Отходы БЦБК: деньги на ликвидацию есть, где технология?

«Росгеология», ответственная за проект ликвидации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, по мнению многих представителей иркутского научного сообщества и неравнодушных жителей области, слабо озабочена поиском по-настоящему эффективной технологии нейтрализации опасного наследия БЦБК. Между тем ученые давно изучают проблему. Лучшие умы региона и России настроены делиться информацией и предлагать обоснованные решения объективно непростой задачи.

Готова ли «Росгеология» работать в партнерстве с авторитетными экспертами? Или она пытается всеми правдами и неправдами «протащить» проект, который выглядит заведомо ущербным? Общественность опасается, что отходы комбината попросту «похоронят» в районе села Моты. Люди такому соседству не рады. В очередной раз они категорично высказали свои возражения 18 сентября — на общественных слушаниях, которые проходили в зале ученого совета педагогического института Иркутского госуниверситета.

«Текущее состояние дел по ликвидации накопленных загрязнений территории остановленного Байкальского целлюлозно-бумажного комбината». Эта острая тема собрала на слушаниях около 80 участников. Ученые, общественники из Иркутска, Байкальска, Шелехова, производственники, представители бизнеса, связанного с переработкой отходов, пытались добиться ответа: когда от намерений ситуация перейдет в активную фазу и начнется реальная работа на объекте? Свои разъяснения давали представители «Росгеологии» и ее дочернего подразделения «РГ-Экология», которое создано как раз под утилизацию отходов БЦБК.

В контексте
Геофизики в деле

Во время дискуссии не раз поднимался вопрос о вероятности схода селей в Слюдянском районе. Ученые предупреждали, что это может привести к переполнению карт с отходами и их утечке в Байкал. К концу дня 18 сентября пресс-служба правительства Иркутской области распространила информацию о том, что разработкой рекомендаций по защите от негативного воздействия селей в Слюдянском районе займется специализированный институт…

Подробнее

Инициировала слушания пока еще малоизвестная общественная организация — Байкальский центр гражданской экспертизы. Центр, созданный в конце августа нынешнего года, объединил представителей общественности, ученых, юристов. Среди учредителей организации академик РАН, научный руководитель ИНЦ СО РАН Игорь Бычков, академик РАН, научный руководитель Института солнечно-земной физики Гелий Жеребцов, председатель Общественной палаты Иркутска Юрий Коренев, генеральный директор ПИИ «ИркутскЖилгорпроект» Дмитрий Кузаков, адвокат Александр Савинок, небезызвестный на политической арене Юрий Фалейчик, который на посту председателя возглавил Байкальский центр гражданской экспертизы, и другие.

Своей целью организация декларирует «решение проблем озера Байкал и байкальских территорий путем проведения публичного обсуждения». Коммунальные стоки растущей популяции населения вокруг Байкала, незаконная застройка туристическими и жилыми объектами, рост байкальской флотилии — все это уже привело к плачевным изменениям уникального озера и его окрестностей, а потому оказалось в поле зрения Байкальского центра гражданской экспертизы (БЦГЭ). И, конечно, особое внимание уделяется проблеме утилизации отходов БЦБК. Ситуация в Байкальске в какой-то мере показательная: и ресурсы вроде бы есть, но с мертвой точки мало что сдвинулось.

«Во многих случаях даже не происходит поиска способов решения байкальских проблем. Теряется драгоценное время, и, если не начать эту работу сейчас, что-то исправить через годы невнимания уже не получится никогда», — подчеркивают представители БЦГЭ.

Задумайтесь! Работа БЦБК была остановлена пять лет назад, в 2013 году. А что с отходами? Вроде бы сам президент Владимир Путин поручил выполнить утилизацию. Но 6,2 миллионов тонн шлам-лигнина, которые находились в картах-накопителях на Солзанском и Бабхинском полигонах, и ныне там. Неудивительно, что деятельность заказчика (правительство Иркутской области) и подрядчика («Росгеология») вызывает ряд вопросов, а особенно в связи с не так давно подписанным дополнительным соглашением. Оно неожиданно и кардинально меняет проект. С большой вероятностью предполагает вывоз отходов с места их нынешней дислокации в пока неизвестном направлении.

Появилось предположение, что полигоном «осчастливят» жителей села Моты в Шелеховском районе. Дело в том, что именно там расположен участок, принадлежащий АО «Иркутскгеофизика (а это подразделение холдинга «Росгеология»). Однако соседствовать с отходами БЦБК в том или ином виде, даже после определенной переработки, люди категорически не согласны. Они призывают предотвратить «экологическую катастрофу», не допустить «перенос экологической угрозы за 6 млрд руб. бюджетных средств» и намерены «сохранить свои села для жизни».

