Сергей Левченко: «Инвестируйте в Россию! Инвестируйте в Иркутскую область!»

За этой фразой, которая в 2017 году прозвучала в финале инвестиционного послания губернатора Иркутской области, стоит вполне понятное человеческое желание — вернуть региону ту мощь, то движение и то настроение, которое двигало его вперед в период масштабных проектов советского времени.

Сергей Левченко был не просто свидетелем небывалого рывка, он сам помогал закладывать фундамент будущих свершений. В прямом и переносном смысле. Бум великих строек губернатор вспоминает с чувством ностальгии, при этом считает, что в сегодняшних условиях есть возможность демонстрировать устойчивое развитие. Основные экономические показатели Иркутской области за последние два года подтверждают: динамика положительная.

В беседе один на один глава Иркутской области держится ровно и уверенно, он далек от образа яростного политика, сыплющего лозунгами. Губернатор из тех, кого учили мыслить стратегически, идти к цели поэтапно и помнить главное: «Работать надо». Коллеги, товарищи по партии и друзья говорят, что Сергей Левченко всегда придерживался принципа «Планирование — половина успеха».

— Сергей Георгиевич, вы начинали работать тогда, когда было принято мыслить как минимум пятилетками. Затем в стране наступил период слепой веры в то, что рынок все «разрулит». Однако очевидно, что без сбалансированного регулирования со стороны властей на всех уровнях восстановить утраченное в переломный момент, догнать и перегнать лучшие экономики мира не получится. Многие, если честно, вообще сомневаются, что российскую систему можно «прокачать», тем более изменить что-то в рамках одного региона. Вы же взялись за эту задачу два года назад. Как бы вы охарактеризовали нынешнее положение в области?

Сергей Георгиевич Левченко

Родился в 1953 году в Новосибирске. В 1976 году окончил факультет промышленно-гражданского строительства Новосибирского инженерно-строительного института имени В.В. Куйбышева, в 1993 году — факультет экономики и управления Российской академии управления при Правительстве Российской Федерации.
Трудовую деятельность начал в 1976 году в качестве мастера, а затем прораба, начальника участка в Красноярском строительно-монтажном управлении треста «Сибстальконструкция». С 1982 по 1987 год руководил Ангарским строительно-монтажным управлением треста «Красноярскстальконструкция».
Затем занимал должность председателя Юго-Западного райисполкома г. Ангарска и был депутатом Юго-Западного района совета народных депутатов. В 1988 году назначен вторым, а в 1990-м — первым секретарем Ангарского горкома КПСС. С 1993 г. — первый секретарь Иркутского областного отделения Коммунистической партии Российской Федерации.
С 1999 года представлял интересы Иркутской области и ее жителей на федеральном уровне в качестве депутата Государственной думы Федерального Собрания РФ. Специализировался на вопросах энергетики в профильном комитете. В период с 2004 по 2007 гг. — депутат Законодательного собрания Иркутской области, председатель комиссии по контрольной деятельности.
27 сентября 2015 года одержал победу на досрочных прямых выборах губернатора Иркутской области и 2 октября вступил в должность главы региона.

— Знаете, я — строитель. Поэтому привык измерять жизнь, оценивать какие-то ее моменты в первую очередь через призму этой отрасли. Не зря она считается локомотивом, индикатором экономики в целом.

В 28 лет, в начале 1980-х, я был назначен директором Ангарского строительно-монтажного управления треста «Красноярскстальконструкция». Это предприятие первой категории. У меня было ощущение, что я живу на строительной площадке, и пейзаж вокруг стремительно меняется. На ум приходят известные строчки: «За ночь ровно на этаж вырастает город наш». Так и было. В Иркутской области и вокруг кипела работа. Мы развивались семимильными шагами. В нашем регионе в общей сложности организовали 17 ударных всесоюзных и областных строек. Нигде больше в стране такого бума не было. Строительная отрасль переживала подъем. И наше предприятие одновременно возводило десятки объектов по всей Сибири и даже за пределами СССР.

