Поселение со своими тараканами

Жить на лоне природы, самим выращивать овощи и содержать маленькую ферму, дышать свежим воздухом и впоследствии оставить детям с внуками в наследство райский уголок земли — об этом втайне мечтают все больше людей, уставших от урбанизированной жизни и кабалы с кредитами за жалкие квадраты. А некоторые переносят эту идиллию в жизнь — в России существует много энтузиастов, открывающих экопоселения. На словах все выглядит как в сказке, но в реальности все иначе — многие из них превращаются в настоящие секты (к примеру, «анастасийцы» — последователи книг Владимира Мегре). АН побывал в одном экопоселении Алтая с другой крайностью — сложилось впечатление, будто за новомодным словом скрылась обычная примитивная человеческая лень.

Насмотревшись мультиков, остальную часть времени дети проводят как настоящие Маугли — носятся полуголые в лохмотьях по участку и играют с домашними животными, словно с мягкими игрушками.

Каждая травинка наблюдает за тобой

Раннее утро. Блаженная тишина, в которой слышно собственное дыхание и биение сердца. Даже петухи еще не проснулись, сладко нежась в своих курятниках. Вдруг жуткий крик на всю округу. Мы вздрогнули, как если бы услышали такой рев на необитаемом острове. «Нет, этому не бывать! Силой… Данной моими родителями… Проклинаю тебя! Каждая травинка, каждый куст наблюдает за тобой». Мой муж в замешательстве выглянул с чердака, где мы спали на сеновале. Кричащий субъект стоял прямо напротив супруга, сверля его взглядом: «О, разведка поперла! Устроили здесь татаро-монгольское иго!»

Как мы выяснили позже, этот чудаковатый сухопарый алтаец — дядя Вася, или местное радио. Причем практически круглосуточное. По его собственным словам, все началось после того, как он обознался в молодости: перепутал куриц с гусями. Не самые дружелюбные птицы с мелкими зубчиками изрядно потрепали бедного мужчину. Его выхаживала алтайская шаманка, но после выздоровления началось некоторое помутнение. К концу поездки в экопоселение «Алтай-Звенигород» дядя Вася показался самым адекватным и здравомыслящим человеком во всей этой истории.

«Мы же на природе. Здесь и грязь не грязь»

Наши друзья строят на Алтае купольный дом (по форме напоминающий половину футбольного мячика), и поэтому, когда мы нашли в интернете информацию об экопоселении «Алтай-Звенигород», которое возводит такие дома и приглашает всех желающих принять участие в строительстве, стали паковать сумки.

При въезде в нужное место (по полузаброшенной дороге в нескольких десятках километров от Горно-Алтайска) с предвкушением ожидали все чудеса, красноречиво расписанные на сайте экопоселения: величавые дома-купола, большую ферму с многочисленными животными, кедровый питомник, пасеку, места для разведения маралов, плодородные сады, созданные в лучших традициях пермакультуры (системы ведения сельского хозяйства) и прочее.

По указаниям «сооснователя экопоселения Алтай-Звенигород» Константина Алтайского, как он нам представился, проезжаем реку Малая Иша и въезжаем в забытую богом деревушку с зубодробительным названием. Вокруг — истощившиеся за долгие годы постройки, похожие на дома, как морщинистая старушка на девушку, суровые трактора с деревенским тюнингом, состоящие из поржавевших частей уазиков. И вот свежеизготовленная деревянная табличка «Алтай-Звенигород-camping», расположенная за покосившимся забором одного из участков. Из обветшалого домика выглядывает большое пузо, а вслед за ним и его хозяин Константин, женщина с русой косой и блаженно-отрешенным взглядом Наталья, а также их маленькие дети (мальчик и девочка), босоногие и изрядно вымаранные. Семья экопоселенцев родом из Киева. Они устали от столичной жизни, где у них была квартира с ремонтом по фэн-шую, мажорный «Лэнд Ровер», и прошлой осенью сожгли все мосты, переехав на Алтай. В деревне они сняли домик, который в лучшие времена был малюсенькой сельской школой; со временем планируют оформить землю вдалеке от населенного пункта (во что слабо верится после всех их «сказок»).

Участок экопоселения, состоящего из одной лишь семьи, — размером в 20 соток, заросших разнотравьем. «Некогда огородом заниматься», — пожимает плечами Наталья, указывая на носящихся вокруг детей, куриц и коз. Домашняя живность совершенно свободно перемещается по участку, сметая все на своем пути. Да уж, действительно не до пермакультуры…

Прежде чем зайти в дом, мы разулись, о чем впоследствии пожалели — в комнатках, напоминавших больше хлев, чем жилое помещение, был холодный липкий пол и раскиданные кругом вещи. Экопоселенцы ходят босиком, практически не моют руки и слегка споласкивают в воде чашки после еды (в раковину выливается в том числе и содержимое детского горшка): «Мы же на природе. Здесь все чисто, и грязь другая, не такая, как в городе».

