Поиски идентичности

На минувшей неделе в Иркутске открылся самый крупный за последнее десятилетие художественный проект «Человек и город». Главным организатором события выступила частная иркутская галерея DiaS, которая при поддержке властных структур преподнесла горожанам последний юбилейный подарок. Проект включил в себя масштабную экспозицию 250 художников мира, искусствоведческую конференцию и концептуальную выставку Chronotop. В Приангарье съехались руководители региональных отделений Союза художников, ученые, философы, искусствоведы и авторы, которые разом заговорили о едином художественном пространстве Сибири.

Выставка «Человек и город» вызвала большой интерес у иркутской публики. Фото Евгения Козырева

250 голосов

Искусствовед Ираида Федчина, курировавшая экспозицию «Человек и город», признается, что это была самая сложная выставка в ее карьере, хотя опыт у нее грандиозный: за 40 с лишним лет работы она успела подготовить несколько сотен выставок самого разного объема и уровня. Куратор признается, что в процессе подготовки выставки она отсмотрела более двух с половиной тысяч произведений самых разных жанров и техник. На выставку же попали около 600 произведений 250 художников. Представлены 35 российских городов и девять различных стран: Россия, Украина, Южная Корея, Германия, Испания, Италия, Болгария, Израиль, Монголия. «Я руководствовалась двумя принципами при отборе: профессионализм и качество работ. Рассчитывала только на свой опыт, а не на вкус. Совсем необязательно, что мне нравятся все работы, но все они качественные и профессионально сделанные», — говорит она.

Выставка начала работу в иркутском Сибэкспоцентре 15 декабря, вход на осмотр бесплатный. Организаторы рассчитывают, что за 10 дней ее успеют посмотреть не менее 25 тысяч иркутян. Экспозиция выстаивалась блоками: во-первых, представлены три крупные иркутские галереи. Во-вторых, работы художников различных сибирских городов (Омск, Томск, Новосибирск, Красноярск…) тоже выделены в отдельные блоки. Также четко прослеживается разделение живописи и графики, а внутри живописи произведения делятся на реалистические и работы других художественных направлений. Графика подразделяется на ручную и печатную. Декоративно-прикладное искусство и скульптура разбавляют эти произведения по всей экспозиции.

Скульптурный раздел в основном представлен улан-удэнскими авторами. Именно в этом виде художественного творчества в последние два десятилетия произошел серьезный сдвиг в сторону межкультурного синтеза, когда современные западноевропейские изобразительные средства соединились со специфической культурной традицией бурятского народа. Новизна и оригинальность отличают и декоративно-прикладной раздел экспозиции, в котором особенно привлекательно традиционное русское кузнечное искусство.

Для построения выставки, на которое было выделено всего два с половиной дня, пришлось заново организовать пространство одного из огромных павильонов Сибэкспоцентра, который теперь напоминает лабиринт. Председатель Омского отделения Союза художников России Андрей Машанов уже назвал эту экспозицию «эстетской», в самом хорошем смысле этого слова. «На выставке «Человек и город» представлены замечательные художники своими лучшими произведениями, абсолютно все авторы — яркие личности, — заметил он. — Собрать в Иркутске такой цвет изобразительного искусства — это большая удача».

Проект «Человек и город» стал хорошим поводом для встречи сибирских художников, многие из которых приехали в Иркутск на открытие выставки. «В последнее время художественная ситуация довольно сильно оживилась в сибирских регионах. Все потому, что здесь есть сильные региональные организации Союза художников, — отмечает председатель Красноярского отделения Союза художников России Сергей Ануфриев. — Недавно в Красноярске закончилась выставка «Молодая Сибирь», в которой участвовали молодые художники из 12 городов. Многие из них получили премии и дипломы. Можно сказать, что сегодня наступил своего рода сибирский ренессанс. Выставки, которые проходят сегодня в Сибири, по оценкам многих московских экспертов, имеют очень высокий творческий уровень, ничем не уступающий столичному. Большинство сибирских художников работают честно, для души, это видно по самим работам».

