Рыбаки на безрыбье

Запрет на вылов байкальского омуля, вступивший в силу 1 октября прошлого года, оставил без работы многих жителей прилегающих территорий. Люди говорят, что для большинства рыбная ловля была основным (а для кого-то и единственным) источником дохода. Корреспондент «АН» побывал в Слюдянском районе, пообщался с рыбаками, спросил, как они видят свое будущее. К властям тот же вопрос: чем теперь занять местное население и кто возьмет на себя функцию, которую в некоторых странах выполняют так называемые «социальные акушеры»?

Берег Байкала. Несколько бригадиров, которые раньше со своей командой в 2-3 человека выходили на лов, сегодня с тоской и досадой окидывают взглядом опустевшие лодки.
«Да, в нашем деле имел место фактор сезонности. Да, добыча рыбы — это непростое занятие, здесь «то густо, то пусто», — говорят наши собеседники, сегодня оказавшиеся в статусе безработных. — Но все-таки Байкал кормил семьи рыбаков, а также тех, кто был занят на сопутствующих работах — изготавливал и чинил сети, перерабатывал улов». Таким образом, на свой хлеб с маслом часто зарабатывали люди в возрасте, пенсионеры и инвалиды. Для них занятость при рыболовных бригадах была, наверное, единственным шансом как-то устроить свою жизнь, ведь в том же Слюдянском и Ольхонском районах Иркутской области даже для молодых и образованных-то работы особо нет.

«Рыбаком работаю, как с армии пришел, то есть больше шести лет, — рассказывает один из слюдянских парней, Олег Мишакин. — С прошлого года, с октября, сижу без дела. У меня вроде бы и образование есть. Полтора года назад я специально отучился, получил специальность «Монтер путей». Даже деньги заплатил за то, что учился, но не могу устроиться по профессии. А с рыбалкой было проще — был регулярный заработок. Здесь я родился, здесь у меня семья: мать, отец, жена, дети. Куда я поеду?. На вахту? Сам еще не пробовал, но многие знакомые ребята жалуются, что часто обманывают — обещают одну зарплату, по факту платят другую или вообще без денег оставляют».

Ни хвоста, ни чешуи. Под запретом

Минсельхоз России ограничил вылов омуля на Байкале. Цель этого действия, как говорят, — предотвратить исчезновение популяции байкальского эндемика. Ограничения коснутся не только промышленного лова, о чем речь шла уже давно, но и промыслов коренных народов, и даже любительской рыбалки…

Подробнее

Брат Олега, Александр Мишакин, тоже рыбачил, десять с лишним лет. Потеряв работу, он устраивался на завод в Иркутске, но, говорит, денег не заплатили, ушел. Перебивается теперь случайными заработками. А дома ждут жена и двое детей. «Чтобы семью хоть как-то содержать, нужно зарабатывать не меньше 20-25 тысяч, — прикидывает Александр. — Много ли у нас таких вакансий? Вот люди и не могут найти себе применение. Таких, как я, много. Только среди своих знакомых и бывших коллег я вам человек сто насчитаю…»

Инвестиции омулю под хвост

Запрет на вылов омуля стал неприятной неожиданностью и для индивидуальных предпринимателей, которые вкладывали в дело серьезные средства, миллионы рублей. Ведь это только кажется, что на рыбе деньги из воздуха делаются. На самом деле, как и любой бизнес, промышленный лов требует инвестиций. Даже «бэушные» лодки стоят по 150-200 тысяч рублей. Будешь ставить на них хороший двигатель — готовь еще 600-700 тысяч. Обслуживание техники, топливо, сети, спецодежда — все это тоже расходы. Куда теперь со всем этим добром?

Советчики намекают: «Может быть, перепрофилироваться на туристов? Лодки под них переоборудовать?»

