«Руки бы поотрывать!»

В Иркутской области действует режим чрезвычайной ситуации. На практике это означает запрет на доступ в лес, пользование открытым огнем, в том числе на дачных участках, ограничения для охотников и рыболовов. Нарушителям грозят ответственностью вплоть до уголовной. В теории же мы видим статистику, согласно которой регион сейчас в топе самых горящих территорий. От огня страдают не только лесные массивы, но и села, деревни, дачные поселки, садоводства. А если называть прямо причины возникновения большинства пожаров, то это криворукость, безответственность и безмозглость. В общем, все то, что принято обтекаемо называть «человеческий фактор».

Пустить огонь легко

Приангарье сейчас находится на втором месте в стране по площади лесных пожаров. Кроме лесных массивов горят и дома. Только за сутки с 16 по 17 мая, по информации регионального МЧС в регионе зарегистрировано больше 50 пожаров. 40 из них — это неосторожное обращение с огнем и поджоги. В половине случаев — 25 — горели сухая растительность и мусор.

Ландшафтные пожары всегда возникают вблизи населенных пунктов и садоводств и создают угрозу перехода огня на строения, в том числе на жилые дома. Так, 16 мая в садоводстве «Механизатор» Братского района огонь прошел по 90 участкам, сгорели 30 дачных домов. В этот же день в Зиминском районе была ликвидирована угроза перехода лесного пожара на населенный пункт Буря. Пожарные и добровольцы около семи часов боролись с тем, чтобы не допустить огонь в село. «Руки бы поотрывать!» — это самое мягкое, что можно услышать от погорельцев в адрес тех, кто оставил их без крыши над головой (для многих дачи сейчас — единственное жилье), стократно осложнил и без того непростую сегодня жизнь односельчан.

С начала пожароопасного сезона в Иркутской области органами дознания государственного пожарного надзора возбуждено 10 уголовных дел по фактам возникновения пожаров, уничтоживших лесные насаждения. А еще составлено 175 протоколов по различным статьям КоАП за разжигание костров, сжигание травы и мусора. Виновники в большинстве случаев словно «клонированные» или же пораженные «вирусом бездумия» делали примерно одно и то же: жгли траву на своем поле/участке, готовили обед на костре, сжигали мусор на даче. И все это — в ветреную погоду, в жару, бесконтрольно и без принятия каких-либо мер предосторожности.

Конечно, есть и другие причины в статистике страшных пожаров, в которых сгорали дома, хозяйственные постройки, пропадало имущество на миллионы рублей, гибли животные и люди. Это и замыкание электропроводки, например. «Но в теплое время года это скорее исключение, чем правило. Пожары из-за неисправной, чрезмерно нагруженной электропроводки характерны для зимы. Подавляющее большинство случаев возгораний в весенне-летний период — это неосторожное обращение с огнем и поджоги», — отмечают в МЧС по Иркутской области.

В спис­ках на вос­ста­нов­ле­ние не зна­чит­ся

Жители села Половино-Черемхово Тайшетского района Иркутской области выступили с видеообращением к президенту России Владимиру Путину с просьбой восстановить местную школу, сгоревшую 7 мая из-за лесного пожара. Региональные власти ранее приняли решение перевести учеников и учителей в школу соседнего села Юрты…

Подробнее

А как защитить?

Любой пожар — это ущерб, возместить который гораздо сложнее, чем при потопе. Огонь, в отличие от воды, уничтожает все, до чего может добраться. Техника, вещи, документы, ценности, а главное — недвижимость. Да, мы живем в социальном государстве, о чем нам не устают напоминать представители всех уровней власти. Правда государственные меры поддержки погорельцев по понятным причинам усреднены и забюрократизированы. Вот тебе, погорелец, столько-то денег (ни больше, ни меньше), вот установленный объем пиломатериалов для строительства дома. К примеру, цитируем официальные высказывания представителей власти Иркутской области о помощи пострадавшим от пожара жителям села Половино-Черемхово Тайшетского района. Там от лесного пожара сгорели шесть жилых домов, здание школы, два неэксплуатируемых строения, три хозяйственных постройки и пилорама.

«Восемь человек, пострадавших при пожаре в селе Половино-Черемхово получили по 105 тыс. рублей. Всем им также предоставлены предметы первой необходимости, постельное белье, продукты питания. Кроме того, достигнута договоренность с магазинами, где люди могут бесплатно выбрать себе одежду и обувь. Правительством Иркутской области решается вопрос о выделении строительных материалов для постройки новых домов и оказанию соответствующей помощи», — отчитываются власти. По некоторым данным, погорельцы могут претендовать на получение 155 кубометров древесины на возведение нового жилья.

