Сергей Ерощенко: «Нет никакой сложности в том, чтобы навести порядок»

Иркутская область этой осенью отпраздновала 75-летний юбилей, без особых эксцессов пережила две «горячие» темы: выборы и подготовку к зиме, а новый губернатор Приангарья Сергей Ерощенко практически завершил сложную работу по формированию команды. Что дальше? Задачи не менее простые. Формирование трехлетнего бюджета, наполнение его работающими программами, развитие экономических отраслей, начало реализации долгосрочных проектов, что позволит поднять рейтинг региона. Об этом Сергей Ерощенко рассказал в интервью корреспонденту журнала «Иркутская область. Siberia».

— О необходимости качественного роста экономики региона говорится уже давно, однако сделано пока немного. Существуют ли у нас ресурсы для этого, что предполагается делать для раскрытия их потенциала?

— Ресурсы в Приангарье, как и преимущества перед другими регионами, есть. Сегодня мы существенно отличаемся от многих территорий России тем, что здесь удалось сохранить инфраструктуру: у нас есть местная авиация, причем представленная не одной, а тремя авиакомпаниями; есть флот, дороги, трубопроводный транспорт, есть успешно работающие предприятия и, самое главное, люди, способные трудиться на производстве. Нам необходимы целенаправленные шаги, которые позволят реализовать именно эти преимущества.

Сергей Владимирович Ерощенко

Родился 28 мая 1961 года в Черемхово Иркутской области в семье шахтеров. Окончил Иркутский госуниверситет, специальность — физик. Работал в Иркутском институте органической химии Сибирского отделения Академии наук СССР. В 1996-2000 годах и 2001-2012 годах — гендиректор ЗАО «Истлэнд», президент ООО «Управляющая компания «Истлэнд». В 2000-2001 годах — председатель совета директоров и первый зам. гендиректора ОАО «Востсибуголь». 29 мая 2012 года утвержден на пост губернатора Иркутской области. Женат, имеет троих детей.

Если раньше в регионе делалась ставка лишь на ресурсодобывающие отрасли, то сейчас, по моему мнению, нам необходимо сместить акценты в сторону создания высокотехнологичных производств. Это обеспечит организацию новых рабочих мест, позволит остановить отток населения.

Если вести речь о переводе экономики Приангарья на инновационный путь развития, в частности проводить газификацию, — мы должны понимать, что откладывать этот проект лет на 10, когда, как говорится, «созреют экономические условия», — плохой выход. Еще до того, как придет газовая труба, может появиться, образно говоря, еще одна — та, по которой из региона начнут уходить людские ресурсы. А этого допустить нельзя. Нам, к счастью, удалось уговорить известного геолога, академика Алексея Конторовича возглавить специальную группу — она создана при губернаторе и будет заниматься всеми этими вопросами. Еще ведем переговоры с «Роснефтью» и «Газпромом». Надеемся, нам вместе удастся создать такую программу по развитию нефтегазового комплекса, где будут прописаны все наши совместные шаги.

— А ставка на развитие туристической отрасли остается в силе?

— Это один из приоритетов. Но пока надо признать, что мы слабо используем наши уникальные природные условия. Близость Байкала, наличие исторических и архитектурных памятников дают нам возможность развивать туристический кластер. Поэтому сегодня правительство работает над предложениями о включении в особую экономическую зону туристско-рекреационного типа Кругобайкальской железной дороги. Решается вопрос с закрытием Байкальского целлюлозно-бумажного комбината при условии создания замещающих производств.

Мы намерены изменить подходы к развитию туротрасли. К примеру, в рамках действующей долгосрочной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Иркутской области (2011-2016 годы)» предусмотрены средства на вложения в инфраструктуру. А это реконструкция и строительство дорог, очистных сооружений, берегоукрепление и так далее. Разумеется, что эта работа будет проводиться совместно, на условиях государственно-частного партнерства с бизнесом. Для последнего, кстати, на эти цели предусмотрены субсидии и бюджетные инвестиции в рамках принятого в этом году закона «Об областной государственной поддержке туризма и туристской деятельности…».

Кроме того, в настоящее время проводится работа по разработке Стратегии развития туризма в Приангарье, в которой, помимо решения инфраструктурных задач, предусмотрены мероприятия по решению кадрового вопроса, развитию региональных турпродуктов, круглогодичного туризма, созданию крупного информационного интернет-портала.