Можно даже далеко не заглядывать. Иркутский музыкальный театр, объекты нынешней Ангарской нефтехимической компании, Усольский химфарм и химпром, ангары для иркутского аэропорта, Ново-Иркутская и другие крупные ТЭЦ, Иркутский алюминиевый завод — это отнюдь не полный перечень площадок, где трудились наши бригады.

И вдруг страна свернула на путь так называемых рыночных отношений. Появились какие-то странные люди, которые за бесценок скупали ваучеры и получали предприятия. Те самые, которые мы создавали своими руками. Большинство производств было загублено, так как жульничать было куда проще, чем по-настоящему управлять.

Тяжело было смотреть на все происходящее. Хотя я по роду своей деятельности — на посту первого секретаря Ангарского горкома КПСС — должен был, наоборот, людей вдохновлять, вселять в них уверенность, что это безобразие ненадолго. Коллектив стройуправления тогда попросил меня снова принять руководство предприятием. Кроме того, если вы помните, Борис Ельцин подписал указ «О приостановлении деятельности Коммунистической партии». И передо мной встало две задачи: отстоять и восстановить партийную организацию в регионе, а также сохранить крупное предприятие в непростой для промышленности момент.

И КПРФ мы отстояли в судах, и «Стальконструкция» до сих пор на строительном рынке. Считаю, что я с вызовами того времени справился. А позже, когда возникла возможность не просто удержать одно предприятие от краха, а сделать что-то, чтобы область получила новый импульс, новый толчок, чтобы жители увидели перспективу, я решил участвовать в выборах губернатора.

— На губернаторские выборы свою кандидатуру вы впервые выставили в 1997 году?

— Да, и через четыре года я тоже принципиально участвовал в выборной кампании. Была уверенность, что моя позиция, моя программа, мои усилия сработают на пользу области. Прямо скажу, что задача была не в кресло сесть. Не мог я равнодушно смотреть на разруху, видел возможность переломить негативные тренды. Хотя прекрасно понимал, что в отдельно взятом регионе что-то изменить будет непросто. Непросто, но все-таки реально. Два года работы нашей команды это подтверждают. Результат есть.

— Теперь, когда у вас есть возможность влиять на развитие региона, как расставили приоритеты в работе?

— Хотите, чтобы я сказал вам, что у меня на первом месте, что на втором? Часто приходится слышать от журналистов подобные вопросы о приоритетах. Но губернатор — это та должность, где все нужно держать в поле внимания, весь регион, все сферы. Я стремлюсь работать так, чтобы каждая отрасль, каждый министр чувствовал себя главным.

Вот скажите мне, что важнее — продовольственная безопасность или культура? Я должен быть уверен, что весной хозяйства выйдут на посевную, а зимой фермеры не будут забивать скот, потому что его кормить нечем. В то же время я знаю: каких бы успехов мы ни достигли в экономике, нельзя забывать о театрах, музеях и других учреждениях культуры. Ведь заработанным рублем можно по-разному распорядиться. Мне бы хотелось, чтобы жители региона имели возможность не только в торговых центрах потратить средства, но и вложить их в саморазвитие, в культурный отдых.

— Но, согласитесь, все-таки поддерживать культурную и социальную сферу проще, когда на территории области реализуются большие инвестиционные проекты. Они обеспечивают стабильный поток поступлений в бюджет. Крупные компании часто берут на себя функции социальных партнеров тех или иных муниципальных образований. Определенные надежды региона были связаны с таким механизмом, как ТОСЭР — территория опережающего социально-экономического развития создана в городе Усолье-Сибирское. Как строится работа с потенциальными инвесторами?

— Не буду лукавить. Привлечение инвесторов — процесс небыстрый. Лично меня удивляет, что многие представляют себе ТОСЭР чем-то вроде поля чудес, где без особых усилий можно найти миллиарды. Так не получится. Работать надо!