При этом, несмотря на «естественные» условия жизни, в доме присутствуют и современные «девайсы»: обычный электрический холодильник, печь и даже стиральная машина! Последнее приспособление функционирует с помощью двух прикрепленных баков от старого уазика — из одного вода ыливается, в другой вливается. В течение всего дня работает и пришедший на замену «зомбоящика» ноутбук, в котором в режиме нон-стопа крутятся мультфильмы — преимущественно зарубежные. «Да уж, отличное воспитание детей по системе Вальдорфского образования!» — вздохнула наша подруга-педагог. Экопоселенцы планируют не отдавать своих детей в школу, считая ее первой ступенью «системы», а обучать их самостоятельно согласно заявленному педагогическому подходу. В результате эксперимента старшая девочка, которой недавно исполнилось пять лет, в отсутствии квалифицированного логопеда говорит совсем как иностранка — из-за неправильного произношения и проглатывания слогов понять ее речь не могут даже собственные родители.

Насмотревшись мультиков, остальную часть времени дети проводят как настоящие Маугли — носятся полуголые в лохмотьях по участку и играют с домашними животными, словно с мягкими игрушками. Старшая девочка верхом на одной козе за рога подтягивает к себе другую, одновременно с этим укачивая, словно малыша, курицу. С пернатыми ребенок вытворяет просто невиданное — переворачивает их головой вниз, раскачивает и потом кидает в сторону, причем бедолаги совсем не дают ей отпора. Младший же мальчик, которого из-за длинных белокурых волос легко принять за девочку, так сильно приручил к себе куриц, что, куда бы он ни шел, они гуськом следуют за своим вождем.

Когда мы спросили у Натальи, как дети чувствуют себя на природе, не вылезли ли у них какие-нибудь болячки, как часто бывает на свежем воздухе, она ответила: «В Киеве младший не мог дышать носом. Сюда переехали, и аденоиды мигом все прошли».

Бегство из рая

Построить купольный дом, по мнению Константина, у которого на Украине осталась строительная фирма «Дом-купол», это раз плюнуть. В качестве фундамента достаточно поставить бревна в виде многоугольника. Но основные законы геометрии, изучаемые еще в школе, явно не учитываются. «Выровняется, если что», — уверяет Константин, когда мой муж указывает на неточность измерений. Гостевой дом-купол будет явно кривой.

После целого дня усиленно-бесполезных работ мы все вместе сели возле костра. По горшочку с картошкой, поставленному у огня, пробежала курица, намеревавшаяся также отведать мясо своего сородича, жарящегося на решетке. Затем неожиданно для всех содержимое чашки с салатом зажевала одна из коз. Аппетит у нас после этого быстро испарился.

Темнело. Под громкий отчетливый храп младшего сына экопоселенцев («аденоиды прошли») мы любовались закатом. Надо отдать должное — место действительно живописное: впереди густой лес, вдалеке горы; каждый день можно лицезреть двойную, а то и тройную радугу. Пока мы рассматривали луну размером с яблоко, через забор вдруг перелез сосед и двинулся по направлению к нам. «Че, давайте знакомиться… Ну, давайте, рассказывайте… че притихли сразу…» — нехитрые попытки завести с нами разговор у подвыпившего Сергея, алтайца по национальности, заканчивались крахом.

За забором показались женщина лет 50: «Серега, возвращайся! Не ходи у этого хохла! Он тут голый ходит!» Сергей пошел к себе домой (вероятно, принять), а через несколько минут опять появился. Константин спокойно намекнул, чтобы незваный гость сильно не распоясывался, так как находится на его участке. Вдруг неожиданно для всех алтаец начал биться в настоящей истерике, стуча кулаками по почве: «Это моя земля! Это моя земля! Сам уходи, сам!» После того как его увели соседи, за забором послышалось подозрительное шептание. «Серега, обидел тебя хохол? Давай разберемся!», «Эх, вот раньше были времена! Сначала собаку, потом человека, закопал, и никто ничего не знает», — доносилось у соседнего дома, где собралось уже около десятка коренастых алтайцев.

К счастью, в ту ночь все обошлось, и утром мы, с облегчением вздохнув, что остались живы и здоровы, стали без промедлений собираться. Перед самым отъездом нас подозвала к себе отрезвевшая соседка, представившаяся бабой Зиной: «Мы гостеприимный народ. Но со своим уставом в чужой монастырь не ходят. У алтайцев не принято обнажаться, даже шорты носить, а Костя по утрам обливается во дворе абсолютно голый. Мы его просили хотя бы чем-то прикрываться, но он нас не слышит».

Перед прощанием экопоселенка Наталья нам сказала: «Когда кто-то из гостей уезжает, я так радуюсь, что мне никуда не надо ехать, не нужно возвращаться в пыльный город». Мы же остались в замешательстве — как можно быть счастливым даже в самом райском уголке планеты, если твою семью ненавидят все окружающие люди и проклинают собственные соседи? «Нет, ни ногой больше в экопоселение, — сказал один из участников поездки. — Хочешь жить поближе к природе — живи в пригороде. От цивилизации все равно не убежишь, так хотя бы минимизируешь ее воздействие. И за городом не так страшно, что закопают…»