— Что предпринимается в вопросе привлечения инвесторов в регион, которые помогли бы развить в том числе и сферу туризма?

— В регионе уже сейчас действует законодательная база по предоставлению налоговых льгот инвесторам. Во-первых, это закон «О пониженных налоговых ставках налога на прибыль организаций, подлежащего зачислению в областной бюджет, для отдельных категорий налогоплательщиков». В его рамках установлены пониженные налоговые ставки от 13,5% до 17% для отдельных категорий налогоплательщиков, осуществляющих инвестиции в основные средства более 5%.

Во-вторых, законом «О налоге на имущество организаций» установлены пониженные налоговые ставки от 0,55% до 1,1% для отдельных категорий налогоплательщиков, осуществляющих инвестиции в основные средства свыше 10 млн рублей.

Помимо этого разрабатываются законопроекты, касающиеся предоставления государственных гарантий, инвестиционного налогового кредита, а также об участии Иркутской области в проектах государственно-частного партнерства. Все это, несомненно, позволит улучшить инвестиционный климат.

Ведется и работа по укреплению партнерских связей с другими регионами. К примеру, в сентябре в рамках Дней Иркутской области состоялась презентация экономического и инвестиционного потенциала региона, прошли переговоры с деловыми кругами города Москвы. Надеюсь, что мы откроем новую страницу в истории сотрудничества наших регионов, полнее раскроем потенциал нашего двустороннего сотрудничества. А для этого нужны реальные, взвешенные программы. Вот над этим мы сейчас и работаем.

— Какие шаги в этом направлении уже сделаны, а что только предстоит?

— Первое, что я обнаружил, приняв управление нашей областью, — это неработающие, но финансово-затратные программы. Есть программа газификации области, выделяются деньги, но результатов нет. Есть программа поддержки предпринимательства, опять выделяются деньги, и опять нет результатов… Программа развития сельского хозяйства — ноль успеха… Мы вложили в программу поддержки предпринимательства почти 900 млн руб. Вдумайтесь, практически миллиард. А люди, получив эти деньги, уезжают. Но можно найти одного достойного предпринимателя, поддержать его, он принесет еще 1 млрд.

Поэтому в первую очередь мы создали дееспособное правительство. Это правительство реально сможет влиять на ситуацию в Иркутской области: по имущественному комплексу, по промышленному, инвестиционному, по сельскому хозяйству и так далее.

Конечно, за такой малый срок нам пока не удалось разработать программу социально-экономического развития Иркутской области на ближайшие годы и дальнюю перспективу. Но концептуально мы определились, что должно быть во главе угла. Это прежде всего интересы людей, нужды простого человека. Ведь прожиточный минимум у нас в области составляет 6265 рублей на человека. Это ниже, чем в среднем по России.

Но у нас есть время на исправление ситуации, на создание реально работающей программы. Если правительство Иркутской области добьется определенных преференций, то газ может прийти в Усть-Кут, например, не в 2024 году, а через год-два. Или сельское хозяйство: по какому принципу дотируются предприятия? Я знаю, что этот принцип больше отношения имеет к пиар-технологиям, чем к сельскому хозяйству. Выделить дотации на килограмм мяса или литр молока — это не программа развития сельского хозяйства. Дороги, электричество, связь, школы в деревне — вот это программа.

Или вот, к примеру, все спорят, что наиболее выгодно в нашей области: уголь, газ, дешевая энергетика или щепа в Усть-Куте. Все это нужно области. В Усть-Кут бессмысленно возить уголь, забивать железную дорогу. Там достаточно выбрасывается отходов древесины, для того чтобы город отапливать щепой. Там есть газовые месторождения, но не может потреблять население весь этот газ в огромном количестве. Поэтому, как только газ придет, за ним придут производства. Все это должно быть продумано и введено в программу.

— Такие активные шаги наверняка могут встретить и сопротивление. Вполне допустимо, что кого-то устраивает прежняя инерционность.

— Я не помню ни одного серьезного процесса перемен, который не вызывал бы противодействия. Когда мы говорим с вами, мы прекрасно понимаем обстановку в Иркутской области, в том числе интересы финансово-промышленных групп, ущемленные интересы населения и интересы тех людей, которые всю жизнь занимались бизнесом. Нет никакой сложности в том, чтобы навести порядок. Есть и воля к этому, и рычаги губернаторского управления. Надо к этому приучить людей, чтобы они поверили.

Влад Никифоров