Праздник с древними корнями

Фестиваль «Ердынские игры», прошедший накануне в Ольхонском районе, стал шестым по счету за последние 17 лет с момента возрождения. За это время многое изменилось и в организации, и в особенностях проведения соревнований. В лучшую сторону или нет — решать участникам. Главное, что за это время неизменным остался дух самого праздника.

Игры уже не те?

Начало регулярной организации фестиваля в «нулевых» годах было огромным событием для общественной жизни региона. Оно пришлось на волну мощного возрождения бурятских культурных традиций, во время которой власти способствовали росту национального самосознания: открывались культурные центры, проводились творческие фестивали. Ердынские игры попали, что называется, «в струю» — интерес к ним был настолько огромным, что в дни их проведения из Иркутска и других крупных городов Приангарья массово выезжали буряты. Популярные кафе бурятской кухни, да и обычные позные, оказывались закрытыми — на дверях вывешивалось объявление «Не работает. Все уехали на Ердынские игры».

В контексте
Из истории Ердынских игр

По-бурятски Ердын наадан, проводились вокруг двух сопок — Ехе Ерд и Бага Ерд, расположенных в долине реки Анги. Более крупная из сопок — Ехе Ерд — представляет собою холм почти правильной куполообразной формы высотой 40-42 метра над поймой долины. Сопка Бага Ерд имеет продолговато вытянутую форму, высота ее над поймой 12 метров. Ердынские игры приурочивались к священному «тайлгану», именующемуся «Дэлхэй дайдын мургэл» — религиозно-культовому обряду с жертвоприношениями и молебствованиями.

Подробнее

Спустя полтора десятка лет ситуация изменилась. Закрытых из-за праздника кафе теперь не найдешь, да и особого ажиотажа в крупных городах не наблюдается. Нынешние Ердынские игры, проходящие раз в два года, в областном центре и окрестностях вообще массово не анонсировались.

Иное дело — исконно бурятские земли, территория Усть-Ордынского Бурятского округа. Гостей праздника, ехавших из Иркутска, на трассах «Иркутск—Качуг» и «Баяндай—Еланцы—Хужир» то и дело встречали огромные красочные баннеры с информацией о фестивале на двух языках (русском и бурятском). Село Еланцы, находящееся в непосредственной близости от места проведения мероприятия, в день открытия игр казалось полупустым: «А чего удивляться, все на празднике сейчас», — пояснила продавец придорожного магазина. Закрытых кафе хоть и не наблюдалось, но в популярных у туристов работающих заведениях общепита трудно было купить некоторые блюда, в частности — сагудай. «Все самое вкусное увезли на праздник», — поясняли принимающие заказы официанты.

И вправду — на Ердынских играх гостям и участникам было чем утолить голод, значительная часть поляны, на которой традиционно проводится фестиваль, была отдана под импровизированные кафе, занявшие две больших «улицы». Под навесами или прямо на улицах на глазах зрителей жарили, парили, варили, резали разнообразные угощения. При этом бурятские кушания — буузы, сагудай, хушуры — мирно соседствовали с интернациональным пловом, шашлыками и чебуреками.

Прямая речь
Губернатор Иркутской области Сергей Левченко

«Фестиваль несет высокую идею объединения народов и сохранения многовековых традиций, создает условия для развития этнической культуры и национальных видов спорта, позиционирует Иркутскую область как благоприятный регион для развития этнографического и экологического туризма. Мы понимаем, что одно из самых важных направлений — культура и спорт, общение разных делегаций, представителей разных народов. Я вижу тягу людей друг к другу, тех, кто имеет отношение к этой территории, к этой горе. Это очень древнее место. Столетиями народы собирались в этой долине. Древние Ердынские игры возродились в 2000 году. Важно, что игры снова проходят здесь, в этом месте».

Очир и Баирма Тугуловы приехали из Улан-Удэ. «Мы оба родом из этих мест, тут родственники, друзья. Игры — хороший повод, чтобы встретиться, обсудить новости, пообщаться. Ездим уже четвертый раз, постоянно видим изменения», — рассказывают они.

«Вот вижу, что русских становится с каждым годом все меньше. Раньше приезжали и из Иркутска, из Ангарска, из Братска. А сейчас русские — это либо те, кто имеет отношение к организаторам, либо журналисты, либо немногие местные. Тех, кто специально едет издалека, — совсем немного. Хотя вот иностранцев-туристов с каждым разом прибавляется. Но все равно получается, что мы тут наедине со своими традициями, историей. Хочется, чтобы эти вещи распространялись шире в нашем обществе», — высказывает пожелание Очир.

Его поддерживает и Баирма. «С одной стороны, заметно, что становится больше порядка. Каждому здесь отведена своя площадка, все четко, по расписанию, хорошо организовано. Дорогу эту грунтовую, которая от основной трассы отходит, впервые за много лет перед праздником хоть в порядок привели. Заметно, что грейдер прошел, дорогу чем-то увлажнили специально — ехать приятно, пыли нет. Порядок на парковке, на празднике пьяных не заметно, много милиции, — перечисляет она изменения к лучшему. — С другой стороны, стало больше формализованности. Простые деревенские парни и девушки ни за что не попадут на фестиваль, чтобы показать силу или красоту. Посмотрите — на состязаниях выступают только профессионалы. А места для любителей не нашлось, это неправильно».

Прямая речь
Министр спорта Иркутской области Илья Резник

«В Ердынских играх представлены виды спорта, которыми азиатские народы занимались много веков. Это шахматы «шатар», стрельба из лука, якутские национальные прыжки, мас-рестлинг (перетягивание палки), традиционная борьба и многоборье — «Игры бааторов Срединного мира». Возможно, в будущем программа будет расширена: с Ассамблеей народов Евразии мы обсуждаем вопрос проведения евразийских игр под ее эгидой через два года».

«Неправильно и то, что исконно бурятский праздник вдруг кто-то решил сделать международным: зовут монголов, якутов. Мы родственные народы, у нас есть общие праздники, но давайте сделаем для каждого что-то свое, не будем все обобщать через интернационал».

Духу фестиваля уступил официоз

Действительно, понять претензии обычных гостей игр можно — фестиваль, изначально бурятский, все больше становится интернациональным и формализованным мероприятием. В день открытия театрализованное представление включало в себя песни и пляски не только бурят, но и вообще всех народов Прибайкалья. Кроме того, в программе чисто культурного события вдруг возникла некая «деловая часть», в ходе которой обсудили концепцию развития игр до 2030 года и проекты в сфере духовного и физического развития, культуры и искусств.

При этом первый день фестиваля оказался небогат на посещения VIP-гостей, главными из которых были депутаты Законодательного собрания региона, заместитель председателя правительства Валентина Вобликова, глава администрации УОБО Марина Иванова, руководители муниципалитетов.

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко вместе с высокопоставленными чиновниками из республик Бурятия и Якутия побывал только на закрытии игр.

«Знаете, удачи и проколы организационных моментов — это все неважно. Главное, что сохраняется дух места, дух игр. Самое мощное по энергетике — это шаманские обряды и, конечно же, массовый обход горы Ехэ-Ерд, самое зрелищное — конкурс бурятских красавиц и соревнования богатырей. Пусть наши традиции сохраняются и дальше, этому никакая бюрократия не помешает, — с энтузиазмом говорит постоянная участница фестиваля Мэдэг Салтанова. — Именно за этой мощной энергией я сюда и приезжаю каждый раз, обязательно буду тут и еще через два года».

Александр Потапов
Фото Владимира Смирнова