По обязательствам платить не привыкли

Банкротство — известный способ ни за что не отвечать
События в истории, где замешано скандальное ангарское нефтеперерабатывающее предприятие «Наф­та», развиваются в лучших традициях криминального жанра. В кино главный злодей, «замаравшись», «хапнув лишнего», нередко решает исчезнуть и меняет внешность. А в бизнесе нечистые на руку предприниматели часто меняют всего лишь название компании и продолжают работать под новой личиной.

«АН» следит за развитием ситуации, о которой редакция рассказывала в материале «Мы по-честному не можем» в выпуске от 7 сентября (№577/35). Коротко напомним суть судебных разбирательств между ангарским нефтепереработчиком «Нафта» и ключевым партнером предприятия — солидной московской структурой ООО «Производственно-коммерческое предприятие «МОБОЙЛ». Это одна из крупнейших в России нефтетрейдинговых компаний. Однако «Нафта» не постеснялась продать на сторону товар, принадлежащий москвичам. Речь о сырой нефти, присадках, мазуте и других нефтепродуктах на общую сумму около 340 млн руб.

Свое, чужое — все равно

Три года назад, летом 2014 года, компания «МОБОЙЛ» выбрала «Нафту» в качестве партнера, осуществляющего переработку нефти на производственной площадке в Ангарске. По условиям договора московский заказчик поставлял подрядчику давальческое сырье, а тот на своем заводе выполнял работы — изготавливал нефрас, бензиновую фракцию, дизельное топливо, судовое маловязкое топливо и мазут.

Важный пункт контракта — право собственности на сырье на каждом этапе его переработки, а также на произведенную из него готовую продукцию принадлежало заказчику, то есть «МОБОЙЛУ». Содержал договор и еще одно принципиальное условие: стороны изначально, намеренно и осознанно согласовали невозможность взимания платы за хранение переработанной продукции у подрядчика. Очевидно, на старте между партнерами не возникло разногласий по этому вопросу.

Как пояснил «АН» представитель компании «МОБОЙЛ», у сотрудничества с «Нафтой» была своя специфика. Случалось, что летний ассортимент завод делал зимой, зимний — летом. Таким образом, временной разрыв между выпуском продукции и ее реализацией мог составлять несколько месяцев. Потому, например, к концу весны — началу лета 2015 года в резервуарах в Ангарске накопился некоторый объем готовой продукции. Это, кажется, никого не смущало, и до середины осени 2016 года ничто не предвещало серьезных проблем. Договор о сотрудничестве автоматически продлялся, ежемесячно подписывались дополнительные соглашения.

ООО «Производственно-коммерческое предприятие «МОБОЙЛ»

Работает на рынке энергоресурсов более 16 лет и входит в первую десятку рейтинга брокеров секции «Нефтепродукты» на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Компания стремительно наращивает мощь, и стратегия ее развития ориентирована в том числе на расширение сети заводов-партнеров в регионах.

Но вдруг «Нафта» решила внести корректировки в условия партнерства — заговорили об оплате хранения переработанной продукции в случае переполнения емкостей подрядчика и отсутствия реализации продукции покупателям. Судя по всему, завод на старте, обсуждая условия с крупным заказчиком, не рассчитал свои возможности. Возможно, стратегия была такой: «Главное «вцепиться» в солидного партнера — а по ходу, если что, все «переиграем».

Как бы то ни было, в сентябре 2016 году «МОБОЙЛ» пошел навстречу ангарчанам и в новом договоре от 01.09.2016 согласовал платное хранение продукции. Таким образом, издержки заказчика выросли, себестоимость товара увеличилась. Прибавьте к перечисленному тот факт, что и качество продукции, по словам представителя «МОБОЙЛа», стало «хромать». Вполне логично, что объемы заказов, отправляемых в Ангарск, начали снижаться. Договор никоим образом не обязывал «МОБОЙЛ» работать в ущерб себе и своей деловой репутации — в нем ничего не говорилось о минимальных объемах переработки, которую должен был обеспечивать московский заказчик.

