Сергей Безик: «Взялся — делай хорошо! Плохо само получится»

Во время нашей беседы Сергей Безик вспомнил строчки из песни о яростном стройотряде, которую в конце далеких 70-х исполнял Александр Градский. «Пусть повезет нам в большом пути от равнодушья себя спасти!. На перекрестках путей и мнений рождались звезды и вдохновенье, и одержимость всегда права, когда находит свои слова…» Общаясь с Сергеем Васильевичем, понимаешь: он и сейчас, в хорошем смысле этого слова, «одержим». Одержим своим делом. Одержим идеей возродить в молодом поколении такое же желание, с которым он еще школьником хотел рвануть на БАМ. Работать руками на благо своей страны — тогда это не считалось зазорным.

Сегодня Сергей Безик возглавляет компанию, которую создал 25 лет назад, — ЗАО «Сибтрансэко». Большой советской страны не стало, но он был уверен, что всегда найдутся задачи для тех, кто смыслит в технике, кто может спроектировать механизмы, а также отремонтировать любую спецтехнику, поставив «точный диагноз» узлам и агрегатам. Говорит, что в переломный для страны момент он без особых колебаний решил, что останется в той профессии, которую получил и которую любит.

— Сергей Васильевич, вы ведь окончили Иркутский политехнический институт по специальности «Строительно-дорожные машины и оборудование»?

Директор ЗАО «Сибтрансэко» Сергей Безик: «Когда сам жизни хлебнешь, поверьте, начинаешь себя уважать».

— Да, диплом получил в 1980 году. Хотя, скажу честно, еще заканчивая школу, хотел сорваться на БАМ. Он в 1974 году был объявлен Всесоюзной ударно-комсомольской стройкой. Я хорошо помню этот момент — комитет комсомола как раз заседал в начале года. За окном зима. И тут эта новость: БАМ! Как гром! БАМ! Такой запал был! Такой адреналин! Вплоть до того, что была мысль: «Бросай школу — и давай туда!». А я, между прочим, на медаль шел.

Но разум в итоге победил. Пришло понимание, что недоучки в жизни не нужны. Потому и 10 классов закончил, и в институт поступил.

— В итоге все-таки удалось побывать на больших стройках? Куда вас направили после окончания вуза?

— На самом деле уже после первого курса, летом, я оказался на стройке — в составе студенческого строительного отряда отправился в Усть-Удинский район, там возводили мосты через ручьи и реки на строящейся лесовозной дороге в село Подволочное. А потом каждое лето так. В 1978 году стал командиром зонального отряда, в 1979 году командиром еще одного стройотряда. А, на пятом курсе, в 1979 г., меня взяли в областной штаб студенческих строительных отрядов, где я пять лет отработал инженером по технике безопасности, а затем главным инженером.

— Насыщенная событиями комсомольская молодость. А за что вы получили почетный знак ЦК ВЛКСМ?

— Это было чуть позже. Я какое-то время работал преподавателем технических дисциплин в Иркутском индустриальном техникуме. Мне уже 27 лет было. И в 1985 году я возглавил еще один и мой последний студенческий отряд. Без преувеличения назову его героическим отрядом. Ребята недалеко от Еланцов, в деревушке Анга, построили с нуля машинный двор. За три месяца, в чистом поле, под ключ сдали. Цена такого объекта по тем временам была 326 тысяч рублей. На нынешние деньги это порядка 60 миллионов. Кто сегодня подобными темпами реализует такие проекты?

Школьные годы…

В итоге наш стройотряд был признан лучшим в области, лучшим в России. Я за ударную работу отряда получил знак ЦК Комсомола «За активную работу в студенческих отрядах».

В 2015 году Индустриальный техникум, ныне машиностроительный колледж ИРГТУ, праздновал 70 летний юбилей, я выступал с поздравлением и со сцены попросил встать в зале бойцов того отряда, они встали, бывшие пацаны, сейчас уже мужики, и я стоял с ними вместе, бесконечно гордый за них.

