приангарье постепенно отступает с занятых ранее позиций сотрудничества. А свято место пусто не бывает, если вы сейчас приедете в Улан-Батор, то увидите там присутствие крупного, среднего и мелкого бизнеса со всех уголков мира — от Канады до Австралии. Между тем Иркутская область и Монголия все еще могут быть главными партнерами друг для друга, у нас столько общего — разнообразие и богатство природных ресурсов, огромные территории, очень похожий климат. Учитывая транспортную доступность и наши недорогие энергоресурсы, можно выстроить целый ряд совместных проектов.

В монгольских деловых и политических кругах у меня много знакомых, я собираюсь восстанавливать более тесные отношения между нашими территориями.

Очень важным партнером для нас, безусловно, является и Китай. Сотрудничество с ним — насущная и взаимовыгодная потребность. Первая в мире экономика сейчас активно ищет сферы приложения капитала, и Сибирь в этом плане выглядит весьма привлекательно. Мы должны извлекать выгоду из этих устремлений. Полагаю, что начать необходимо с укрепления отношений с отдельными провинциями КНР, чтобы потом на основе этого выстроить целостную политику сотрудничества между Иркутской областью и Китаем. Думаю, будет правильным, если в правительстве региона появится отдельный человек, который бы целенаправленно занимался налаживанием связей с Китайской народной республикой.

— Наверняка какой-то рецепт вы можете предложить и для развития туристической отрасли, которая в последние годы топчется на месте, несмотря на очевидные преимущества региона в этом вопросе.

— Согласен, сложившаяся в Иркутской области ситуация с туристическим бизнесом и развитием отрасли в целом далека от идеала. Причина в том, что все эти вопросы не так просты, как кажется на первый взгляд. Казалось бы, что может быть проще — поучаствовать в международных выставках, провести там презентацию Байкала, и весь мир поедет к нам. Но все намного сложнее: туристическая отрасль для своего успешного развития, помимо объекта притяжения людей — в нашем случае Байкала, требует и много других вещей. Должны работать профессионалы, которые понимают, на какие туристические потоки мы рассчитываем, что мы можем предложить. Ведь даже так называемый «дикий» турист нуждается в определенных вещах: для человека, который самостоятельно, без помощи туроператора добрался до Байкала, чтобы побродить по его берегам, забраться на гору, должны быть созданы элементарные условия. Если турист увидел отсутствие дорог, связи, мест для цивилизованной утилизации мусора, он сюда не вернется. В Европе тоже развит «дикий», экологический туризм, но там, если человек пойдет в горы, он увидит удобные тропинки, указатели, лавочки для отдыха или пикника, кафе — и это все в гармонии с природой. Удовольствие от такого похода уже совсем другое.

Убежден, для развития туристической отрасли региона должна быть создана не поверхностная, а очень продуманная, профессиональная программа — при помощи людей и организаций, которые в этом действительно разбираются, имеют опыт и четкое понимание задач и их решений. А различных идей и прожектов я уже наслушался немало. К примеру, не так давно мне предложили создать музей технократии на месте БЦБК. Мол, там достаточно укрепить конструкции, провести косметический ремонт, и люди со всего мира будут приезжать смотреть на станки и оборудование. Нью-Васюки какие-то, а не идея.

— Лесной комплекс — еще одна вечная и болезненная тема для Приангарья, которая с каждым годом обрастает все новыми проблемами. Это, к примеру, захламление лесосеки, что также влияет на пожароопасность. Что можно сделать на уровне региона?

— Мы с вами живем на этой земле и видим захламленность леса, что там происходит с незаконными рубками, понимаем, что этот бардак приводит к экологическим проблемам, к высоким рискам возникновения пожаров, пробуксовывает лесовосстановление.

С одной стороны, существуют все механизмы, чтобы сложившуюся ситуацию не то чтобы исправить, а вообще не допускать ее возникновения. В Лесном кодексе достаточно четко прописана ответственность и обязанности всех участников отрасли — арендаторов, муниципальных и региональных властей, лесной охраны. Механизм заложен, но он не эффективен, так как получается, что у леса нет единого хозяина. Раньше работали лесхозы, их система, конечно, имела свои недочеты, но был порядок, сейчас стало только хуже. И, откровенно говоря, невозможно махнуть шашкой и одним губернаторским постановлением все исправить. Надо менять много отдельных вещей — муниципальные постановления, областное и федеральное законодательство, рассматривать механизмы, которые раньше реально работали, и возвращать их.

Будем действовать в этом направлении. Вопрос неоднократно обсуждал с представителями федеральной власти, в частности с председателем комитета Государственной думы ФС РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии Владимиром Кашиным. У нас общая точка зрения на эту проблему.

Только нужно отдавать себе отчет в том, что наведение порядка в лесной отрасли зависит не только от власти. Тема имеет принципиальный психологический момент. В обществе сейчас изменилась атмосфера, все мы стали более равнодушными по отношению к нашим природным богатствам. Привычной стала картина — вот горит лес, а мимо по трассе безучастно едут люди, никто даже не догадается позвонить кому-то, хотя бы попытаться что-то сделать. Надо менять такое отношение. Квинтэссенцией подобной психологии стала ситуация этого года с пожарами в Прибайкальском национальном парке, когда одни вовремя не сообщили, другие решили, что это не их ответственность… А значительная часть нашего общего леса в итоге сгорела.

В то же время радует появление активных людей, которых объединила тема защиты лесов от пожаров и которые, невзирая на трудности, встали на защиту леса от огня. Это отличный пример поведения настоящего гражданина страны, который всей душой любит область, в которой живет. С такими людьми нам по пути!

Влад Никифоров
Фото Александра Сидорова