По словам Сергея Ануфриева, в будущем году в Красноярске планируется сразу несколько крупных проектов, к участию в которых обязательно будут привлечены иркутские художники. Слова о сибирском ренессансе подтверждает коллега красноярского автора Вадим Иванкин — председатель Новосибирского отделения Союза художников России: «В этом году очень активно идет выставочный процесс в Сибирском федеральном округе, это целый марафон: Омск, Красноярск, Новосибирск, Кемерово — везде были крупные межрегиональные проекты. Поскольку подобные выставки — вещь довольно затратная, они по определению не могут происходить часто. Поэтому сегодня наметилась такая тенденция, что в каждом региональном сибирском центре есть свои крупные выставочные проекты, в которых участвуют художники из соседних регионов. Это очень полезная вещь, поскольку на подобных выставках происходит обмен культурной информацией».

Намерения ограничить экспозицию заявленной в названии темой были изменены непосредственно при построении выставки. «Мы решили предоставить художникам полную свободу творческого выбора, и в результате их произведения зачастую по формальным признакам не всегда соответствуют тематическому девизу экспозиции, — объясняет замысел Ираида Федчина. — Среди большого жанрового разнообразия: натюрмортов, портретов, городских пейзажей мы старались представить зрителю произведения наиболее объемно и ярко выражающие значимые культурно-исторические традиции, так сказать, живую душу той или иной культуры».

Таким образом, на выставке можно проследить различные региональные школы, но в то же время в качестве главной особенности экспозиции можно отметить, что каждый художник здесь имеет ярко выраженный авторский голос. Учитывая, что художников здесь 250 — впечатление это производит потрясающее.

Устойчивые иркутские традиции

Как составная часть проекта «Человек и город» на следующий день после открытия выставки в Иркутске прошла искусствоведческая конференция. Ее уровень был задан проблематикой, заключенной в довольно громоздком названии: «Седьмые сибирские искусствоведческие чтения. Художественная культура Иркутска в контексте искусства Сибири XVII — начала XXI века (1661-2011 гг.)». Более 20 докладчиков из разных городов России обрисовывали общие черты иркутской художественной школы, искали истоки ювелирного искусства Иркутска, отмечали особенности иркутской иконописи и так далее. Руководить конференцией был приглашен кандидат философских наук, зам­директора по научной работе музея «Искусство Омска» Владимир Чирков, который отметил несколько уникальных особенностей иркутской художественной жизни.

«Изобразительное искусство Иркутска является не просто одной из центральных страниц в истории художественной культуры Сибири, но по нескольким позициям лидирует. Здесь в свое время началась иконопись, здесь происходит соединение западной и восточной традиций; именно в этом городе (это исторический факт, так что можете гордиться) началось коллекционирование искусства. Как в свое время семьи купцов собирали живопись и другие предметы искусства, так и сейчас в Иркутске есть несколько крупных коллекций сибирских авторов. Это именно иркутская устойчивая традиция, — рассказал он по итогам конференции. — Искусствоведческие чтения ставили своей целью обозначить традиции и новации в развитии изобразительного искусства. За последние 20 лет в Иркутске, например, сформировалась школа монументального искусства под руководством Виталия Смагина в техническом университете».

Создание кафедры геммологии в Иркутском госуниверситете — факт не менее значительный, по мнению Владимира Чиркова, потому что сегодня отчетливо выделены всего три центра ювелирного и камнерезного искусства: петербургская школа, уральская, и на всех порах догоняет их иркутская школа геммологии.

«В Иркутске, без преувеличения, живут великие художники, — говорит Владимир Чирков. — Андрей Рубцов, Виталий Смагин, и проблема состоит в том, что Иркутский художественный музей не может себе позволить укомплектовать свои фонды их работами, чтобы показать их людям. Андрей Рубцов вообще достоин создания в Иркутске отдельного музея своего имени, наподобие Дома-музея Виталия Рогаля».

