По проверенным рецептам

Под флагом повышения уровня инвестиционной привлекательности выступал практически каждый губернатор Иркутской области. И каждый чем-то да отличился — как минимум тем, что не допустил катастрофических провалов, хотя и блестящих результатов припомнить не удается. Оценивать деятельность нынешнего губернатора в этом направлении, будем считать, пока рано.

По итогам прошлого года агентство Standard & Poor’s пересмотрело кредитный рейтинг Иркутской области с «Негативного» на «Стабильный».

Недавняя история

Вспоминать деятельность абсолютно всех губернаторов по привлечению инвестиций в регион смысла не имеет. Несмотря на то, что главы Приангарья меняли друг друга в относительно короткие сроки, внешний экономический фон был разным. При Юрии Ножикове и Борисе Говорине регион вместе со всей страной прошел через появление, становление и развитие частного бизнеса, приватизационные процессы, появление мега-корпораций, желающих и способных влиять на политику разных уровней, первые попытки закрепления на местах иностранного капитала.

Большая часть презентованных в бытность губернатора Александра Тишанина инвестпроектов остались на бумаге.

В сравнении с этими событиями время работы Александра Тишанина, Игоря Есиповского, Дмитрия Мезенцева, Сергея Ерощенко можно назвать относительно спокойным, когда главам регионов не приходилось решать «все и сразу», сосредотачиваясь лишь на локальных задачах, поставленных из Кремля, либо инициированных самостоятельно. Любопытно, что, выполняя их, каждый из губернаторов имел возможности (или как минимум озвучивал их) вывести регион в число заметных экономических лидеров, если не в стране, то хотя бы в Сибири.

На долю Александра Тишанина, к примеру, выпала задача объединения Иркутской области и Усть-Ордынского бурятского автономного округа, которое бы могло подтолкнуть развитие сельскохозяйственных и иных проектов. Территории объединили, но презентованные в то время многочисленные инвестпроекты по большей части так и остались на бумаге. Еще один шанс, связанный с развитием модного сейчас экологического туризма, у губернатора Тишанина был после громкой истории с переносом маршрута нефтепровода ВСТО, произошедшим в 2006 году. Извлечь из этого правильные дивиденды у Тишанина не получилось. Хотя было ли это возможным, учитывая, что БЦБК выпускал беленую целлюлозу вплоть до 2008 года? По-настоящему громким, способным при должном приложении усилий «взлететь», а за прошедшее десятилетие и обрасти вполне реальными инвестициями, был проект агломерации Большого Иркутска, озвученный весной 2006 года. К сожалению, эта громкая инициатива тишанинской команды была задвинута в дальний угол сразу же после его отставки в 2008 году.

Игорь Есиповский, пришедший на смену Тишанину, с самого начала пребывания на своем посту демонстрировал, что намерен сосредоточиться на развитии всей области сразу, а не ее отдельнзых территорий. В первых же своих интервью он много рассуждал о недопустимости дотационного характера региональной экономики при ее высоком промышленном потенциале, говорил о необходимости изменений налогообложения крупных предприятий, вложениях в инфраструктуру.

Впервые понятие «инновационный» в отношении местной экономики прозвучало при Игоре Есиповском.

За свой недолгий период нахождения на посту губернатора Игорь Есиповский успел принять участие в двух масштабных проектах. Именно при нем Иркутская область (как и все другие регионы по инициативе Кремля) перешла на так называемый трехлетний бюджет, а также было начато написание проекта программы развития области на 2012-2020 годы. Любопытно, что в данном проекте уже тогда были заложены любимые «коньки» некоторых последующих губернаторов — газификация региона, развитие северных территорий, глубокая переработка сырья и природных ресурсов и так далее. Именно при Игоре Есиповском впервые прозвучало понятие «инновационный» в отношении местной экономики. Напомним, президентом страны на тот момент был Дмитрий Медведев, с чьей подачи об экономической инновационности наперебой заговорили во всех российских территориях.

Локальных проектов Игорь Есиповский тоже не чурался. С подачи его команды на очередном Байкальском экономическом форуме был поднят вопрос о строительстве нового международного аэропорта под Иркутском, а также создании региональной авиакомпании.

Назначенный вслед за ним Дмитрий Мезенцев сосредоточил усилия на том, чтобы Иркутская область достойно выглядела в разрезе всевозможных федеральных рейтингов. Для этого его команде пришлось приложить усилия, чтобы снизить уровень госдолга и нарастить размер валового регионального продукта. Поставленные задачи были во многом выполнены. «Если в 2009 году размер госдолга Иркутской области был свыше 12 млрд рублей, то уже в 2012 он снизился до 4 млрд рублей. За это же время удалось на 100 млрд рублей нарастить показатели валового регионального продукта. Результатом также стало повышение рейтинга инвестиционной привлекательности региона в четыре раза», — отчитывалась команда губернатора пять лет назад.

Трудно сказать точно, что послужило причиной таких успехов — грамотная команда финансистов в правительстве области при Дмитрии Мезенцеве, его личные лоббистские способности и связи на федеральном уровне или что-то еще. Однако не стоит забывать, что время его нахождения на посту губернатора совпало с экономическим рывком в стране в целом.

Губернаторству Дмитрия Мезинцева благоприятствовала экономическая ситуация в стране.