Основы стабильности

Иркутская область по темпу роста налоговых и неналоговых доходов по итогам 10 месяцев 2017 заняла 26 место в Российской Федерации и третье в СФО. Это позволяет Приангарью обеспечивать не только предусмотренные региональные расходы, но и поддерживать бюджеты городов и районов.
По состоянию на 1 ноября 2017 года объем госдолга Иркутской области равняется 13,6 млрд рублей, что на 5,1 млрд рублей ниже объема долга на 1 января 2017 года. Уровень долга по отношению к общему прогнозируемому объему доходов без учета безвозмездных поступлений на 2017 год составляет 13,0% и является одним из самых низких среди субъектов Российской Федерации (13 место) и в СФО (второе место).
Проводимая долговая политика области, а также улучшение динамики налоговых поступлений послужили основой для подтверждения 2 июня 2017 года аналитиками международного рейтингового агентства Standard & Poor’s кредитного рейтинга на уровне «ВВ», прогноз по рейтингу «Стабильный». В 2017 году по результатам оценки за 2016 год, осуществляемой Минфином России, Иркутской области присвоена первая степень качества управления региональными финансами. Высшую степень качества регион подтверждает уже на протяжении трех лет подряд.

К тому же у нас сейчас по всей стране ТОСЭРы. Теряется весь смысл механизма. Получается, что везде примерно равные условия. Тогда в чем территории друг друга опережают? При таком раскладе, мы понимаем, одним статусом резидента ТОСЭР (даже со всеми вытекающими из него льготами) на территорию вряд ли кого-то «затянешь». Нужен комплекс мер. И Иркутская область в 2016 году усовершенствовала механизм поддержки инвестиционных проектов.

В регионе давно создана Корпорация развития Иркутской области. Ее капитал — 2 миллиарда рублей, выделенных из бюджета. Во что их вкладывали? Как оказалось, до 2015 года даже правовой механизм использования этих средств не был обеспечен. Подход к работе с инвесторами был пассивным — приходите, приносите, мы рассмотрим. Так далеко не продвинешься, нужно занимать активную позицию. Для этого в дополнение к уже существующей инфраструктуре поддержки инвестиционной и предпринимательской деятельности, которая включает в себя Корпорацию развития Иркутской области, Гарантийный фонд и Фонд поддержки предпринимательства, были созданы еще три новых института развития. Я говорю об Агентстве инвестиционного развития Иркутской области, региональном фонде микрокредитования и Фонде развития промышленности Иркутской области. Сейчас главная задача — заставить слаженно работать все звенья этого механизма, который мы называем «большой корпорацией».

— Можно ли связать рост в секторе обрабатывающих производств как раз с тем, что заработал региональный фонд развития промышленности?

— Я все-таки считаю, что на результат сработало именно все в комплексе. Но фонд развития промышленности — безусловно, эффективная структура. Она позволяет осуществлять заемное финансирование проектам предприятий обрабатывающей промышленности по ставке 5% годовых в размере от 20 до 100 млн рублей за счет федерального и регионального источников. При этом соотношение софинансирования 70 на 30.

— Сегодня со всех экранов нам говорят о новой индустриализации и развитии высокотехнологичных производств: хорошо, если отечественная продукция заменит импортные аналоги, еще лучше, если будет востребована за рубежом и пойдет на экспорт. А что из произведенного или придуманного в Прибайкалье лично вас по-хорошему удивило за последние год-два?

— Конечно, один из самых громких проектов — пассажирский лайнер МС-21, который делают на Иркутском авиазаводе.

Также меня впечатляет уровень производства, организованного компанией «Фармасинтез», отметившей в этом году свое двадцатилетие. За эти годы «Фармасинтез» вырос в компанию, которая развивается высокими темпами и может считаться одной из немногих, определяющих лицо отечественной фармацевтической отрасли. В этом году было открыто новое производство в Иркутске, на 2018-й запланирован запуск завода в Братске и договоренность по инвестпроекту в Усолье.