Сибирская неоархаика

Третьим крупным мероприятием проекта «Человек и город» стало открытие выставки новокузнецкой художественной галереи «Сибирское искусство» под названием Chronotop в помещении арт-галереи DiaS. Проект не мог быть включен в основную экспозицию, во-первых, в силу недостатка площадей, а во-вторых, потому что имеет слишком четкую собственную концепцию.

Тема древних образов в искусстве современных сибирских (и не только) художников находится в сфере интересов новокузнецкой галереи уже более 10 лет. Началом отсчета может служить выставка «След», прошедшая в Новокузнецке в 2000 году. По словам директора галереи Ольги Галыгиной, ее интересуют художники, которые «обращаются к истокам, к древнему сибирскому искусству, традициям». Материалом для вдохновения могут служить наскальные рисунки, фольклор, мифология, различные древние верования и так далее. «Мы работаем с новым направлением в изобразительном искусстве, которое называется «сибирская неоархаика», — рассказывает куратор проекта Chronotop Ольга Галыгина. По ее словам, этот термин вырабатывался долго на различных искусствоведческих конференциях, проводимых при участии ее галереи.

Выставка «След» обозначила очень мощный тематический потенциал, поэтому через четыре года проект было решено повторить. Вторая экспозиция с таким же названием прошла в 2004 году в Красноярске. В 2006-2007 годах проект «След» прошел уже в шести городах Сибири (Новосибирск, Новокузнецк, Томск, Омск, Красноярск, Ханты-Мансийск). «Затем в 2009 году к идеям, найденным в первых проектах, добавились новые философские мысли и родилась еще одна концепция — Perpetuum Mobile, — рассказывает Ольга Галыгина. — В конце августа нынешнего года наш проект опять расширился, трансформировался и стал называться Chronotop, причем его нам заказал Кемеровский университет, в котором прошла большая конференция на тему сибирской неоархаики.

В выставке участвовали 28 художников и порядка 200 работ. В Иркутск попала лишь примерно третья часть проекта, причем произведения авторов не только Сибири, но, например, Бельгии и Южной Африки. Галерея «Сибирское искусство», несмотря на свое название, активно сотрудничает с зарубежными художниками и приглашает их на пленэры и творческие экспедиции в поисках неоархаики. Произведения, созданные в рамках таких мероприятий, пополняют экспозицию. «Искусствоведов и художников всего мира сегодня волнуют одни и те же проблемы. А тема и направление, с которыми мы работаем, имеют очень мощный потенциал, — говорит Ольга Галыгина. — Осенью мы будем проводить выставку в Санкт-Петербурге, которая будет называться «Сибирская неоархаика в локусе бытия».

Возможно, в проект возьмут кого-нибудь из иркутских авторов. Во всяком случае один художник на примете у Ольги Галыгиной уже есть. «Мы чувствуем родство с Виталием Смагиным, — говорит она. — Хочется работать с ним, потому что он давно и серьезно в этом процессе. Сибирское искусство интересно именно тем, что оно абсолютно разное. В каждом городе своя школа, у каждого — свои традиции и лицо: Кемерово, Томск, Новокузнецк, Барнаул, Новосибирск. Везде идут эти интересные процессы, а древнее искусство обладает невероятной целостностью и потрясающей энергией, которая может сегодня противостоять современным разрушающим силам цивилизации».

«Все, кто сегодня приехал в Иркутск, борются за строительство единого художественного и научного пространства Сибири, — говорит искусствовед Владимир Чирков. — Сегодня в российском современном искусстве четко обозначились два вектора: первый направлен на Запад, в Америку и делает то, что называется contemporary art или актуальное искусство. Второй вектор направлен внутрь себя, к древним сибирским и национальным архетипам. Эти поиски идентичности как раз отличают сибирское искусство. Использование своего собственного самоидентификационного потенциала с постоянной оглядкой на то, что происходит на Западе — вот, на мой взгляд, самая продуктивная модель развития изобразительного искусства Сибири».