Потом, в 1986 году, в Бодайбинском районе начали проводить комплекс подготовительных работ для строительства промышленного комплекса «Сухой Лог». Были масштабные планы по освоению крупнейшего в России золоторудного месторождения. На стройку в Сухой Лог тоже потянулись комсомольцы. Я стал начальником штаба ЦК ВЛКСМ Всесоюзной ударной комсомольской стройки «Сухой Лог». Проработал в этой должности до 1988 года. Но, к сожалению, на фоне общей обстановки в стране проект, как и многие другие, начал затухать (он и сегодня еще не реализован, хотя какое-то движение есть). А в конце 1980-х я решил перейти в трест «Витимжилстрой», принял руководство управлением инженерных работ.

Через три года Союз Советских Социалистических республик как государство исчез с карты мира. Страна погрузилась в хаос. Но я точно знал, чем хочу заниматься, и в 1992 году начал свое дело. И по сей день его развиваю. Со мной, генеральным директором производственной базы, работает старший сын Артем. А второй сын Кирилл — кандидат юридических наук, работает в ИГУ. У него подрастает сын Тимофей, и парень говорит: «Я механик».

— Сегодня все громче голоса тех, кто напоминает нам, какой вклад в экономику страны был сделан в период СССР. Это действительно был период прорыва, период масштабных проектов. И вам довелось в них участвовать. Сейчас мы с некоторой завистью оглядываемся в прошлое, мечтая вернуть тот запал, ту энергию и производительность труда…

«Характер воспитывался, когда мы проходили путь от октябренка до комсомольца».

— Конечно, Советский Союз не вернуть. Но, на мой взгляд, ключевая задача сейчас — сделать экономику управляемой.

Знаете, я часто вспоминаю времена, когда у руля страны стоял Леонид Ильич Брежнев. Не сказал бы, что это был период застоя. Ощущалась стабильность. Работала плановая система. Не спорю — перекосы были. Но в целом страна развивалась. Спросите меня: когда ты жил очень хорошо? Я точно отвечу — в 1979 году. Я жил, можно сказать, при коммунизме. Знал, что у меня есть будущее, что я получу квартиру, что у меня стабильная работа и зарплата.

Посмотрите на Китай. Страна становится фактически первой экономикой мира. И там четкое плановое управление. В России пока, к сожалению, не выстроена система. Старая разрушена — новая не заработала. Посмотрите вокруг. Раньше таких предприятий, как наше, было не меньше сотни. Сегодня если с десяток наберется, то хорошо. А это отражение запросов рынка. Нет сегодня огромных объемов производства, строительства. Я сейчас не говорю про вертикально интегрированные структуры, они, безусловно, обеспечивают нам определенный пласт работ. А малый бизнес?

Очевидно, что мы не прокормим огромную армию бюджетников — учителей, врачей, военных — пока не начнем реально что-то созидать, пока не уйдем от сырьевой экономики. Шальных денег больше не будет, понимаете?

А помните, как Америка выходила из Великой депрессии? Стала строить инфраструктурные объекты — автобаны, железные дороги и т.п. Эти стройки, как локомотив, потащили за собой всю экономику. К реализации проектов были привлечены малые компании.

«Я за ударную работу отряда получил знак ЦК Комсомола «За активную работу в студенческих отрядах».

На территории Иркутской области тоже есть, куда приложить усилия. Эти проекты на поверхности. Многие из них были запланированы еще при СССР, но их не успели закончить. Например, дорога «Таксимо-Бодайбо-Сухой Лог», мост через Витим, который был готов процентов на семьдесят, а сейчас «быки» пришли в негодность. Кроме вторых путей БАМа необходимо восстановить притрассовую автодорогу, которая сегодня также пришла в негодность.

По своей сути БАМ — это ключ к гигантским кладовым ресурсов, но пока этим ключом мы пользуемся неумело.

— Когда мы говорим о больших проектах, вопрос номер один — это, пожалуй, финансирование. Но ведь и проблема кадров тоже встанет?

