Попали на развязки

Долгожданный новый мост через Ангару запущен. Правда, в одну сторону, что уже вызывает определенные неудобства и создает дополнительные пробки. Сооружение, которое должен был торжественно открыть первый зампред правительства РФ Сергей Иванов, вызвало поток критики у высокопоставленного чиновника. По его словам, шестиполосный мост никуда не годится при существующих двухполосных развязках. Первый вице-премьер подчеркнул, что первостепенная задача — обеспечение сооружения нормальными подъездными путями. Между тем региональные чиновники и рады это сделать, но этому мешает проблема с расселением граждан с территории строительства будущей правобережной развязки.

Сергей Иванов не захотел ставить точку на новом мосту Фото Андрея Федорова

Жилой тупик

Сергей Иванов, раскритиковавший новый мост через Ангару, в ходе своего визита в Приангарье 25 октября отдельно обратил внимание местных властей на проблему расселения. И посоветовал решить сначала ее, затем соорудить транспортные развязки, а уж потом запускать сам мост. При этом господин Иванов наказал не торопиться. «Ваш мост в любом случае уже долгострой. В России есть мосты, которые начали строить еще при царе Горохе, — отметил Сергей Иванов. — Но вы получите федеральное финансирование при условии, что подготовите землю для строительства подъездных путей». Таким образом, стало ясно, что ранее озвученные сроки — ввод в эксплуатацию низового направления моста в 2008-м и постройка всех запланированных развязок в 2010 году — могут сдвинуться на неопределенное время. Вопрос с расселением жителей пока еще не получил четкого решения.

Пока власти пытаются улучшить ситуацию, стараясь минимально затрагивать проблемы с расселением. На прошедшей неделе стало известно, что схема развязок нового моста через Ангару может существенно измениться. Вместо одного шестиполосного съезда с моста на правый берег прорабатывается возможность строительства нескольких более узких трасс в разные направления. Как сообщил замгубернатора области Юрий Дудников, этим способом можно будет сократить число расселяемых домов. Однако назвать конкретное число усадеб, выпадающих из-под расселения, областной чиновник так и не смог, заметив только, что «этот вариант только рассматривается».

Пока же из 139 земельных участков, которые должны были быть освобождены под строительство правобережной развязки, на 1 января 2007 года горожане были отселены всего лишь с 38 участков. С начала этого года — еще с 10-ти. Остальные же земельные участки пока «зависли» в воздухе. Как рассказал «ВФ» заместитель директора ОГУ «Дирекция по строительству мостового перехода через Ангару» Павел Таюрский, все дело в том, что жильцы домов, расположенных на этих земельных участках, все еще не оформили права на землю. А это означает, что изъять земли под государственные нужды, в этом случае — строительство развязок моста — просто невозможно.

«Согласно российскому законодательству, государство имеет право путем принудительного выкупа изъять земельные участки под государственные нужды», — отметил Павел Таюрский. Однако в ситуации, когда права на земельные участки под домами не узаконены, изъять их невозможно. «Получается, что изымать просто нечего, — подчеркнул господин Таюрский. — Нам приходится идти по другому пути, предусмотренному гражданским законодательством, — договариваться с собственниками жилья о покупке строения. А здесь уже граждане начинают диктовать часто непосильные условия, откровенно спекулируя на расселении». Так, по словам господина Таюрского, за небольшой дом, в котором проживает только молодая семья из двух человек, просят две 1-комнатные квартиры в центре города, или вместо положенных по социальной норме жилья 18 кв. м на человека (в семье из более чем трех человек) — 30-40 кв. м и больше.

Сегодня владельцы частных домов за сотку земли в центре Иркутска требуют от 500 тыс. до 2,5 млн рублей.

Впрочем, люди, чьи дома попадают под снос, также приводят бесспорные аргументы своих требований. Как рассказала «ВФ» жительница одного из домов по ул. Кожова Галина Иванова, те социальные нормы, по которым им предлагается выделять квартиру, являются бесчеловечными. «Судите сами. Свою квартиру в доме на два хозяина мы купили в 1973 году. Уже тогда дом предназначался под снос. Шло время, дом никто не сносил, хотя всевозможные комиссии со своими обещаниями наведывались регулярно. Устав жить на чемоданах, мы начали постепенно устраиваться в таком доме, — говорит Галина Иванова. — Появились дети, которые потом выросли, потом пошли внуки. А дом все так и продолжал стоять. Для удобства мы возвели во дворе флигель, гараж поставили. Сейчас тут нас живет восемь человек на площади 32 кв. м. И это не люди, которых мы якобы умышленно вписали перед началом строительства моста. Это семья разрослась так за 40 лет, пока нам обещали дать новую квартиру». По словам жительницы, получить равноценную площадь в многоквартирном доме — значит обречь всю семью на серьезные неудобства. «Все-таки в своем доме с приусадебным участком большой семьей жить легче, чем в стандартной «однушке» или «двушке» в панельной пятиэтажке. Мы не стараемся получить какой-то выгоды, мы даже хотим, чтобы нас вообще не трогали — жили до этого нормально и дальше проживем, — подчеркивает женщина. — Но городу нужен новый мост, новые развязки, и наши дома этому мешают. Мы не против этого прогресса, но дайте нам взамен человеческие условия для проживания».

Какой выход будет найден из этой непростой ситуации, в дирекции по строительству моста сказать точно не смогли. «Мы стараемся подвигнуть граждан на оформление регистрации прав на земельные участки. Однако на это соглашаются немногие. Сегодня в оформлении находятся документы на земли порядка 27 из оставшихся под расселение усадеб. Как быть с остальными, пока не знаем», — признается Павел Таюрский.