Риторика Сергея Ерощенко, сменившего Дмитрия Мезенцева и ставшего последним губернатором-назначенцем, напомнила стиль Игоря Есиповского. Все то же эффективное освоение ресурсов, развитие промышленного потенциала, газификация, внимание северным территориям и так далее. Своеобразной спецификой стало выполнение очередной кремлевской инициативы — так называемых «майских указов», связанных с повышением социальных расходов по ряду направлений, с чем команда Сергея Ерощенко справлялась более чем успешно. Обратной стороной медали стало наращивание размера госдолга Иркутской области и связанное с этим проседание региона в ряде рейтингов.

Дежавю наяву

Анализируя высказывания и направленность действий нынешнего губернатора Иркутской области Сергея Левченко, трудно не найти параллелей с деятельностью Дмитрия Мезенцева. Это и необходимость снижать госдолг, и выправлять позиции региона в федеральных рейтингах. При Сергее Левченко вернулась и внедренная Дмитрием Мезенцевым практика ежегодных губернаторских посланий. Именно по ним нетрудно отследить основные экономические рецепты, на срабатывание которых надеется нынешний губернатор и его команда.

Так, в послании 2016 года Сергей Левченко в числе направлений, позволяющих исправить негативные экономические тенденции, выделил развитие местного инновационного производства силами малого и среднего бизнеса: «Необходимо выходить на новый уровень и создавать новые предприятия, исходя из запросов региона на импортозамещение и создание высокотехнологичных рабочих мест. Поручаю правительству Иркутской области дать свои предложения по этой проблематике». Губернатор также озвучил перечень пунктов, включенных в антикризисный план: работа с налогоплательщиками, рачительный подход к тратам из региональной казны, создание прозрачных условий ведения бизнеса, снижение административных барьеров и так далее.

Обратной стороной инновационной деятельности Сергея Ерощенко стало наращивание размера госдолга Иркутской области.

На состоявшемся также весной 2016 года инвестиционном послании Сергей Левченко признался, что главным мерилом эффективности губернаторских поручений должно стать положение региона в различных федеральных рейтингах: «Итоги Национального рейтинга состояния инвестиционного климата, презентованные в 2015 году Агентством стратегических инициатив, следует рассматривать как руководство к дальнейшей активной работе в сфере улучшения инвестиционного и предпринимательского климата на территории региона. Я поставил перед правительством Иркутской области сложную, но выполнимую задачу — в течение ближайших трех лет войти в первую тридцатку рейтинга инвестиционной привлекательности. То есть фактически занять лидирующие позиции по Сибирскому федеральному округу».

Итоги первого года из трехлетки показывают — движение вперед есть. По итогам прошлого года агентство Standard & Poor’s пересмотрело кредитный рейтинг Иркутской области с «Негативного» на «Стабильный». Кроме того, на 10 млрд рублей — до 18,8 млрд удалось снизить уровень госдолга. Остальные показатели за прошедший год удалось подтянуть не слишком сильно. Так, Иркутская область, по версии рейтингового агентства RAEX, по уровню инвестиционного климата в 2016 году попала на 70-ю позицию. Регион, по мнению исследователей, имеет средний потенциал и умеренный риск (2B). По уровню инвестиционного риска Иркутская область в 2016 году, по сравнению с предыдущим годом, поднялась на два пункта — с 52 на 50 место. Инвестиционный потенциал региона в RAEX поставили на 18-ю строку рейтинга.

Первый блин

Что же касается работы губернаторской команды по другим, не менее важным направлениям (озвученным в послании 2016 года), то серьезных прорывов в них пока не продемонстрировано. Не продвинулось решение проблем, связанных с закрытием БЦБК. Несколько прохладнее, чем ожидалось, представители экономических и политических кругов приняли Стратегию социально-экономического развития Иркутской области на период до 2030 года. На данный момент она принята Законодательным собранием Иркутской области лишь в первом чтении. Документ, в подготовке которого принимал участие советник президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев, показался наблюдателям лишенным какой-либо конкретики.

В числе направлений, позволяющих исправить негативные экономические тенденции, Сергей Левченко выделил развитие местного инновационного производства силами малого и среднего бизнеса.

«Чего ждали депутаты? Конкретики. Я посмотрела стратегии других регионов, в них конкретики гораздо больше, чем в нашей. Я не согласна с тем, что стратегия — это что-то общее, согласна, чтобы стратегия была переписана, чтобы в ней появилась конкретика, план реализации», — считает председатель комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству ЗС Наталья Дикусарова. С похожей позицией выступает и еще один авторитетный депутат, председатель комитета по собственности и экономической политике заксобрания Ольга Носенко: «Жаль, что в стратегии нет ни одного серьезного проекта. Нет амбициозных задач, нет проектов для Корпорации развития».

В итоге спикер ЗС Сергей Брилка предложил правительству региона переработать стратегию. Ожидается, что на мартовской сессии к обсуждению документа присоединится непосредственно Сергей Левченко. Будет ли принята стратегия в этом году, не ждет ли ее судьба аналогичных документов, принятых прежними губернаторами, пока неизвестно.

Очередное послание законодательным и исполнительным органам власти региона намечено уже на середину марта нынешнего года. В ходе его озвучивания, надо полагать, прозвучит личная оценка губернатора того, насколько успешно отработали в 2016 году как он сам, так и министры и члены правительства. Будем надеяться, что она не окажется завышенной.

Александр Потапов