И достойных примеров у нас на самом деле много. Это и инструмент высокого уровня от «Энерпреда», продукция Ангарского завода полимеров и АНХК, машины и оборудование, изготовленное на «Усольмаше» и «Востсибмаше», а также, безусловно, продукция нашего АПК и сельхозпроизводителей. Продолжать этот список можно долго.

— Очевидно, что масштабные проекты требуют взаимодействия с федеральным центром. Насколько удается выстроить сотрудничество? Вы уже упоминали, что понимание найдено, например, в рамках работы фонда развития промышленности.

— Я считаю, что наш диалог с Москвой, общение с высшим руководством страны, с представителями Правительства строится в конструктивном ключе.

Хочу подчеркнуть, что важно понимать, с какими вопросами нужно обращаться на федеральный уровень, а что решать самим. Работает такой подход: «Мы многое сделали сами, но на этом этапе требуется поддержка, так как речь идет как раз о полномочиях федеральных структур и ведомств, давайте действовать вместе». Придерживаться такой позиции — это, по моему опыту, самая верная стратегия. Я 15 лет представлял регион в Государственной думе, плотно общался с министерствами и потому есть понимание, как работает система.

— В частности вам с Москвой удалось прийти к общей позиции по вопросу ликвидации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

— В рамках федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012-2020 годы» предусмотрено выделение 6 млрд руб. на рекультивацию отходов шламоотвала БЦБК. До 2016 года практически не было движения в решении этой проблемы. Поэтому во время очередной встречи с президентом страны я заострил на этом внимание: мы оказались в ситуации, когда за оставшиеся 4 года нужно успеть сделать все, что было запланировано на 8 лет. Я предложил, чтобы функции заказчика по проекту утилизации отходов БЦБК были переданы от федерации к региону. И наши аргументы были убедительны. К нам прислушались.

Социальное партнерство

С начала 2017 года заключено 20 соглашений о социально-экономическом сотрудничестве между правительством Иркутской области и хозяйствующими субъектами с общим объемом финансирования социальных мероприятий на 1 млрд рублей и объемом договоренностей по уплате налоговых платежей на 18,5 млрд рублей. Привлеченные за счет соглашений средства планируется направить на поддержку учреждений здравоохранения, социальной защиты, помощь пенсионерам и ветеранам, детям-сиротам, детям-инвалидам, развитие детского спорта, дошкольных учреждений.
Соглашения заключены с такими крупными организациями, как ОАО «Группа «Илим», ООО «Иркутская нефтяная компания», ПАО «НК «Роснефть», ПАО «Корпорация «Иркут», ПАО «Высочайший», ЗАО «ЛДК «Игирма», АО «Труд», ОАО «Иркутсккабель», «Т2 Мобайл» и рядом предприятий сельхозтоваропроизводителей. Ведется работа по заключению соглашений с ООО «Эн+ Менеджмент», ПАО «Полюс», ПАО «Сбербанк России», ООО «ФСК «Дом-строй», в рамках которых запланированы договоренности по налоговым поступлениям на сумму порядка 5 млрд рублей и социальных обязательств предприятий — более 500 млн рублей.

Мы также были заинтересованы в том, чтобы подрядчика по этому проекту правительство назначило без конкурса. Потому что в таком вопросе цена не может быть основным определяющим фактором. Сколько найдется желающих побороться за 6 млрд? А сколько среди них может оказаться жуликов? Мы знаем много примеров, когда компании, выигрывающие тендеры, ничего толком не делают и «растворяются» вместе государственными деньгами.

