Политическая апатия захлестнула Иркутск

Жители города отреагировали на отмену прямых выборов мэра гробовым молчанием
За последние два месяца в Иркутске кардинально изменилась политическая обстановка. Город лишили прямых всенародных выборов мэра, сначала разбавив эту привычную схему институтом сити-менеджерства и выбором мэра из числа депутатов городской думы, а затем отказавшись и от городского управленца. Срок полномочий действующего мэра Виктора Кондрашова завершится 26 марта, и на смену ему придет новый управленец. В кулуарах даже ходят слухи, кто им станет — действующий председатель думы Дмитрий Бердников. Нравится ли горожанам этот человек или нет, неизвестно: иркутяне застыли в политической апатии, никак не реагируя на произошедшие изменения. Однако политологи считают, что весной картина может измениться.

Напомним, как у иркутян забрали право выбирать градоначальника. Все началось в первых числах декабря 2014 года, когда бывший спикер городской думы, а ныне депутат Законодательного собрания Иркутской области Андрей Лабыгин выступил с инициативой введения в Иркутске института сити-менеджера, прямые выборы мэра при этом отменялись — мэром должен был стать один из депутатов городской думы. И господин Лабыгин, и многие другие представители политической жизни региона утверждали, что такая система идеальна, так как разделит политические и хозяйственные полномочия. Сити-менеджер должен был стать крепким хозяйственником, который в первую очередь решает насущные бытовые вопросы, мэр же при этом решает стратегические задачи по развитию Иркутска. «Мэр — это глава совета директоров крупного ОАО, сити-менеджер — это генеральный директор, подотчетный такому совету, — приводил тогда аналогию Андрей Лабыгин. — Это человек, который, невзирая на политические обстоятельства, занимается хозяйством: выполняет программы, принятые в думе, выгодно ли ему это с точки зрения предстоящих выборов или невыгодно».

Андрей Лабыгин стал инициатором введения в Иркутске института сити-менеджера

Депутат ЗС добавил, что действующая власть часто сознательно идет на популистские заявления, чтобы получить поддержку электората, даже несмотря на то, что не все из этих заявлений возможно выполнить. При введении института сити-менеджмента такого не будет. Еще один довод в пользу отмены прямых выборов — возможность избежать «протестного» голосования. Последние выборы в Иркутске в 2010 году, когда областные власти планировали посадить в кресло мэра Иркутска Сергея Серебренникова, а народ назло «Единой России» выбрал Виктора Кондрашова, который шел при поддержке КПРФ, сильно насолили политическим элитам. И не важно, что это было мнение народа. Теперь, с отменой прямых выборов, у народа отобрали возможность свое мнение высказывать. На сессии Законодательного собрания 24 декабря все предложения по введению «двуглавой» системы власти в Иркутске были утверждены.

Эпопея продолжилась уже в новом году, когда благодаря поправкам в федеральное законодательство появилась возможность напрямую избирать мэра из числа депутатов городской думы, без введения института сити-менеджмента. И Законодательное собрание региона очень быстро отреагировало на эту возможность: поправки в федеральный закон были внесены в первых числах февраля, а уже 18 февраля, во второй раз за последние два месяца, были внесены поправки в региональный закон о местном самоуправлении. Городская дума действовала так же быстро: 12 марта пройдут публичные слушания, после которых депутатам надо будет привести устав города в соответствие с региональным законом.

Депутаты ЗС очень как будто напрочь забыли, как еще месяц назад рассказывали о неоспоримых преимуществах разделения хозяйственных и политических амбиций. Зачем терпеть непонятного сити-менеджера, когда и своего человека в мэрское кресло можно посадить, и всю власть ему в руки передать? Вот так быстро у людей украли прямые выборы. Новым же мэром Иркутска может стать почти незнакомый жителям действующий председатель городской думы Дмитрий Бердников — его активно «сватают» на этот пост в кулуарах власти. До своего избрания в гордуму осенью прошлого года господин Бердников никаким образом не участвовал в политической жизни

Виктория Шолохова

Экспертное мнение
Сергей Шмидт, политолог

Особенность российской политической культуры в том, что граждане очень равнодушны к институтам власти, их интересуют только конкретные личности. На красивом языке политтехнологий это называется «персонализация политической культуры». Люди связывают возможные достижения и развитие только с определенной фамилией. Именно поэтому небольшое протестное движение, которое пытались инициировать представители некоторых политических партий, закончилось ничем.

В Иркутске реформа закона о местном самоуправлении была проведена очень грамотно: напрямую не называлась ни одна конкретная фигура, которая может претендовать на пост мэра. При этом от людей не скрывали информацию: в СМИ очень много писали о введении института сити-менеджера, позже — об отказе от «двуглавой» системы. Но люди относились к этому отстраненно. Даже тот факт, что в кулуарах ведутся разговоры о вероятности, что мэром будет избран председатель городской думы Дмитрий Бердников, до сознания людей еще не дошло.

Я почти уверен, что ситуация изменится ближе к апрелю, когда появится личность, претендующая на должность градоначальника. А в том, что люди положительно примут эту кандидатуру, уверенности как раз нет.

Алексей Петров, региональный координатор ассоциации «Голос»

Иркутяне слабо отреагировали на отмену прямых выборов мэра по нескольким причинам. Во-первых, когда история только начиналась, люди были заняты предновогодними хлопотами, им было не до этого. Во-вторых, сказалось непонимание населения, что же все-таки происходит. Никто не сказал о том, что у жителей города воруют выборы. В СМИ, за редким исключением, использовались очень обтекаемые формулировки, за которыми людям тяжело было разглядеть суть реформы: в основном говорили о смене системы власти, о введении института сити-менеджера. Информация подавалась в определенном ключе и была несколько искажена. Поэтому и акция протеста, которую пытался организовать Гражданский комитет, не нашла отклика. Даже при сборе подписей мы видели, что люди не хотят участвовать в политической жизни города.

Еще одной причиной стало то обстоятельство, что в целом иркутяне пока живут благополучно, кризис еще не сказался на нас жестко, и люди не озлоблены. Также не надо забывать о кризисе доверия власти: сегодня горожане не верят политикам, они верят только себе.

Я прогнозирую, что весной-летом ситуация может измениться. Это произойдет, когда Кондрашов покинет пост мэра, а вместо него выберут другого кандидата. Тогда иркутяне начнут задавать вопросы, почему новый градоначальник появился без их участия.