Но у «Нафты» на этот счет было свое мнение, пусть даже ни на каких правовых документах не основанное. Вам наверняка знаком такой тип людей, которые считают, что им все обязаны. Недовольные тем, что сотрудничество с москвичами сводится к минимуму, ангарские дельцы решили показать характер и реализовать схему за гранью правового поля.

«В конце декабря 2016 года «Нафта» в одностороннем порядке приостановила поставку нефтепродуктов. Свой отказ почему-то мотивировала наличием задолженности перед поставщиком электроэнергии, — сообщил наш источник в «МОБОЙЛе». — Соответственно, «МОБОЙЛ» перестал поставлять сырье для переработки. В ответ «Нафта» сообщила о намерении реализовать по своему усмотрению удерживаемые нефтепродукты. После того как недобросовестный партнер в январе 2017 года так и не возобновил отгрузку нашей продукции, мы направили им письмо: в связи с тем, что с их стороны идет существенное нарушение договорных обязательств, мы прекращаем со своей стороны поставлять сырье. До этого на переговорах, которые проводились нашим руководством в середине января 2017 года, мы предложили мирно разойтись и даже были готовы помочь заводу с поиском нового контракта, который помог бы загрузить мощности».

Но «Нафта» предпочла другой сценарий развития событий. В духе «лихих 90-х». Надо сказать, что в «околонефтяном» Ангарске такой стиль ведения бизнеса и сегодня не редкость.

Убытки, реальные и мифические

Удерживая то, что компании вовсе не принадлежало, учредитель «Нафты» Алексей Кочетков вместе со своей матерью Раисой Кочетковой (директор предприятия) попытались через суд доказать надуманные убытки. Дескать, мало работы нам давали и не все вывозили — оплатите триста млн, а то и еще двести. Но Иркутский арбитражный суд с такой интерпретацией условий договоров не согласился и никакой «упущенной выгоды» не признал. Впрочем, «Нафту» мнение суда мало интересовало — компания распорядилась чужими нефтепродуктами как своими.

«Кочетковы своевольно компенсировали себе мифические убытки, — заявляет «МОБОЙЛ». — Не дожидаясь судебных решений, они без нашего разрешения за наличные распродали продукцию, им не принадлежащую, и присвоили себе денежные средства».

В свою очередь ООО «ПКП «МОБ­ОЙЛ» — уверенное в том, что свои обязанности полностью выполняло — тоже обратилось в суд. И московский арбитраж, изучив все обстоятельства дела, признал правоту московского заказчика и самоуправство (если не сказать хищение) со стороны ангарского переработчика. Решение гласит: «Взыскать с ООО «НП «Нафта» в пользу ООО «Производственно-коммерческое предприятие «МОБОЙЛ» убытки в размере 340 800 162 руб. 90 коп. В удовлетворении встречных исковых требований отказать».

Казалось бы, справедливость восторжествовала. Но не все так просто. «Наф­та» подала апелляцию, затягивая исполнение решения. Владельцы компании явно не намерены компенсировать ущерб и с помощью дружественных структур параллельно уже реализуют план-«многоходовку», нацеленный на то, чтобы уйти от ответственности.

Долги как спасение

Когда на производственной площадке в Ангарке появились судебные приставы, руководство завода, как рассказывают очевидцы, самонадеянно злорадствовало, давало понять: «Ничего вы с нас не возьмете!»

Мы по-честному не можем

Там, где нефтепродукты, обязательно находятся желающие прогнать «черное золото» не по тем трубам, отправить вагоны с мазутом мимо запланированного получателя или «умыкнуть» и продать на сторону чужой товар на сотни миллионов рублей. Знакомитесь, еще одна компания, засветившаяся в скандальном разбирательстве, — ООО «НП «Нафта»…

Подробнее

«Во-первых, все имущество завода оформлено на Алексея Кочеткова как физическое лицо, — объясняет наш источник в «МОБОЙЛе». — Использовать его для компенсации ущерба очень сложно. Хотя можно. Во-вторых, в отношении ООО «НП «Нафта» инициировано несколько разбирательств, которые, по нашему мнению, — не что иное как составляющие хитрой схемы. Цель — обанкротить «Нафту», и никакие убытки нам не покрывать».