Итоги
Общественность рекомендует

После трехчасового обсуждения участники общественных слушаний приняли резолюцию. Публичные слушания рекомендуют с целью исключения рисков разрушений полигона хранения высокотоксичных отходов шлам-лигнина и загрязнения озера Байкал, гибели людей от селевых потоков в районе поселка Солзан…

Подробнее

Общественность подозревает, что желание выполнить президентское поручение в срок (а успеть нужно до 2020 года, средства заложены в федеральную программу «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории») может стать поводом для формального подхода к решению задачи — так, для «галочки». Действительно ситуация видится тупиковой: время «поджимает», а подрядчик только на стадии обследования карт-накопителей.

Напомним, что Генеральная прокуратура РФ установила, что ранее предложенный и даже частично профинансированный проект компании «ВЭБ Инжинирг» (он предполагал омоноличивание отходов БЦБК) не соответствует требованиям природоохранного законодательства. В связи с этим было вынесено представление для разработки техзадания на корректировку проекта. Результатом стало дополнительное соглашение, которое уже не завязано на омоноличивании. Речь идет о ликвидации карт-шламонакопителей на обоих полигонах и, соответственно, вывозе отходов.

Насколько оправдан такой ход? И чем он на самом деле мотивирован? Можно ли считать подобное решение безопасным для природы и человека? Это и выясняли участники слушаний. Координатором дискуссии, резким и прямолинейным, выступил Юрий Фалейчик. Организаторы сразу подчеркнули, что на мероприятии не хотелось бы углубляться в научный спор и глубоко обосновывать каждую из возможных технологий рекультивации отходов. Важно было показать, что такие предложения существуют, что не нужно с нуля изобретать велосипед. Стоит прислушаться к экспертам.

— Подобное мероприятие проходило в ноябре 2017 года в Байкальске, — обратила внимание Юлия Федоренко, специалист в сфере земельного права, помощник депутата Государственной думы Николая Николаева. — Однако, несмотря на то что ученые так и не пришли к консенсусу, в декабре того же года Министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области все же заключило государственный контракт на выполнение работ по ликвидации последствий негативного воздействия отходов.

Естественно, что уже в марте 2018 года стало очевидно, что предоставленное подрядчику техническое задание использовать в работе нельзя по причине недостоверности исходных данных. Как следствие, в июне 2018 года заключается дополнительное соглашение к государственному контракту, которым посредством изменения технического задания полностью изменена суть контракта. Теперь предметом контракта является выполнение работ по ликвидации последствий негативного воздействия отходов БЦБК, при условии корректировки проектной документации самим подрядчиком».

Прямая речь
Владимир Фиалков, ведущий научный сотрудник Байкальского музея СО РАН, советник председателя Сибирского отделения РАН

— Предусматривается ли какая-то переработка отходов БЦБК? Сегодня на самом деле ничего никуда вывозить не надо. Нужно всё перерабатывать и использовать полученные материалы для различных целей. Ничего по этому поводу толкового мы не услышали. Опять какие-то перезахоронения и куда-то перевозки. Что мы этот мусор-то возить будем?

По мнению Юлии Федоренко, примечателен тот факт, что «в первом техническом задании к контракту и в измененном техническом задании, несмотря на полное изменение предмета контракта, было приложено одно и то же заключение Главэкспертизы России от 20.03.2015 года о проверке сметной стоимости объекта «Реализация мероприятий по ликвидации негативного воздействия отходов…».

«Итак, только на 2018 год, согласно контракту, были выделены средства в сумме порядка 1 млрд 400 млн руб., которые так и не были освоены. Под угрозой срыва своевременное выполнение контракта и в целом сроки исполнения ФЦП по охране озера Байкал», — резюмировала эксперт и дальше транслировала позицию депутата Николаева по этому вопросу, которая была ранее озвучена им во время думского круглого стола на тему «Байкал — международный научно-образовательный и экологический ресурс мирового класса, основанный на уникальных качествах».

«Во-первых, важно помнить о роли науки в вопросе охраны озера Байкал. Ни в коем случае нельзя принимать решения по вопросам Байкала без детальной проработки с учеными. Это не только вопросы стратегического планирования на будущие периоды, но и вопросы каждодневной безопасности населения. Мы предупреждены учеными об опасности селевых сходов, о выбросе сероводорода при применении одной из предложенных технологий и прочее, — прокомментировала ситуацию Юлия Федоренко на общественных слушаниях и в социальной сети Facebook. — Во-вторых, необходимо обеспечить публичную достоверность данных для любого заинтересованного лица. На сегодня из официальной информации только контракт на сайте госзакупок, из которого даже не ясно, по какой причине существенно изменены условия госконтракта.

В-третьих, вопрос ликвидации последствий негативного воздействия отходов БЦБК необходимо вернуть на федеральный уровень… Поддерживая позицию Николая Петровича, считаю, что пора заканчивать с точечными экспериментами по охране озера Байкал и пора переходить к четким спланированным действиям. Также, на мой взгляд, обоснованно выглядит поддержание идеи местных общественников о проведении научно-практической конференции, где все ученые будут иметь возможность представить свои предложения и идеи на площадке комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям».