— Да, и она, конечно, тоже требует системного решения. Я считаю, что вернуть статус великой державы можно не столько за счет военной мощи, сколько с помощью «мягкой силы» — вкладывая силы и средства в культуру, образование, науку с ее высокими технологиями.

Чтобы страна была и работала, она должна быть здоровой. Это раз. Ее население должно иметь образование, подчеркну, не «попсовое», а глубокое, профессиональное. И должны деньги инвестироваться в серьезные проекты с хорошим мультипликативным эффектом.

Да, сегодня в отчетах можно увидеть впечатляющие цифры по количеству вузов и людей с высшим образованием. Но это отдает популизмом. Красивый политический флаг. А на деле как? Около 40% выпускников высших учебных заведений, по моему субъективному мнению, не соответствуют квалификации, обозначенной в дипломе. Но они же не пойдут гайки крутить — не по статусу это, они заражены мечтой о «белых воротничках». А, по-моему, уже со школы нужно правильную мысль прививать. В советское время возвеличивали человека труда. Люди рабочих профессий получали достойные заплаты, награды, путевки, квартиры. Это было почетно. И, думаю, мы вернемся к этому. Уже постепенно возвращаемся.

Старший сын Артем взял на себя управление производственной базой.

Даже многие из тех, кто в целом не одобряет социалистический строй, сегодня признают: у него есть что позаимствовать. Речь, в частности, о системе социального лифта, которая помогала людям реализовать себя. Характер воспитывался, когда мы проходили путь от октябренка до комсомольца.

Повторюсь, со школьной скамьи нужно людей формировать, давать понимание: страна будет процветающей, если ты помаленьку в своей области будешь ее тащить вперед. А не из нее тащить. В головах людей не должно быть «пунктика», что любой диплом о высшем образовании — это путь к легкой и красивой жизни. Не будет легкой и красивой жизни. Трудиться нужно. И если ты умеешь работать руками — это самое ценное. Я в этом убежден.

— Действительно, раньше в школах была система профтехобразования. ПТУ обеспечивали ту же строительную или машиностроительную отрасль рабочими кадрами. Сегодня найти хорошего токаря или сварщика не так-то просто. Старшее поколение выходит на пенсию, а на смену взять некого?

— Проблема рабочих кадров объективно существует. Нашему предприятию в ее решении помогают Иркутский аграрный техникум, машиностроительный колледж ИРГТУ.

Молодые ребята приходят к нам на практику, потом кто-то, получив диплом, отслужив в армии, возвращается. И наши «старослужащие» рабочие готовы передавать им весь свой опыт. Есть люди, которые по 25 лет в компании отработали, с самого ее основания. Все процессы знают «от» и «до», не в теории, а на деле. Начинать карьеру рядом с такими — это мощный старт. Все покажут, всему научат.

— Однако, несмотря на такой непростой внешний фон, компания «Сибтрансэко» к настоящему моменту вышла на серьезные объемы работ, на крупные договоры. Вы охватили несколько регионов. За счет чего удается поддерживать и развивать предприятие?

Внук Тимофей мечтает быть механиком, как дед.

— Вы правы, мы начинали с малого. Шли от простого к сложному. День за днем. И сегодня мы одно из предприятий-лидеров, осуществляющих ремонт, обслуживание и переоборудование спецтехники. Спрашиваете, в чем секрет? Ничего особо нового не скажу.

Во-первых, мы всегда настраивали себя так, что мы на этом рынке всерьез и надолго. Компания не из тех, кто раз в полгода «меняет флаг», закрывает юрлица, вырывает из них средства и скрывается от налогов. Как бы тяжело ни было, мы добросовестно исполняем свои обязательства.

