Романы на злободневную тему сегодня востребованы

На прошедшем в Иркутске книжном фестивале «Книгомарт» побывало около 80 известных людей. Известные писатели и поэты, журналисты и блогеры, литературные критики, художники, искусствоведы, режиссеры проводили мастер-классы, презентации, пресс-конференции, словом, были максимально открыты для публики, жаждущей культурного общения и просвещения. Редакция «АН» выбрала для представления иркутскому читателю Шамиля Идиатуллина. Не только и не столько потому, что он оказался одним из самых востребованных гостей-писателей, и уже не впервые на «Книгамарте». Шамиль — давний друг нашей редакции, наш коллега, журналист и редактор, интереснейший человек и собеседник.

— Шамиль, изначально ты журналист или все-таки писатель?

— Довольно большой отрезок своей жизни я писал только для газет, и ничего другого для себя не представлял. Хотя в журналистику я пошел с некоторой неохотой — начинать приходилось в те времена, когда эта профессия еще была скучной частью административно-партийного устройства страны. Но очень скоро все изменилось — Перестройка, гласность, распад СССР, образование современной России и регионов внутри нее, возникла целая куча тем, про которые стало интересно писать.

В какой-то момент меня заметили в федеральных СМИ, с середины 90-х годов начал сотрудничать с газетой «КоммерсантЪ», в 2001-м — возглавил региональную редакцию в Казани, спустя еще два года — переехал в Москву.

Определенные писательские амбиции меня преследовали еще с детства, и журналистика на первых порах стала какой-то заменой им. Конечно, при плотном графике работы в «Коммерсанте» было не до писательства, но в какой-то степени мне помогло карьерное продвижение. После того как я стал редактором, необходимость постоянно отписывать какие-то объемы текста отпала, а потребность в этом осталась. Неизрасходованные слова, смыслы, идеи копились, сил сдерживаться не было, поэтому в одну из ночей (чтобы не отвлекать домашних) я сел за компьютер и набил пролог своего первого романа. С тех пор у меня уже вышло семь книг, и до сих пор я пишу по ночам и в выходные.

Кто есть кто
Шамиль Идиатуллин

Родился в 1971 году в Ульяновске. Жил в Набережных Челнах, Казани, сейчас живет в Москве. Профессионально работает в журналистике с 1988 года. 9 лет сотрудничал с газетой «Известия Татарстана» (позднее преобразованной в республиканское деловое издание «Время и Деньги»), последние годы в качестве заместителя главного редактора. Одновременно с 1994 года был собственным корреспондентом Издательского дома «Коммерсантъ» в Татарстане.

В 2001 году стал главным редактором «Коммерсанта» в Казани. С ноября 2003 года работает в московском офисе ИД «Коммерсантъ». В настоящее время — руководитель регионального отдела.

Женат, двое детей.

— О чем был первый роман?

— Это остросюжетная проза, технологический триллер под названием «Татарский удар». Задумывал его немного под другим названием — «Rucciя», очень гордился им, так как в то время (начало «нулевых») сочетания латиницы и кириллицы в названиях было еще не в ходу. Но, по этой же причине, издатель его не принял и посоветовал исправить. А сюжет книжки о том, как Республика Татарстан после развала СССР решила идти до конца по пути суверенизации и начала на этой почве ссору, вплоть до военных действий, не только с Москвой, но и с Вашингтоном. Роман вышел в то время, когда еще была свежа память о югославских бомбардировках силами НАТО, оказался актуальным и даже вызвал бурные волны обожания в узких читательских кругах, хотя широкой публикой оказался не замечен. Впрочем, мой отец до сих пор говорит, что эта книга — лучшее, что у меня когда-либо выходило.

— Какие «кривые» писательского пути у тебя были дальше?

— А дальше вышел еще один роман — грустная социальная утопия под названием «СССР™», оказавшаяся не особо замеченной в силу производственных причин. Реклама книги прошла раньше, чем она оказалась на прилавках, в итоге тираж расходился очень долго.

Известность дождалась меня в 2012 году, с выходом мистического триллера «Убыр», построенного на фольклоре народов России, в основном татарском, хотя привлекался материал и других народов, в том числе бурятского. Книга для читателя оказалась и хоррором, и триллером, и подростковым романом. Многосторонность читатели оценили — «Убыр» попал в орбиту всевозможных литературных премий. После этого меня начали приглашать на книжные фестивали и тому подобные мероприятия с репутацией писателя крепкого середнячка. Попутно у меня вышло продолжение «Убыра» и шпионский триллер «За старшего».

— О чем твои книги, о которых так много говорилось на «Книгамарте»?

— В 2017 году вышел роман «Город Брежнев». Это не слишком глубокое ретро о провинциальном промышленном городе 80-х годов, о подростке и его родителях. Они живут в благополучной для того времени ситуации, в городе, отстроенном «с нуля», с отдельными квартирами, устойчивой работой, планами на будущее. И никто из них не подозревает, что ничего этого скоро не будет, что они живут в стране — колоссе на глиняных ногах.