Прямая речь
Глеб Писарев, первый заместитель генерального директора ООО «РГ-Экология»

— Условно мы вернулись к началу. Мы ищем новые пути решения. Нужно понимать, что мы работаем на Байкале. Здесь невозможно построить завод. Нужны особые технологии, экологичные… Сразу коснусь вопроса о Мотах. Нужно разделять. У нас большой холдинг. У нас много «дочек». Одна их них — АО «Иркутскгеофизика», которая имеет в Мотах участок площадью около 245 га. То, что «Иркутскгеофизика» решила часть этого участка перевести в земли промышленного назначения, никоим образом не говорит о том, что там планируется хранить отходы. Тем более что для захоронения отходов нужно было бы получить определенные документы и признать эту землю полигоном.

В свою очередь первый заместитель генерального директора ООО «РГ-Экология» Глеб Писарев заявил о готовности к диалогу со всеми, кто предлагает альтернативные решения проблемы: «Условно мы вернулись к началу… До сих пор ищем оптимальные технологии по ликвидации шлам-лигнина». В ответ на многочисленные упреки представителей научных институтов («Мы вам направляли предложения, но ответа не поступило») Глеб Писарев объяснился: «Нет уверенности, что там вообще находится в картах». Потому, дескать, и обсуждать плюсы и минусы той или иной технологии переработки отходов пока смысла нет. Не исключено, что для разных карт они будут разные.

Ранее, после июльского совещания с участием генерального директора АО «Росгеология» Романа Панова, заместителя министра природных ресурсов и экологии РФ Сергея Ястребова и губернатора Иркутской области Сергея Левченко, сообщалось, что откорректированный проект ликвидации отходов будет готов до 30 октября. А сейчас «Росгеология» приступила в Байкальске к опытно-промышленным испытаниям новой технологии обезвреживания имеющихся отходов. Предполагается, что в процессе переработки класс опасности шлам-лигнина удастся понизить до пятого, как нас уверяют, практически не опасного уровня. Эту субстанцию и хотели бы вывозить на специальные полигоны.

Тем не менее по итогам нынешних слушаний общественники и ученые проголосовали за резолюцию, где назвали идею переноса шлам-лигнина Байкальского ЦБК за пределы центральной экологической зоны озера «дорогостоящей, организационно и технологически не проработанной, не имеющей проектной документации, не согласованной с органами местного самоуправления».

Собравшиеся укрепились в намерении провести на площадке Государственной думы полноценную научно-практическую конференцию, где ученые могли бы детально представить свои предложения. На том и разошлись.

А Юрий Фалейчик, стабилизировав эмоции, призвал единомышленников взять на себя роль не столько противников, сколько помощников «Росгеологии». «У них сейчас тяжелейшая задача, — заявил он. — И если мы их будем грызть, то им будет тяжелее выполнять эту задачу. Давайте лучше помогать. Это в наших общих интересах».

В общем-то, да. Мы здесь живем и хотим оставить Байкал потомкам. Чистый Байкал.

Ольга Брайт
Фото Алексея Шмидта, Global.Today

Прямая речь

Юрий Коренев, председатель Общественной палаты г. Иркутска:

«Зачем годами рассматривать то, что сделать в принципе невозможно? Я за две минуты посчитал ущербность этой схемы (с вывозом отходов — прим. ред.). И это я о примитивных вещах говорю. Не о высоких технологиях даже».

Петр Пешков, организатор инициативной группы «Фронт спасения с. Моты»:

«Инициативная группа сосредоточится на еще одной важной задаче. В ближайшие два года она будет заниматься тем, чтобы изъять участок в Мотах у «Иркутскгеофизики» и передать муниципальному образованию. Сельскохозяйственная земля должна работать на те цели, на которые она выделялась».

Любовь Аликина, экологический активист:

«Всех интересуют деньги. А воз, то есть шлам-лигнин, и ныне там. Когда мы будем решать проблему? Сколько нам еще кому нужно денег дать? «ВЭБ Инжиниринг» свою часть уже получил. Кто следующий? Считаю, что общественность должна сказать: хватит пилить миллиарды, пора приступать к работе!»

Юрий Фалейчик, председатель правления общественной организации «Байкальский центр гражданской экспертизы»:

«Вывоз отходов выглядит весьма и весьма порочно. Во-первых, в части поиска полигона. Во-вторых, с точки зрения затрат и объемов… И в связи с Мотами всегда остается ощущение, что кто-то врет. Давайте прилюдно. Предлагаю вам переписку по этому вопросу с разными ведомствами открытой сделать… Что людей пугать? Заморочили жителей до того, что те чуть ли не фронт собрали, баррикадами обложились, скоро обрезы начнут пилить. Если эта тема закрылась, то давайте ее закроем сейчас и навсегда».

Александр Сутурин, научный руководитель альянса «Байкальский», заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института:

«Каждый, кто приходит, начинает словно до него ничего не было. Мы пришли — и все придумаем. К сожалению, инженерная экология становится пристанищем непрофессионалов. А это сложнейшая проблема, для решения которой нужно привлекать лучшие силы, которые есть в стране… Мы же не сидели сложа руки. Разные эксперименты проводили».