«Переоборудовать несложно, главная проблема — лицензия на перевозку, — рассказывает один из предпринимателей, раньше специализировавшихся на промышленном лове рыбы. — Те, кто пытался такую лицензию оформить, говорят, что это очень дорогое удовольствие. И потом, наш район не слишком популярен у туристов, по сравнению с тем же Малым морем. Осадков много, глубины большие, пляжный туризм не развит… Однако недавно администрация района составляла списки желающих заниматься туристическими перевозками — из числа бывших рыбаков, однако пока ни во что конкретное эта инициатива не вылилась. Если бы государство позволило нам оформить эти лицензии бесплатно, помогло с оформлением, вот это бы была реальная помощь и реальная борьба с безработицей. Но пока никаких действенных шагов не предпринимают…»

Президент обратит внимание на проблемы жителей Байкала

Президент Владимир Путин во время ежегодной пресс-конференции заявил, что рост безработицы среди жителей поселков вблизи озера Байкал в Иркутской области из-за запрета промышленного вылова омуля недопустим…

Подробнее

А власти что?

Тем временем заместитель министра труда и занятости Иркутской области Сергей Гаврин еще в конце прошлого года заявлял в СМИ, что «в Слюдянском и Ольхонском районах уже провели встречи с местным населением, где дали им консультации по трудоустройству». Сообщалось, что планируется предоставить людям субсидии на организацию предпринимательской деятельности, а безработные смогут пройти профессиональное обучение. «Также сейчас формируем вакансии для вахтовой работы. Например, следующим летом желающим поможем поехать на заработки на рыбные заводы Дальнего Востока», — предлагал замминистра.

А буквально пару недель назад, в начале марта, пресс-служба правительства Иркутской области распространила обнадеживающий пресс-релиз: «Утверждены предложения Иркутской области в федеральный план мер по трудоустройству работников рыбхозорганизаций после запрета на вылов омуля». Это итоги совещания, которое провел в Иркутске статс-секретарь — заместитель министра труда и социальной защиты РФ Андрей Пудов. Участие в мероприятии приняли представители правительства Иркутской области и Республики Бурятия, Ангаро-Байкальского территориального управления, Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод». Но вот журналистам доступ на мероприятие ограничили, потому в распоряжении редакции — только тезисная «выжимка» совещания, со слов пресс-службы.

Будем надеяться, что «план мер по содействию в трудоустройстве работников рыбохозяйственных организаций, высвобождающихся в связи с введением запрета на вылов и реализацию байкальского омуля», будет-таки реализован, и люди ощутят на себе реальную заботу государственных структур.

Итак, что обещают? Заглянем в официальные новости.

Меры есть. Меры будут. А эффект?

Портал irkobl.ru сообщает, что прибывший из столицы Андрей Пудов объяснил: разработать план мер содействия в трудоустройстве было поручено президентом РФ. В рамках проекта документа предусматриваются системные меры, направленные на комплексное решение вопроса в связи с высвобождением. Предлагается привлекать работников рыбохозяйственной отрасли Байкальского региона на постоянной или сезонной основе для осуществления работ в сфере аквакультуры, сохранения водных биологических ресурсов, развитие рыбоводных заводов, расположенных на озере Байкал, развитие предприятий малого и среднего бизнеса в альтернативных видах экономической деятельности, разработку и реализацию дополнительных мероприятий по трудоустройству.

Михаил Щапов о квотах, социальной напряженности и трудоустройстве

Я намерен взять под свой депутатский контроль исполнение поручений главы государства и главы Правительства РФ. Нельзя формально подходить к вопросам занятости людей, которые и без того находятся в условиях жесточайших ограничений…

Подробнее

«Реализация плана позволит создать в среднесрочной перспективе условия для восстановления популяции омуля и обеспечить занятость работников, высвободившихся в результате введения запрета на вылов и реализацию омуля», — надеются чиновники.