Дорогостоящая процедура

Между тем несогласие граждан оформлять землю в собственность вполне обоснованно. И связано оно чаще всего с длительностью и дороговизной этой процедуры. Как рассказала «ВФ» гендиректор ООО «Земельное агентство» Оксана Сараева, на предоставление земельного участка под зданиями, строениями, сооружениями в собственность в соответствии с законом отведено не более трех месяцев. Фактически же такая процедура занимает от шести месяцев до года, а то и больше. Так, по словам специалиста юридического отдела ООО «Иркутская земельная компания» Анны Бойко, в первую очередь жильцам необходимо будет сформировать земельный участок и поставить его на кадастровый учет. «Полученный проект границ участка согласовывается и утверждается в комитете по управлению муниципальным имуществом (КУМИ), — рассказывает госпожа Бойко. — Затем сформированное землеустроительное дело подлежит утверждению в Территориальном отделе управления Роснедвижимости. После этого осуществляется постановка земельного участка на кадастровый учет. Получив кадастровую карту (план) участка, будущий собственник вновь обращается в КУМИ с заявлением о предоставлении земельного участка».

Далее наступает второй этап процедуры приватизации. В КУМИ необходимо предоставить ряд документов. Это кадастровая карта участка, копия паспорта, документы, подтверждающие право пользования наделом и права на дом, а также технический паспорт строения. КУМИ рассматривает предоставленные документы, проверяет основания предоставления участка, обеспечивает подготовку и согласование проекта постановления о его предоставлении, а также подготавливает проект договора купли-продажи. После заключения последнего и получения постановления о предоставлении в собственность участка владелец должен обратиться в Управление Федеральной регистрационной службы по Иркутской области и Усть-Ордынскому Бурятскому автономному округу. Это необходимо для госрегистрации перехода права собственности на земельный участок. Итоговые затраты на сбор всех документов и обеспечение этапов приватизации могут достигать 50-60 тыс. рублей.

Впрочем, даже если у граждан есть и время, и деньги, существуют и другие препятствия законному оформлению земель под своими домами. «Мой муж в прошлом году ходил в мэрию, чтобы сдвинуть с места вопрос с приватизацией земли. А ему сказали прямо — нет, в черте города мы участки не приватизируем, — удивляется Галина Иванова. — Правда это или нет, мы выяснять не стали, мы не сутяжники. Так это дело и забросили».

По-хорошему не договорятся

Между тем, как рассказали «ВФ» в строительных компаниях города, серьезные проблемы с освобождением земельных участков под застройку в Иркутске возникают регулярно. «Мы достаточно часто сталкиваемся с необходимостью выкупа земельных участков под жилищное строительство, — рассказала «ВФ» начальник земельного отдела ООО «ЖСК «ВостСибСтрой» Варвара Слинкова. — Как минимум при заключении договора купли-продажи строения выясняется, что порядка 60% правоустанавливающих документов на это строение в свое время были оформлены юридически неправильно. Кроме того, часто всплывают и некие имущественные споры наследников. При этом затянуться такое оформление может и на год».

Другое дело, если собственник жилья, земельного участка изначально придерживал частный дом для того, чтобы потом его выгодно продать. Никаких вопросов по правоустанавливающим документам не возникает, но собственник диктует свои условия. «Сегодня многие владельцы частных домов требуют за сотку земли от 500 тыс. до 2,5 млн рублей в центре Иркутска. На территории тех же будущих развязок моста цена сотки составляет порядка 1,5 млн рублей», — отметила госпожа Слинкова.

В ситуации, когда жители по-доброму съехать не хотят, а власти удовлетворить их требования не могут, последних мог бы выручить пресловутый «сочинский законопроект». Напомним, речь идет о законе об ускоренном освобождении территорий для нужд сочинской Олимпиады. Ранее предполагалось, что он распространится и на другие регионы России с аналогичной ситуацией. То есть если региональная власть затевает строительство федерального значения, а продвижение дела осложняет расселение, то у особо упрямых землю могут изъять по закону.

Однако, по словам Павла Таюрского, эти ожидания оказались напрасны. Законопроект сейчас принят во втором чтении. После всех его доработок стало окончательно ясно, что он распространяется только на территории, на которых будут расположены олимпийские объекты. «Других надежд на законодательное изменение ситуации у нас нет. Да, были приняты различные изменения жилищного законодательства, но к нашей проблеме они отношения не имеют», — отметил господин Таюрский.

Между тем в строительных компаниях города настроены более оптимистично. По словам Варвары Слинковой, законные основания для борьбы с «земельной спекуляцией» у застройщиков будут уже в следующем году. В силу вступят новые местные законы — правила землепользования и застройки в Иркутске. Согласно им земли под строительство будут распределяться по новым правилам. «Будут очень четко прописаны правила развития застроенной территории. Если жилье не приватизировано, человеку предоставляется равнозначная жилплощадь из муниципального фонда. Собственникам, проживающим в ветхом жилом фонде, также предоставляется адекватное жилье, — говорит Варвара Слинкова. — Если же они отказываются, то, в соответствии с законодательством, в судебном порядке будет определяться остаточная стоимость этого строения, и суд обяжет собственника принять условия государства — либо переехать, либо получить деньги и освободить дом. Спекуляции землей станут невозможными, потому что установлены все правила».

«Насколько я помню, совсем недавно президент Путин говорил, что при всевозможных спорных вопросах суд должен принимать сторону гражданина, а не государства, — говорит Галина Иванова. — Новые правила с этой точки зрения являются несправедливыми — как государство захочет, так и будет, несмотря ни на что. Думаю, граждане в таких случаях будут вынуждены обращаться в более высокие инстанции, не сдаваться просто так».