Второй важный момент — надо любить свою профессию. Я же «гайковертом» родился. С детства чувствовал, что «это мое». Сам еще не помню, но отец рассказывал, что с трех лет я велосипеды любил, днями крутил педали. Стал постарше, уже друзья велосипеды начали подкатывать. Потом мопеды, потом мотоциклы. Наша семья тогда в частном доме жила, там, где магазин «Орбита», так со всего околотка ко мне чуть ли не очередь выстраивалась. Бесплатно чинил технику, нравилось мне это. Так что я всегда знал, чем хочу в жизни заниматься. И в стройотрядах мне было очень интересно. Это такая школа жизни! Комсомольская молодость научила меня общаться с людьми, быть гибким.

Хотя в чем-то я, конечно, остаюсь очень жестким. Привык все контролировать. Я вот сейчас с вами сижу, разговариваю, но я знаю, где у меня на площадке какой болт крутится, кто чем занят.

Но качество, результат, безусловно, зависят от того, насколько хорошо отстроена система. Это и бизнеса, и государства касается. Я могу на месяц уехать, а если вдруг на год? Все должно работать, со мной или без меня. А когда предприятие или страна управляется в ручном режиме, многого не добьешься. Нужно, чтобы все — сверху до низу — знали свои обязанности, понимали, за что работают, и одинаково видели конечный результат.

А еще в бизнесе очень важно, простите за прямолинейность, «не хапать». То есть вкладывать деньги в производство, в современные станки, в технологии. Мы постоянно модернизируем базу. Если понимаем, что для нормальной работы предприятия что-то нужно приобрести — берем. Главное — чтобы у людей было все, что нужно, чтобы сделать свою работу хорошо.

Участок по ремонту спецтехники ЗАО «Сибтрансэко»

Основан весной 1992 года. Тогда его специалисты выполнили первый ремонт тракторного двигателя Д-160. Спустя четверть века в цехах предприятия, расположившихся на территории в 1 гектар, не только двигатели ремонтируют. Компания занимается капитальными ремонтами бульдозеров, экскаваторов, погрузчиков, автогрейдеров, тракторов, двигателей внутреннего сгорания, прочего оборудования. По программе импортозамещения разрабатывает и изготавливает различные виды техники, в т.ч. грейдозеры, мульчеры.
Заказы поступают от предприятий Иркутской области, Красноярского края, Амурской области, Республики Саха и Бурятии. Партнерами компании ЗАО «Сибтрансэко» являются такие крупные структуры, как «Иркутскэнерго», «Востсибуголь», «Российские железные дороги», Иркутский авиационный завод.

— А какого человека вы никогда не возьмете на работу?

— На собеседования, конечно, приходят разные люди. Но, по большей части, те, кто «не наш», отсеиваются сами. Я сразу всем прямо говорю: у нас тяжелый грязный холодный труд. Он на самом деле такой. Это настоящая мужская профессия. Половина сразу после такого объяснения уходит. Часть из оставшихся со временем тоже не выдерживает. Остаются те, кто понимает: хочешь чего-то добиться — перетерпи.

Первое время тяжело, да. Особенно если привык дома жить, когда мама с папой обеспечивали комфорт. Но когда сам жизни хлебнешь, поверьте, начинаешь себя уважать. Со временем получаться начинает. Зарплата растет. Мы постоянно ее дифференцируем, в зависимости от результата. Постоянно считаем эффективность. Плюс я же вижу все и всех. Все время я с людьми.

Это сейчас на интервью я в деловом костюме. А нередко в спецовке — хожу по производственной площадке, общаюсь с рабочими, спрашиваю, что-то объясняю. Бывает, и они мне объясняют, почему нужно делать так, а не иначе.

У нас в команде каждый знает правило: «Никто не может заставить тебя делать плохо. Даже директор». Иногда я что-то предлагаю, бывает, и критику получаю, но это нормально. И если ты уверен, что так будет неправильно — аргументируй, отстаивай. Главное — чтобы компания свою работу сделала хорошо. Репутация — это основа всего. Заказчик должен быть уверен в качестве наших услуг.

Я бы золотыми буквами выбил известный девиз: «Взялся — делай хорошо! Плохо само получится». Меня так воспитали. И я других этому же учу.

Ольга Брайт