Сценическая правда Наталии Королевой

Мало сказать о Наталии Королевой, что она ведущая актриса Иркутского академического драматического театра им. Н.П.Охлопкова, мало сказать и то, что она Народная артистка РФ и обладательница премии «Актриса России»: когда она выходит на сцену, неважно в какой роли, она становится главной героиней любого спектакля, потому что зрители смотрят только на нее. О долгом творческом пути, актерской профессии и меняющемуся к ней отношению, маленьких и больших ролях, а также о многом другом, Наталия Королева рассказала журналу «Иркутская область».

— Наталия Васильевна, наверняка ваше отношение к профессии актрисы на протяжении жизни менялось. Каким оно было в самом начале пути, и какое оно сегодня?

— Театр — это вся моя жизнь. Отношение к профессии действительно менялось. В молодости я была максималисткой, очень романтичной девушкой и относилась к театру как к храму. В начале пути я работала как проклятая и была счастлива, что мне за это еще и деньги платили. Никогда я не рвалась за большой зарплатой. Но потом были периоды, когда мне казалось, что моя работа ничего не приносит людям. Я начинала думать: ролей сыграно много, а все ушло куда-то в песок. Тогда я стала разбираться в ролях, анализировать их. И опять наступали годы счастья. В общем, отношение к работе — как кардиограмма. Взлеты и падения.

Кто есть кто
Актриса Иркутского академического драматического театра Наталия Королева

Творческая деятельность Наталии Королевой началась на сцене Свердловского ТЮЗа, а продолжилась в драматических театрах Новочеркасска, Черкесска, Архангельска. Но главным театром все же стал Иркутский академический драматический им. Н.П. Охлопкова, где она работает с 1983 года. В 1992 г. получила звание «Заслуженная артистка РФ», в 2001 г. — стала Народной артисткой РФ. В 2003 г. она была награждена Почетной грамотой губернатора Иркутской области, в 2008‑м — знаком отличия «За заслуги перед Иркутской областью». В 2009 г. — лауреат VII Международного театрального фестиваля «Золотой витязь»: за исполнение роли Анны в спектакле «Последний срок» ей был вручен диплом «За лучшую женскую роль». В 2010 г. на IV Тамбовском региональном театральном фестивале имени Н.Х.  Рыбакова за роль Анны в спектакле «Последний срок» Наталия Королева получила главную награду фестиваля — премию «Актриса России». В 2011 году Наталии Королевой присвоено звание «Почетный гражданин Иркутской области». Преподавала актерское мастерство в Иркутском театральном училище, сейчас — педагог Театрального института им. Бориса Щукина.
В настоящее время занята в спектаклях: «Прошлым летом в Чулимске», «Завтра была война», «Дорогая Памела, или как пришить старушку», «Последний срок», «Игрок».

— А сейчас взлет или падение?

— Я давно сняла розовые очки и поняла, что театр — это очень сложный организм. Не так просто выжить и сохранить себя. Не подстраиваться под политику театра, а всю жизнь нести свою тему. Я стала относиться к ролям очень осторожно. Стараюсь, чтобы роль что-то добавляла в мой творческий и жизненный багаж, чтобы было о чем общаться со зрителем.

Я согласна с утверждением, что театр — это кафедра. И я знаю, что если я «попала» хотя бы в одного-двух зрителей, сидящих в зале, которых это по-настоящему взволновало, значит, моя миссия выполнена.

Наталия Васильевна рассказывает, что хотела быть артисткой с самого раннего детства. Родилась она в городе Свердловске (ныне Екатеринбург) в обычной советской семье. Решающим стал год, когда Наталию в 14 лет в виде исключения приняли «учиться на артистку» в Свердловское театральное училище. Среди студентов она была самая младшая.

— Мне просто всегда нравилось выступать. Моя старшая сестра занималась в драматическом кружке и меня отвела во Дворец пионеров, где мне нужно было сыграть в новогодней интермедии маленькую девочку. Я в это влюбилась. Мне так нравилось, что на меня все смотрят! Ну, это чисто девчоночье чувство. Так моя судьба уже была решена. У меня никогда не было никаких сомнений и раздумий.

— Но ведь детское желание всем нравится — это совсем не то, чего ждут от артиста в театре.

— Конечно. Поступив в театральную школу, я очень быстро поняла, что профессия «артист» — это не аплодисменты и цветы, а тяжелый труд, слезы и пот. Да-да! Чтобы что-то у тебя получилось — пахать надо. Первое, что мне поручили в Свердловском ТЮЗе, подменить актрису, которая произносит из-за кулис несколько фраз в сказке. И я была счастлива. Сижу на корточках за кулисами у фонаря (иначе текста не видно) и думаю: «Вот оно, служение искусству!»

— Как принял вас Иркутский драмтеатр?

— Было очень сложно. Мой муж приехал работать в Иркутский драматический театр заместителем директора, а за ним и я — как декабристка. Меня, по сути, взяли как довесок к нужному работнику. Здесь была уже стабильная укомплектованная труппа, и никто меня особо не ждал. Мне года два пришлось доказывать, что я могу играть и что мне можно давать большие роли, в том числе главные.

