Проверка на прочность

Губернатор Иркутской области о наводнениях, пожарах и жесткой политической борьбе
Этим летом Приангарье стало эпицентром природных катаклизмов. Ливневые дожди привели к чудовищным наводнениям в одной части региона, засуха же и аномальная жара спровоцировали пожары на севере. Глава Иркутской области в интервью ответил на актуальные вопросы «Аргументов недели».

Сергей Георгиевич Левченко уже не первый год становится «фаворитом» российских СМИ, которые с каким-то детским восторгом «мусолят» не только личную информацию об этом человеке, но и искажают факты, ставя под сомнение эффективность его работы на посту губернатора. Мы попытались разобраться в этих спорных обстоятельствах, внеся в повестку дня проблемы, которые мучают не только иркутян.

В ходе беседы он откровенно рассказал «АН» о реальных результатах устранения последствий наводнений, о реакции жителей своего региона, которые все равно продолжают за него голосовать, а также поделился официальными данными о результатах своего управления в различных отраслях.

— Так получилось, что накануне в интервью «Аргументам недели» была затронута тема масштабного паводка в вашем регионе. Буквально через несколько дней ситуация усугубилась. Как сейчас обстоят дела с ликвидацией последствий наводнений?

— В первую очередь отмечу, что это самое крупное наводнение в истории РФ. Такого количества пострадавших ранее зафиксировано не было. Даже если мы сравним его с затоплениями на Дальнем Востоке, то получим в итоге показатели вдвое меньше. К тому же эти наводнения оказались разбиты на три субъекта Федерации, в нашем случае один регион принял на себя всю силу природного катаклизма. На данный момент свыше 45 тысяч человек признаны пострадавшими, 23,5 тысячи понесли ущерб различной степени, а 17 тысяч помещений, в числе которых дома и иные сооружения, были сильно повреждены. По крайней мере, треть из них нуждается в капитальном ремонте. Это огромные цифры, по масштабу имеющихся убытков наводнения в нашей области классифицированы, как ЧС федерального характера. Нельзя не отметить, что все осложняется еще и неслыханным уровнем грунтовых вод вследствие непрекращающихся ливней.

В зоне затопления восстановлена инфраструктура

В Тулунском и Нижнеудинском районах, наиболее пострадавших от паводка, в настоящий момент практически закончено восстановление инфраструктурных объектов — мостов, дорог, сетей водоснабжения. Продолжается выплата компенсаций жителям и обследование их домов. Подробнее об этом в воскресенье, 21 июля, рассказал на встрече с журналистами губернатор Иркутской области

Подробнее

Такой значительный охват катастрофы требует, конечно же, постановки таких же серьезных задач. Первое, что требовалось сделать (еще до наступления 2 наводнения), — зарегистрировать всех пострадавших. Часть из них была выявлена в результате судебных процессов, а это порядка 4,5 тысяч дел. К 1 августа список был окончательно сформирован. Уже к 10 августа мы совершили обход всех домов, фиксируя нанесенный урон. В итоге 50 тысяч рублей получили те, кто понес частичный ущерб, 100 тысяч рублей на каждого члена семьи были выданы при полном ущербе. В данный момент проводится работа по предоставлению жилья этим людям. Следовательно, стоимость жилплощади, пришедшей в негодность, будет возмещена из расчета 45 тысяч рублей на 1 квадратный метр.

Нетрудно предположить, что поначалу жители очень тяжело воспринимали произошедшее: смену жилплощади, особенно если прожили в этой квартире всю жизнь, распределение детей в оздоровительные лагеря. Психологическая травма родителей, обусловленная страхом, первое время не позволяла им отпускать от себя своего ребенка. Но мы успешно продвигаемся и в этом направлении: Орленок, Артек и другие с готовностью принимают ребят, кроме того, многие дети школьного и дошкольного возраста будут переведены в другие учреждения Приангарья.

Замечу, что в подобных случаях всегда возникают сложности в восстановлении условий жизнедеятельности: электроэнергия, вода, канализация и т.д. Нам же удалось решить эти проблемы в рекордные сроки: в течение 7-8-9 суток. Протяженность только исправленных линий электропередач составила больше 100 километров.

Также не прекращалось снабжение людей продовольствием и товарами первой необходимости. Цены в регионе оставались и остаются в пределах допустимых значений. Те же, кто хотел нажиться на случившемся, спекулируя ценами, были жестко наказаны.

Федеральную трассу Москва—Владивосток затопило, и больше 3-х тысяч фур в первый раз и порядка 1200 — во второй — оказались изолированы. На месте сразу были организованы полевые кухни, чтобы накормить водителей и пассажиров, вынужденных задержаться здесь на несколько дней. Я получил огромное количество благодарностей от этих людей.

— Что вы скажете о возникшем в СМИ мнении относительно ошибки работников ГЭС, которые якобы в этот момент стали сбрасывать воду, что и привело к таким печальным последствиям?

— Смотрите сами: в июне выпала трехмесячная норма осадков, и в июле, и в августе. Таким образом, вместо 3-х получились целых 9 месяцев обильных дождей. И не факт, что в сентябре ситуация изменится в лучшую сторону. Все ведь видно из статистики.

Просто огонь

Площадь лесных пожаров в Сибири превысила 1,6 млн га. Наиболее сложная обстановка в Красноярском крае и Иркутской области, где бушуют в общей сложности более 230 пожаров. Власти уверяют, что угрозы населенным пунктам нет, а Рослесхоз не фиксирует кризисной ситуации с лесными пожарами. Между тем петиция на change.org за введение ЧС в Сибири из-за дыма, накрывшего города России, собрала более 340 тыс. подписей…

Подробнее

Что же касается ГЭС, так они стоят совершенно на других реках. Если гидроэлектростанция находится в районе Ангары, а подтапливается, допустим, река Ия, то вывод напрашивается сам собой.

