Родная речь

Чем сегодня занимается Государственная служба языкового перевода Бурятии
В августе текущего года исполнился год Государственной службе языкового перевода ГБУ «РЦ «Бэлиг». Чем она занимается сегодня, кто обращается за переводами и почему стремление говорить и писать на бурятском языке, даже с ошибками, это хорошо — рассказывают руководитель госслужбы Дыжид Мархадаева и ведущий специалист Цырегма Сампилова.

В Бурятии в этом году сделали новый шаг в адаптации бурятского языка к современным условиям. Это небольшой словарь новых (и не только) слов, выражений, политических и юридических терминов. В словаре несколько смысловых блоков, в которых охвачены все стороны жизни, в том числе бытовые; этот раздел вызывает у людей особый интерес. Как отмечает Дыжид Мархадаева, у многих вещей и объектов, как правило, есть названия на бурятском языке, которые незаслуженно забыты и почти не применяются. Например, у слова «республика», которое десятилетиями так и писали, есть бурятский аналог, который введён в обиход в 2016 году приказом Министерства образования и науки республики. И есть много других самых обычных слов, которые часто звучат на русском, но также имеют своё название. Например, «электроплита» — сахилгаан шэрэм, «позница» — буузын тогоон.

Законы и вывески

Основное направление работы службы — перевод законов и нормативно-правовых актов. Это постановления и указы правительства, главы Бурятии, законы, принятые Народным хуралом, и так далее. В месяц, отмечает госпожа Мархадаева, приходится переводить до 300 страниц, и иногда встречаются термины, у которых пока нет названия.

— Это сложно, ведь мы не должны искажать смысл законов. Вообще, мы работаем по словарю Шагдарова, и есть очень хороший электронный русско-монгольский словарь. Монгольский и бурятский, как мы знаем, имеют одну основу, так что мы используем некоторые термины. В идеале мы хотим перевести на бурятский вообще всё, что возможно, и составить свой онлайн-словарь, которым после официального утверждения смогут пользоваться все. Сейчас мы создали первую часть, в ней около 400 слов: словарь размещён для обсуждения на сайте Министерства образования и науки Бурятии, там можно ознакомиться с предложенными нами вариантами и высказать замечания.

Ещё одно направление работы Госслужбы — перевод вывесок. Такой перевод делают бесплатно для государственных и муниципальных учреждений: именно они чаще всего и обращаются за помощью.

— Это наши министерства, их подведомственные учреждения — школы, детские сады, культурные, социальные учреждения… Школы уже давно практикуют вывески на двух языках, некоторые учреждения только сейчас приступают к этой работе. Вообще, это тенденция последнего времени, когда в Бурятии, в Улан-Удэ, стали появляться на бурятском вывески магазинов, отделов торговых центров. Многие делают это сами, тем не менее число обращений к нам возросло по сравнению с 2020 годом.

Например, проводится работа с Этнографическим музеем, который инициировал перевод на бурятский и английский языки своих вывесок, аншлагов и описаний экспонатов. Ведут такую же работу заказники, заповедники и многие другие, и не только в Бурятии. Так, в Службу переводов обратилась администрация Осинского района Усть-Ордынского округа Иркутской области, теперь там вывески почти всех учреждений культуры размещены на двух языках — русском и бурятском. Не обходится без курьёзов. Госслужба перевода существует год с небольшим, а переводить на бурятский те же вывески некоторые компании начали гораздо раньше. Но, поскольку официально спросить было негде, переводили как могли — обращались к знающим людям, например.

— Одно время, — говорит Цырегма Сампилова, — я вела в социальных сетях группу, где просила присылать необычные или любопытные случаи; были довольно смешные фото.

Действительно, вывески с не совсем верным переводом можно и сегодня увидеть сплошь и рядом, подтверждает Дыжид Мархадаева, но в этом нет ничего предосудительного:

— Это характеризует нынешнее состояние языка. Ведь сложно найти грамотных людей, поэтому мы не имеем права осуждать за ошибки. К тому же мы просто физически не можем перевести всё. Поэтому всячески приветствуем такие инициативы. Это прекрасно, что люди стараются говорить, писать на бурятском языке, пусть даже с неточностями. Это доказывает, что язык живой и им пользуются.

Книги бурятских писателей для детей России

Конечно, работа Госслужбы — это не только законы и вывески. Здесь переводят художественную литературу. Например, сейчас это книги монгольских писателей с бурятскими корнями — они живут и творят в Монголии, Внутренней Монголии, но их произведения вызывают интерес в Бурятии. А в прошлом году от Министерства просвещения России поступил один интересный запрос: попросили перевести на русский язык книги бурятских писателей для детей.

— Мы провели большую работу, советовались с учителями бурятского языка, сообща с экспертами отобрали самое интересное и надеемся, что детские произведения бурятских писателей будут интересны детям всей России, — говорит Дыжид.

Сегодня в Службе перевода работают 9 человек: двое занимаются художественным переводом, остальные переводят официальные документы. В основном все они писатели, преподаватели, журналисты. В службе рады были бы видеть молодёжь, но, признаёт Цырегма Сампилова, во-первых, довольно сложно найти молодого человека, хорошо владеющего письменным бурятским, а во-вторых, не все выдерживают нагрузку и темп работы.

Почему же так сложно найти переводчика бурятского среди молодёжи? Причин несколько.

— Вот сегодня говорят: разговаривайте на бурятском дома, — поясняет Дыжид Мархадаева. — Но многие родители сами русскоязычные, у детей нет языковой среды. Это отчасти последствия советского периода, когда было отменено обязательное изучение бурятского. Даже одно время на факультете бурятского языка было очень мало студентов. Сейчас ситуация меняется, но нельзя решить этот вопрос быстро. Если мы действительно хотим сохранить бурятский язык, надо начинать с детского сада и школы. И учить бурятский язык нужно не час в неделю, а наравне с русским. Отрадно, что в последнее время у молодёжи и не только появилось стремление изучать бурятский язык. Это вселяет надежду на лучшее.

Марина Денисова, «Восток-Телеинформ», Улан-Удэ