Пожалуй, самой главной работой Наталии Королевой в Иркутском драматическом театре за последнее время стала роль Анны в спектакле по повести Валентина Распутина «Последний срок», выпущенном в 2008 году. Умирающая старуха, оказалась настолько убедительной в исполнении артистки, что зрители всех городов, где только показывался спектакль, во время просмотра не могли сдержать слез.

— Я вижу, как люди смотрят этот спектакль, как они плачут, что они мне потом говорят, пишут. Это минуты счастья и удовлетворения от моей работы. На каких фестивалях мы ни показывали наш спектакль, везде он был отмечен наградами. Москвичей трудно чем-нибудь удивить, но столичные критики в один голос говорили, что в Москве уже нет таких спектаклей.

— О чем вы подумали, когда вам предложили эту роль?

— Сначала я нехотя взялась за эту роль. Я сказала: «Да вы что? Этой старухе 80 лет. Я еще не хочу играть таких, мне бы каких-нибудь помоложе еще поиграть». На что режиссер Александр Ищенко мне ответил: «Неважно, сколько ей лет. Мы не будем в спектакле упоминать ее возраст». И я подумала: пока предлагают, надо соглашаться, а то потом могут вообще ничего не предложить. Мы начали потихоньку работать, и все сразу влюбились в эту повесть и инсценировку.

— Сложно ли играть умирающего человека?

— Сложно. У меня был целый период, когда я играла исключительно трагические роли, и все мои героини умирали в конце. Это отнимает много сил, как моральных, так и физических. Я даже начала болеть, да так, что мне пришлось делать операцию на сердце. Тогда я себе сказала: «Все, больше не буду играть трагические роли — только комедии!» Но вот случилась роль Анны, которая удивительно легко мне далась. Наверное, эта старуха так легла на душу, что я вроде бы ничего и не играю.

— Но ведь в образе Анны очень многое заключено. И умирающая деревня, и в целом Россия. Режиссер перед вами такую задачу не ставил?

— Не ставил. Я исходила не из таких глобальных понятий, а из конкретных людей, которых встречала: простых бабок на улицах, на лавочках, в транспорте, в деревне и так далее. Сколько людей мне потом говорили: «Ой, у меня такая же бабушка дома», «А у меня мама», «Я после спектакля сразу пришел и написал письмо матери». Это хорошо, если зритель задумался.

Через какое-то время после премьеры спектакль пришел посмотреть и сам автор, Валентин Распутин. Он всегда строго относится к театральным постановкам по своим произведениям. Артисты очень волновались, но автор был доволен. Спектакль ему понравился.

— Да, когда Валентин Григорьевич в зале — это такая мощная поддержка!

Сегодня артистка Королева любую, даже самую маленькую роль играет так, что все зрительское внимание обращено только к ней. Например, в относительно недавнем спектакле «Игрок» по Достоевскому она играет Антониду Васильевну — настоящую русскую барыню. Как только «ля’ бабуленька», смерти которой ждут с нетерпением все родственники, появляется на сцене, внимание зрителей приковывается к ней моментально. На время этих эпизодов она в своей инвалидной коляске становится главной героиней спектакля.

— Конечно, задача с этой коляской мне была поставлена архитрудная. Сцена в этом спектакле сделана так, что там и ходить-то не вполне удобно, а чтобы проехать на коляске, выделывать на ней все эти виражи и повороты — это вообще кошмар. А ведь еще надо говорить текст, видеть партнеров, следить за тем, куда едешь, чтобы не свалиться. Мне было страшно в процессе репетиций, честно говоря. Но роль мне очень понравилась. Потому что Антонида Васильевна — это настоящий русский человек, который может и поругать, и тут же приголубить, и помочь, но при этом ужасно азартен. Несмотря на то что она прикована к коляске, она очень живая. Как только она появляется на сцене, начинается живое действо, которому сопереживают не только герои, но и зрители, реплики которых я время от времени слышу из зала.

— Вы уже более 10 лет носите звание Народной артистки России, и в театре к вам соответствующее отношение: уважение и почет. Сейчас, учитывая весь актерский опыт, вы можете себе позволить отказаться от роли или не согласиться в чем-то с режиссером?

— Артист не имеет права отказаться от роли — это его работа. Представьте себе, врач выбирает: «Этого пациента буду лечить, а этого — не буду». Абсурд! Ну, а когда репетируешь роль в новом спектакле, то должен подчиняться воле режиссера. Наша профессия вторична. Начнешь сопротивляться — обязательно проиграешь, и более того, испортишь работу остальных. Я привыкла настраиваться на режиссерскую волну, улавливать, что он хочет, пробовать именно это. Но и поспорить люблю. Все-таки своей тропинкой идти хочется.

— Что для вас самое главное в актерской профессии?

— Правда на сцене. И вера в то, что ты делаешь. Правильно это называется «вера в предлагаемые обстоятельства». Если ты научишься верить всем обстоятельствам, как будто все это происходит с тобой, тогда у тебя все будет: и чувства, и мысли, и эмоции. Это, кстати, камень преткновения для студентов: молодежь трудно верит в предлагаемые обстоятельства. А научиться верить в обстоятельства — это, наверное, и есть главное в профессии. Правда и вера. Ну и, конечно, любовь к профессии.

Антон Кокин