В частности стало известно, что некое ООО «Высота» (зарегистрировано в городе Усолье-Сибирское) в первых числах сентября этого года обратилось в Арбитражный суд Иркутской области с заявлением о выдаче судебного приказа на взыскание ООО «НП «Нафта» денежных средств в размере 377 440 руб. 89 коп. Основание — задолженность за выполненные строительно-монтажные и ремонтные работы. В соответствии с российским законодательством, так как сумма заявленных требований не превышает четыреста тысяч рублей и должник обстоятельства не оспаривал, имело место упрощенное судебное производство, и судебный приказ о взыскании долга с «Нафты» был выдан.

Дальше та же «Высота» в конце сентября снова обращается в Арбитражный суд Иркутской области. На этот раз с заявлением о признании ООО «НП «Наф­та» банкротом, указав на наличие неисполненных обязательств по вышеупомянутому судебному приказу.

В «МОБОЙЛе» убеждены, что заявленная сумма не является суммой, которую ООО «НП «Нафта» не может оплатить. Говорят, что в настоящий момент завод — оператор «Нафты» работает на полную мощность, туда заходит нефть и идет процесс переработки. Кроме того, на территории завода, по информации пострадавшей стороны, полным ходом идет строительство, связанное с модернизацией производства. «Потому судебный приказ — это часть большого плана, инструмент для подачи заявления о банкротстве», — считают в московской компании.

Интересный факт. Заявление «Высоты» подано с нарушением требований, установленных арбитражным процессуальным кодексом. Не указаны номера телефонов, факсов, адреса электронной почты заявителя и должника; не приложено уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление лицам, участвующим в деле, копии заявления и приложенных к нему документов; не предоставлен документ, подтверждающий уплату госпошлины; нет копии свидетельства о государственной регистрации в качестве юридического лица и полной выписки из единого государственного реестра. По этой причине суд оставил заявление без движения и предложил заявителю устранить нарушения, то есть донести оставшиеся бумаги. Вроде бы ничего сложного, но в предписанный срок обстоятельства, послужившие основанием для оставления заявления без движения, так и не устранены. ООО «Высота» никуда не спешит. Ему обозначили новый срок — чтобы все-таки дооформить заявление о признании «Нафты» банкротом.

Возникает резонный вопрос: зачем «Высоте» держать заявление в подвешенном состоянии? У «МОБОЙЛа» есть логичное объяснение: «Кочетковы предполагают, что после вступления в законную силу решения суда о взыскании ущерба один из возможных вариантов развития событий — это подача с нашей стороны заявления о банкротстве. Поэтому имеет смысл чуть раньше подать такое же заявление со стороны дружественной им компании. Дело в том, что именно тот, кто в этом случае был первым, в будущем предлагает кандидатуру арбитражного управляющего. Кроме того, пока не будет вынесено определение об отказе в принятии заявления о банкротстве, мы не можем подать свое заявление. То есть очевидно, что просто намеренно затягивается процедура. С той же целью подана апелляционная жалоба по делу о взыскании ущерба с «Нафты».

При этом «Высота» не единственная компания, которая сейчас, согласно документам, пытается что-то взыскать с ООО «НП «Нафта». На мнимое, по мнению «МОБОЙЛа», банкротство направлены и действия еще одного ООО, на сей раз иркутского — «ГОСТ».

Дружеская уступка

ООО «ГОСТ» подало несколько исков в отношении ООО «НП «Нафта». Их общая сумма требований — порядка 203 млн рублей. Обоснование — взыскание задолженности по договорам аренды и лицензионным договорам. И в этом случае «Нафта» тоже ничуть не сопротивляется — исковые требования признает в полном объеме. Потому заседания проходят оперативно, и по одному из дел уже вынесено решение об удовлетворении исковых требований на сумму 12 083 000 рублей.