— Тема, близкая очень многим людям. Сколько таких городов почти в каждом регионе страны.

Шамиль Идиатуллин. Бывшая Ленина— Эта книга и писалась для моих сверстников, об их детстве. Название очень четко определяет место и время. Название Брежнев носил город Набережные Челны в период с 1982 по 1988. Роман должен был стать вторым в моей писательской карьере, но я его очень долго откладывал, в том числе потому, что кропотливо приходилось изучать материалы тех лет, чтобы достоверно восстановить ту эпоху.

— Чем еще интересен «Город Брежнев» помимо ностальгического путешествия в прошлое?

— Для меня этот роман важен еще и потому, что в те времена создавались принципы, идеи, а на них воспитывались люди, которые сейчас руководят многими процессами в нашей стране. Не рассказать об этом было бы странно. Наверняка читателя заставят задуматься еще и определенные исторические параллели, о которых я сам задумался только в процессе написания книги. Вот набор событий: резко падает цена на нефть, американские ракеты вплотную у наших границ, русских спортсменов не пускают на Олимпиаду, наши войска вводятся в далекую мусульманскую страну, сбивается Боинг одной из азиатских стран. Про какой отрезок времени может идти речь — 2016-2017 или 1982-1983? И для того, и для другого события одинаково актуальны. Наверное, по совокупности всех этих причин книга, что называется, «прозвучала», была номинирована на премии, несколько раз допечатывалась.

— На этой волне вышла не менее успешная книга «Бывшая Ленина», о чем она?

— Книга про современную действительность, сюжет разворачивается в 2019 году в одном из российских регионов. Формальным двигателем сюжета выступает огромная мусорная свалка, которая разрастается, отравляет жизнь горожанам, чиновники бездействуют. На этом фоне разворачивается реальный сюжет — распад отдельно взятой семьи и судьба женщины. Ее зовут Лена, она живет в квартире на улице Ленина, поэтому название книги получилось таким многозначным.

Книга вышла в главном книжном издательстве страны АСТ, в «редакции Елены Шубиной», которая является основным поставщиком качественной отечественной прозы. К слову, в честь моего романа, редакция завела интересную серию «Актуальный роман». После книги «Бывшая Ленина» в серии вышло еще две интересных книги. Одна — детективный роман моего коллеги из газеты «КоммерсантЪ» Дмитрия Захарова под названием «Средняя Эдда». В центре событий — уличный граффити-художник, эдакий русский Бэнкси, который на стенах домов и опорах мостов изображает портреты известных государственных деятелей. Высокопоставленные чиновники после этого погибают.

Шамиль Идиатуллин. Город БрежневВторая книга — роман Игоря Савельева «Как тебе такое, Iron Mask?». В нем рассказывается о молодом повесе, сыне крупного российского чиновника, студенте лондонского Кембриджа. Парень живет себе припеваючи до того момента, как вынужден срочно вернуться в Россию из-за угрозы государственного переворота.

— Интересная получилась серия.

— Она обязательно будет продолжена, ведь перспективы для такого рода книг, текстов огромны, эта ниша не занята совсем. Романы на злободневную тему сегодня востребованы, даже несмотря на то что популярные книги, как правило, написаны о событиях прошлых лет и эпох. Какое-то время назад это было объяснимо. Востребованность Акунина как писателя, начавшаяся в конце 90-х, объясняется тем, что он в то время писал не про свинцовые мерзости жизни, а придумал героя Эраста Фандорина, интересные сюжеты, написанные легким языком. Благодаря ему отчасти такое явление, как массовое чтение, в тот период было спасено.

Вслед за ним и другие писатели, режиссеры и прочие представители творчества принялись работать с материалом из прошлого. Скажем, качественные отечественные сериалы сняты на историческом материале 30-40-х годов прошлого века, 50-60-х. Остальные периоды — творческая дыра, 90-е запомнились низкопробным творчеством про бандитов и ментов, а актуальная современность в ее осмыслении через кино, сериал или книгу и вовсе отсутствует. Это продолжалось довольно долго. Если задуматься, то с какого времени мы начали жить, что называется, не чуя под собой страны, не имея художественного осмысления того, что происходит? К счастью, ситуация меняется, и я рад, что это происходит. Именно поэтому, когда я писал книгу «Бывшая Ленина», я старался опираться на как можно более актуальную тему. Тогда как раз на всю страну шумели скандалы, связанные со свалками. Тираж книги ушел со складов всего за три месяца.

— Значит, следующая твоя книга — тоже про что-то актуальное?

— Увы, или к счастью, нет. После выхода романа «Убыр» у меня осталось много любопытного этнографического материала. К тому же сейчас заметен рост интереса народов России к своей истории, культуре, фольклору. На этой почве можно сказать и «замешивается» мой очередной роман, жанр которого я определяю как этнофэнтези. Каких-либо иных подробностей я рассказать не могу, ждите выхода книги.

Влад Никифоров