— А как обстоят дела с пожарами?

— Ситуация с пожарами с точки зрения климата вышла уникальная. Южная часть, где располагаются Саяны, оказалась в зоне неутихающих осадков. А примерно посередине области (где-то в районе Братска) «откололась» территория, где, наоборот, засуха, и за два месяца не упало ни капли. Причем это север, а температура больше 30 дней держалась на отметках 30-33 градуса Цельсия, превратив землю в раскаленную «пороховую бочку». Разумеется, нами немедленно были предприняты все необходимые шаги: объявлен 5-й класс пожарной опасности, а деятельность людей в черте лесных массивов максимально снижена. В этом нам помогли специалисты и Авиалесоохраны, и различных подразделений МЧС. На потенциально опасных территориях работают, в том числе бульдозеры, которые не позволяют огню перекинуться на жилые и промышленные объекты. Сейчас могу сказать, что ситуация существенно улучшилась. Конечно, пожары все равно возникают, но они подконтрольны.

— Как в такой кризисной ситуации проявила себя ваша команда?

— Зачастую работу сотрудников различных служб, министерств не особо видно. В нашем случае мне пришлось привлечь больше сотни специалистов из различных ведомств, а также представителей муниципалитетов, чтобы справиться с возникшей чрезвычайной ситуацией. В целом я удовлетворен их профессионализмом. Пребывая в самой гуще событий, я прекрасно видел, как люди работают сутками, забывая об отдыхе. О стандартных выходных и праздниках, которых не было, мы вообще не говорим. Рабочий процесс «кипел» и в ночное время, многие важные вопросы удавалось решить уже к началу утреннего заседания.

— Насколько эффективным было взаимодействие с федеральными службами?

— Как я уже обмолвился, в зонах затоплений и пожаров работали представители МЧС из разных регионов, была задействована Росгвардия. Порядка 1 миллиона кубометров непригодных стройматериалов, оставшихся от разрушенных строений, было вывезено с территории силами этих специалистов. Их помощь оказалась для нас неоценимой.

В любом случае работу федеральных органов государственной власти централизовала правительственная комиссия. И должен отметить, что без содействия этого координационного органа и заместителя председателя Виталия Леонтьевича Мутко в частности нам бы не удалось ликвидировать последствия ЧС столь результативно. Также необходимые денежные суммы были переведены очень оперативно (буквально в течение 48 часов), это позволило нам немедленно начать процесс восстановления региона.

— Очевидно, что политическое противостояние в области не способствует развитию в ряде экономических отраслей. В каких сферах из-за этого наступило непростительное «затишье»?

Пожары подпалили рейтинг

Губернаторы Красноярского края, Иркутской и Новосибирской областей снизили свои позиции в июльском рейтинге влияния глав субъектов РФ, подготовленном Агентством политических и экономических коммуникаций (АПЭК). Больше всех просели рейтинги глав Красноярского края Александра Усса и Иркутской области Сергея Левченко. Они оба покинули группу с очень сильным влиянием. Эксперты отмечают, что фактором уязвимости для губернаторов стали наводнения и пожары, бушующие в регионах…

Подробнее

— Еще в 2015 году я принял для себя решение не участвовать как в выборах, так и в агитационных мероприятиях. Однако во время муниципальных выборов в СМИ то и дело появляется информация лично обо мне, хотя я никуда избираться и не собирался. Такой расклад меня все время удивляет. Во всяком случае в прошлом году такая тактика успеха не принесла: оппоненты все равно проиграли. Впрочем, я не слежу за этими событиями — мне просто некогда. Все время нужно находиться в зоне ЧС. Наши же люди, в этом я убежден, судят не по словам, а прежде всего по делам.

Если говорить о «затишье» в экономических отраслях, то факты красноречиво говорят только о положительной динамике. К примеру, валовой региональный продукт вырос за три года на 6,5%, что на 2,5% превышает среднестатистические показатели по России. Бюджет нашего региона за 2 года увеличился вдвое — 192 миллиарда рублей. Скажите, где еще в России наблюдаются такие цифры? Возьмем лесную отрасль, вокруг которой тоже не утихают споры в последнее время. Только в Иркутской области незаконная вырубка леса за последний год снизилась в 2 раза, а вывоз круглого леса уменьшился на 20%! До меня данной отраслью никто толком не занимался. Идем далее, государственный долг снижен на 42%. Таким образом, долговая нагрузка, приходящаяся на 1 иркутянина, втрое меньше среднероссийской. Заметьте, я это беру не из головы, эти данные зафиксированы и отражены в соответствующих документах, которые были представлены на заседании в Государственной думе. Четвертый год подряд Министерство финансов России присваивает нашей области 1-ю степень качества управления региональными финансами. А что касается всякого рода нападок, то полученные результаты, которые у всех на виду, говорят сами за себя.

— Большой общественный резонанс вызвал обвинительный приговор в отношении мэра Ольхонского района Сергея Копылова, за которого иркутяне что называется «встали горой». Как вы оцениваете данную ситуацию, считаете ли ее справедливой?

— К сожалению, так часто бывает, когда человек хочет что-то сделать, но на его пути встают всевозможные законодательные и бюрократические препоны. Существует такая вещь, как презумпция невиновности. Так вот, я этого человека не считаю виновным, тем более что хорошо виден результат его работы. Ведь просто так жители не будут вставать на защиту своего мэра. Значит, они его принимают и ценят.

Однако решение суда каким-либо образом комментировать или оценивать я не вправе. Также не могу сказать, что детально разбирался в составе обвинения. Жизнь же всегда все расставляет по своим местам, хоть и не сразу.

Алена Ярошевич