В итоге в конце октября премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал распоряжение об определении холдинга «Росгеология» (100%-но государственная компания) единственным исполнителем работ по ликвидации отходов ОАО «Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат». Предприятия АО «Росгеология» обладают успешным опытом по ликвидации накопленного экологического ущерба в наиболее сложных природно-климатических условиях. Уже в середине ноября «Росгеология» и министерство природных ресурсов Иркутской области заключили госконтракт на рекультивацию отходов комбината. В настоящий момент компания совместно с Иркутским национальным исследовательским техническим университетом, который был приглашен в качестве соисполнителя, тщательно работает над технологией. Мы надеемся, что в 2018 году будет проведена вся подготовительная работа, пройдены все экспертизы и, наконец, начнется конкретная работа по реализации проекта.

— Умение убеждать и договариваться для человека на посту губернатора — важное качество. Если без ложной скромности, на чем еще основана ваша эффективная работа? Дает о себе знать партийный и управленческий опыт? В этом контексте нельзя не вспомнить, что в последнее время в регионы пришло немало молодых губернаторов. Как вы оцениваете такую тенденцию?

— Не мне судить, на чем основаны такие кадровые решения высшего руководства страны. Не думаю, что возраст — это главный критерий. Другое дело, что сложно принимать руководство новым для тебя регионом, вникать в проблемы отраслей, от которых ты раньше был далек.

Мне кажется, советская система подготовки управленческих кадров (она взята за основу и в Китае) была очень эффективной. Люди двигались по вертикали власти постепенно, накапливая опыт. Step by step, как говорят англичане.

Я сам воспитан в этой системе. Рос без отца, уехал в Красноярск, работал на стройках. Был мастером, прорабом, начальником участка и только потом, со временем, дорос до директора предприятия. По партийной линии тоже двигался постепенно. Это вполне естественно. Человек переходит на следующую степень, когда есть уверенность, что он предыдущую освоил. И учиться, вникать во что-то новое приходится постоянно.

— А жизнь научила вас быть жестким? Ведь, как любой представитель власти, губернатор должен уметь не только поощрять достойных, но и пресекать злоупотребления.

— Есть круг вопросов, по которым у меня принципиально жесткая позиция. Они, в частности, касаются природных ресурсов. Регион ими богат. Это и наше счастье, и наша беда. Долгое время усилия были направлены на то, чтобы эти ресурсы выкачать, вырубить, выловить… Считаю это неправильным. Потому мы на практике реализуем программы, направленные на то, чтобы слезть с «сырьевой иглы». Кроме того, я считаю, что бизнес, который добывает ресурсы на территории области, должен тут же их и перерабатывать. Создавать рабочие места, платить налоги. Справедливо? Справедливо.

Могу в качестве примера привести ситуацию в лесном комплексе. За два года порядка стало гораздо больше. Мы нашли способы убеждения: работаешь здесь — работай без жульничества.

— Опять сила убеждения?

— Пока не со всеми, конечно, найдено понимание. Но уже сейчас мы увидели рост доходов в бюджет. Я знаю, что цифры могут быть гораздо больше. И мы продолжим работать в этом направлении. Потенциал есть, он огромный.

— Любой губернатор, наверное, думает: «Наша область — особенная…» А в чем наша сила? На чем держится ваша личная вера в потенциал Приангарья?

— Ответ кому-то покажется банальным, но я искренне считаю, что сила — в людях. Поэтому важно уметь выстраивать отношения. Губернатор — это не только управленческая функция. Нужно уметь слышать людей, вникать в их проблемы, помогать. Даже если на первый взгляд ситуация кажется тупиковой, искать варианты.

И тогда ты можешь быть уверен, что люди ответят тебе тем же, что ты можешь и на них всегда надеяться, рассчитывать в любой ситуации. Сколько бы у меня в подчинении ни было человек — сначала 10, потом 10, 500, 1000 — я всегда понимал, как важно достучаться до человека, по-настоящему его мотивировать. Человеку нужно знать, что его ценят, уважают, прислушиваются, поощряют. И тогда он горы свернет. С такими людьми нам все по плечу.

Беседовала Ольга Брайт