Понятно, что стандартизированная помощь далеко не во всех случаях учитывает отдельно взятые истории людей. Кто-то из дома успел вынести все ценное, а кто-то остался буквально в одном белье. И на этом моменте возникает моральная дилемма: с одной стороны государство обязуется поддерживать граждан, с другой вовсе не рвется усаживать на свою шею инфантильных товарищей с любимым лозунгом по жизни «вы мне должны». Логичный выход из ситуации — люди заранее и самостоятельно должны заботиться о возмещении ущерба при пожаре или наводнении, иными словами, страховать имущество.

Увы, этим инструментом пока пользуются лишь самые ответственные. По информации иркутского филиала «Росгосстраха» от весенних пожаров в этом году пострадало более 50 застрахованных в компании объектов недвижимости. Общая сумма страховой ответственности по ним превышает 11 млн рублей. В числе объектов, кстати, были и строения, находившиеся в печально известном СНТ «Моргудон» под Братском, где в майские праздники сгорели десятки домов.

«Наши страховые агенты сейчас обзванивают клиентов из охваченных огнем районов, чтобы при необходимости проконсультировать их о порядке обращения по страховому случаю. Мы знаем, что пострадавших будет больше, и в компании в соответствии с нашим регламентом событию присвоен статус массового убытка, что предполагает максимально оперативную процедуру урегулирования убытков с упрощенными требованиями к необходимым документам, чтобы наши клиенты могли как можно скорее получить выплаты, — отмечают в компании. — Мы уже запросили обязательную по правилам страхования справку о пожарах в МЧС, чтобы упростить нашим клиентам сбор документов, которые необходимо предоставить для получения страхового возмещения».

«Сгорело несколько улиц»

Более 1,2 тыс. человек пострадали из-за масштабных пожаров в Красноярском крае в минувшие выходные, погибли, по разным оценкам, от 5 до 7 человек, еще 12 госпитализированы. Сгорело 518 жилых домов в 18 муниципальных образованиях края. Причинами пожаров власти региона назвали обрыв проводов и замыкание электропроводки из-за ураганного ветра, порывы которого достигали 40 метров в секунду…

Подробнее

На федеральном уровне страховщики отмечают две красноречивые тенденции. Во-первых, полисы страхования имущества физических лиц продаются преимущественно за счет усилий агентов и прямой рекламы, совсем невелик поток тех, кто сам принял решение купить полис. Во-вторых, наибольшее число застрахованных остается в регионах с самой высокой стоимостью недвижимости — Москве, Санкт-Петербурге, Краснодаре и в районах вокруг этих городов. Традиционно горимые регионы Сибири активностью в этом плане не отличаются.

К слову, стимулировать добровольное страхование от пожаров российские власти неоднократно пытались на федеральном уровне, но дальше заявлений так и не пошло. Любопытно, что при этом нас опережают даже страны СНГ. По простому пути пошли власти Киргизии, где действует закон «Об обязательном страховании жилых помещений от пожаров и стихийных бедствий».

Впрочем, как сообщили в пресс-службе правительства Иркутской области, в настоящее время минфин России разработал и внес в правительство РФ проект федерального закона «О внесении изменения в статью 11.1 Федерального закона «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

Законопроект устанавливает обязанность регионов разработать и утвердить программу страхования жилья от ЧС не позднее, чем через тридцать календарных дней со дня принятия законов о бюджете субъектов Российской Федерации или принять решение об отказе от ее разработки. Заявляется, что реализация программ позволит гражданам использовать более доступный механизм защиты своих имущественных интересов, связанных с утратой или повреждением жилого помещения, чем коммерческое страхование жилого помещения.

Подробнее о том, какой может быть такая программа, сколько могут регионы потратить на нее, в чем заключается выгода для граждан, пока не сообщается. Потенциально ее плюс в том, что сейчас при ЧС погорельцы получают некую усредненную выплату, страховщики же рассчитывают сумму ущерба исходя из рыночной стоимости жилья. Приятным дополнением может стать сниженная стоимость полиса, часть которого оплатит регион за счет бюджетных средств.

Понятно, что в этом пожароопасном сезоне нововведение действовать не будет. Но если региональные власти захотят «пошевелиться», то уже в следующем году люди смогут воспользоваться его преимуществами. Жаль, что ни через год, ни через десять нам не стоит ждать инициативы, которая эффективно позволит «вставить мозги» любителям жечь сухую траву.

Александр Потапов