В свою очередь заместитель председателя правительства региона Валентина Вобликова отметила, что проведен соцопрос граждан, для которых вылов, переработка и реализация омуля являлись одним из источников дохода. Цель — определить потребности в трудоустройстве, профессиональном обучении во всех населенных пунктах Ольхонского и Слюдянского районов. По словам Валентины Вобликовой, было опрошено 170 человек. Из них пройти обучение желают 45%. Предполагаемые новые профессии для оставшихся без работы — электрогазосварщик, повар, автомеханик, маляр, плотник, токарь, тракторист, менеджер гостиничного бизнеса. «Возможность открыть собственное дело рассматривает 61 респондент», — заявила зампред регионального правительства.

Представители власти заверили, что работа по содействию в трудоустройстве проводится индивидуально с каждым: для уточнения числа граждан, потерявших доход в связи с введенным запретом на вылов и реализацию омуля, организован подомовой обход.

Министр сельского хозяйства региона Илья Сумароков сделал акцент на альтернативных омулю видах рыбы (но рыбаки говорят, что доходность в таком бизнесе мизерная, если не нулевая). Тем не менее для «обеспечения осуществления промышленного рыболовства» министерством в 2017 году были сформированы 43 рыбопромысловых участка, месторасположение которых согласовано с Росрыболовством.

«По состоянию на 1 марта 2018 года юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям через конкурсные процедуры переданы в пользование 28 рыбопромысловых участков, на которых пользователи имеют возможность осуществлять промышленное рыболовство разрешенных видов водных биоресурсов на озере Байкал, таких как щука, плотва, окунь пресноводный, налим. Квоты на добычу (вылов) сига в озере в текущем году доведены пяти пользователям. Также заключено три договора пользования водными биоресурсами на добычу (вылов) частиковых видов рыб (щука, плотва, окунь, налим). При этом работа по выделению объемов добычи продолжается, и предприятия, имеющие в пользовании рыбопромысловые участки, могут обращаться в министерство с заявками на вылов разрешенных видов рыб», — заявил Илья Сумароков.

Кто будет «социальным акушером»?

Социальный акушер. О людях этой профессии иркутским и бурятским чиновникам осенью во время «Форсайт-кэмпа на Байкале» напомнил Петр Щедровицкий, эксперт по управлению развитием и подготовке кадров, член правления фонда «Центр стратегических разработок «Северо-Запад». Правда, контекст был несколько иным…

Подробнее

Он также подчеркнул, что в регионе активно развивается программа по аквакультуре, создаются новые рыбоводные участки. «В прошлом году министерство осуществляло мероприятия по очистке береговой полосы и акватории озера в рамках осуществления регионом отдельных полномочий по организации, регулированию и охране водных биоресурсов. На проведении этих временных работ также были задействованы жители Ольхонского района», — добавил министр.

А заместитель председателя правительства Иркутской области Антон Логашов сакцентировал внимание на том, что совместно с Республикой Бурятия разработан паспорт приоритетного проекта «Байкал: Великое озеро Великой страны» и в документ включены мероприятия по восстановлению ранее действовавшего в Ольхонском районе Сарминского рыбоводного завода. В апреле документ планируется направить в Правительство РФ.

Свое видение развития ситуации озвучил и региональный министр экономического развития Евгений Орачевский: «В 2017 году губернатор одобрил решение о финансировании первого этапа строительства инженерной инфраструктуры на территории особой экономической зоны в Байкальске. В этом году строительство будет запущено. В связи с этим мы ожидаем существенный рост заинтересованности бизнеса в реализации проектов на данной территории, что в свою очередь спровоцирует появление новых рабочих мест, где могут быть трудоустроены в том числе и высвобожденные работники рыбохозяйственных предприятий».

Подводя итоги совещания, Андрей Пудов отметил, что «регионами ведется определенная работа» по трудоустройству людей. Статс-секретарь — заместитель министра труда и социальной защиты РФ заверил, что прозвучавшие на встрече в Иркутске предложения будут представлены министру труда и социальной защиты Российской Федерации.

Что ж, ждем эффекта. Люди тоже ждут. И в большинстве своем, признаем честно, не видят просвета в этой безнадеге.

Ольга Брайт