Расследование набирает объективность

ООО «Балтийская танкерная компания» уже два с лишним года ведет борьбу за мазут стоимость 61,4 млн рублей и предоплату за нефтепродукты, которая неизвестно куда испарилась, хотя речь между тем идет о солидной сумме — 207 млн рублей. Основным оппонентом БТК в судах в настоящее время является ООО «Дина», пытающаяся доказать свое право на мазут…

Подробнее

Опять же интересный факт. Угадайте: кто по договору цессии переуступил взыскиваемую задолженность в пользу ООО «ГОСТ»? Алексей Кочетков. Более того, если копнуть глубже, то можно найти данные о существовавшем до августа 2017 года ООО «Деликатес». Компания специализировалась на торговле пищевыми продуктами, включая рыбу, ракообразных и моллюсков. Зарегистрирована была в том же Ангарске. Среди четырех учредителей значатся Кочетков Алексей Юрьевич и Матуев Петр Борисович, у обоих по доле в 25%. Спросите, как связаны «Деликатес» и «ГОСТ»? Через Петра Матуева. Он и есть учредитель и руководитель «ГОСТа». Получается, что Матуев и Кочетков знакомы. Как минимум по общему бизнесу. Тогда вполне правдоподобным выглядит предположение, что в истории о преднамеренном банкротстве ООО «ГОСТ» выступает как еще один дружественный конкурсный кредитор.

Это ведь только для неискушенного обывателя в слове «банкротство» кроется катастрофа. А в предпринимательской среде это известный способ уйти от обязательств. Обанкротил одну компанию, открыл другую и пошел дальше «шустрить».

«Инновационная» схема, в которой ничего нового

Вот и Раиса Кочеткова, действующий директор в ООО «НП «Наф­та», 17 мая этого года зарегистрировала ООО «НП «Инновация». У компании практически тот же юридический адрес, что и у ООО «НП «Нафта»: Иркутская область, г. Ангарск, Первый промышленный массив, квартал 17. Только у «Нафты» строение 1, а у «Инновации» — строение 2. Оба объекта находятся в собственности Алексея Кочеткова, который, по бумагам, сдает их в аренду.

«Директором ООО «НП «Инновация» Кочеткова назначает Аношкина Д.А., — комментирует представитель пытающегося восстановить справедливость «МОБОЙЛа». — Это тот самый Аношкин, который является директором ООО «Петро-Терминал», компании, незаконно удерживавшей наши вагоны с нефтепродуктами по указанию Кочетковых».

В настоящий момент семья Кочетковых (так и хочется провести параллель с итальянскими кланами Cosa Nostra) готова перевести свой нефтеперерабатывающий бизнес на ООО «НП «Инновация». Новая компания получила лицензию на эксплуатацию взрывоопасных и химически опасных производственных объектов I, II и III классов опасности. Она значится в реестре лицензий Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор). Адрес места осуществления лицензируемого вида деятельности: г. Ангарск, Первый промышленный массив, квартал 17, строение 1. Точно такой же адрес вписан в действующую лицензию ООО «НП «Нафта». Один и тот же завод.

Схема, в общем-то, предсказуемая и даже не особо завуалированная, хотя и мутная. Почему ею не заинтересовались правоохранительные органы? Редакцию это тоже удивляет. Если мы, журналисты, видим такие настораживающие пересечения, почему они не смущают тех, кто призван пресекать всевозможные мошеннические действия?

«Самое печальное, что все попытки компании «МОБОЙЛ» возбудить уголовные дела в отношении Кочетковых пока ни к чему не приводят, — с сожалением констатирует сторона, понесшая огромный ущерб. — Органы ссылаются на то, что если дело рассматривается в арбитражном суде, то спор носит гражданско-правовой характер и оснований для возбуждения уголовных дел нет».

Пассивная позиция правоохранителей наводит на мысль о всесильных покровителях распоясавшихся предпринимателей. Получается, бандитские методы до сих пор в ходу и противопоставить им нечего?

Ольга Брайт