Опора развития высшей школы

Система высшего образования в России в настоящее время переживает эпоху бурных перемен. Летом текущего года министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов объявил о масштабной реформе высшего образования. Она заключается в объединении действующих региональных вузов в многопрофильные опорные университеты с расширенной финансовой поддержкой. Представители высшей школы высказывают самые разные позиции по этому поводу, однако времени для разговоров больше нет, процесс запущен: уже объявлен первый раунд конкурса на создание опорных вузов. Ректор Иркутского государственного университета Александр Аргучинцев уверен, что в Иркутской области создание такой структуры — необходимость. В противном случае высшее образование в регионе может быть отброшено на обочину складывающейся новой федеральной системы.
Александр Аргучинцев: « Для реальной интеграции и реального поднятия уровня педагогического образования в регионе необходимо проделать еще массу работы».
Александр Аргучинцев: « Для реальной интеграции и реального поднятия уровня педагогического образования в регионе необходимо проделать еще массу работы».

— Александр Валерьевич, что вы думаете об идее создания в России опорных университетов? Как изменится система высшего образования в Иркутской области, если здесь будет создана такая структура?

— Предполагается, что вместе с завершением конкурса опорных университетов будет сформирована новая система высшего образования страны, в которую войдут вузы-победители программы 5/100 (это программа повышения конкурентоспособности ведущих вузов РФ на мировом уровне), федеральные, национальные исследовательские университеты, а также опорные вузы. Конечно, особняком стоят два вуза с отдельными строками в федеральном бюджете — МГУ и СПбГУ. У каждой из группы вузов своя миссия и свои задачи. Относительно опорных университетов пока можно сказать единственное — согласно федеральной стратегии, участь всех других вузов незавидна. Им грозит снижение государственного заказа (вплоть до нуля) на подготовку магистров, аспирантов, обучение иностранных студентов и тому подобное. Вузы постепенно превратятся в учреждения по подготовке только бакалавров с соответствующим снижением научного статуса.

— Министерство образования и науки РФ уже объявило первый раунд конкурса опорных вузов, заявки на него принимаются до 18 декабря. ИГУ уже отправил свою заявку?

— Наша рабочая группа сформировала основные элементы заявки, которая содержит более 30 мероприятий. В их числе — создание на базе Иркутского государственного университета (с учетом присоединенного педагогического института) единой системы педагогического образования и повышения квалификации учителей в регионе, модернизация системы юридического образования, развитие на базе ИГУ системы подготовки исследовательских кадров для РАН и так далее.

Самое главное в другом — участие иркутских университетов в первом раунде конкурса опорных вузов невозможно без представления программы объединения минимум двух вузов, наличия положительного решения по этому вопросу ученых советов объединяемых вузов; а для университетов, подведомственных другим федеральным структурам, необходимо еще и согласие их учредителей. Кроме того, заявка не будет принята к рассмотрению без письменной поддержки областного правительства.

По моей информации, на данный момент иркутским вузам не удалось договориться о реализации возможных программ объединения. Областное правительство также не выработало свою позицию. Звучат высказывания о том, что в первом раунде и не надо подавать заявку, поскольку там «уже все распределено» и 15 вузов-победителей отобрано.

Мое мнение противоположное — именно в первом раунде конкурса многие ведомственные вузы не успеют получить согласия их учредителей, а к следующим раундам конкурс может стать жестче. Во-вторых, в конкурсе опорных университетов в первую очередь ждут заявок от вузов, реализующих программы стратегического развития. Напомню, что

ИГУ вошел в число 55 победителей этого федерального конкурса. По всем показателям ИГУ занимал в 2013-2015 годах место в первой пятерке вузов этой группы.

В-третьих, мало кто может сейчас предсказать, какие изменения ждут бюджет страны в следующем году. Поэтому крайне важно было бы участие региона именно в первом раунде конкурса.

Очень жаль, если личные амбиции руководителей иркутских вузов и медлительность регионального правительства приведут к печальным для региона результатам.

— Под какие критерии должен подпадать вуз, чтобы участвовать в конкурсе опорных университетов? Вы подходите по всем пунктам или придется усиливать какие-то позиции?

— Ограничений для участия в конкурсе нет. Вуз должен быть государственным, представить программу объединения с другим вузом и проект программы развития объединенного вуза, заручившись поддержкой регионального правительства.

К 2020 году опорный вуз должен выйти на выполнение семи ключевых показателей: количество студентов очной формы обучения (не менее 10 тыс. человек), доходы вуза из всех источников (не менее 2 млрд рублей в год), количество укрупненных групп специальностей и направлений, по которым реализуются основные образовательные программы (минимум 20), удельный вес численности обучающихся в аспирантуре и магистратуре (не менее 20% от общего числа обучающихся), объем научных исследований (не менее 150 тыс. рублей на одного научно-педагогического работника), а также число публикаций, индексируемых в международных системах Web of Science и Scopus (соответственно не менее 15 и 20 на 100 научно-педагогических работников в год).

Уже сейчас ИГУ выполняет четыре из семи указанных показателей, ИРНИТУ — три, ИРГУПС и Аграрный университет — по одному, БГУЭП и ИГМУ — ни одного.

Без всяких объединений примерно к 2017 году мы достаточно легко можем выйти на выполнение всех семи показателей. Парадоксально, что объединение с любым другим вузом замедлит этот процесс, так как большинство показателей у ИГУ значительно лучше, чем у остальных иркутских вузов.

— В Иркутске несколько крупных вузов. Не возникнет ли между ними конкуренции в желании стать базой для создания опорного университета?

— Если говорить о позиции руководства других вузов города Иркутска, можно констатировать, что она очень осторожная. Объективно это понятно — за каждым руководителем стоят многотысячные коллективы со своей историей, своими традициями, научно-педагогическими школами. Однако есть и другая сторона вопроса, о которой как-то никто не хочет говорить в открытую. При объединении двух вузов не будет уже двух ректоров, необходимо сокращать число проректоров, другой управленческий аппарат. А ведь именно от этих людей сейчас во многом зависит решение об участии в конкурсе. Человеческая психология такова, что на «хорошем» месте (хотя лично я не считаю должность ректора «теплым местом») хочется просидеть как можно дольше. Считаю, что именно в связи с этим часто звучат лозунги о «развале высшего образования в рамках конкурса опорных университетов», о «ненужности опорного университета в регионе» и другие высказывания подобного рода. С моей точки зрения, неучастие региона в конкурсе отбросит наше высшее образование на обочину складывающейся новой федеральной системы.

— Создание опорного университета подразумевает под собой объединение вузов. У ИГУ такой опыт есть: в октябре 2014 года была завершена реорганизация с ВСГАО. Расскажите, насколько трудно проходила реорганизация? ВСГАО был признан неэффективным вузом, не отразилось ли это на ИГУ?

— В целом процесс объединения двух вузов прошел ровно, без конфликтов, хотя потребовал серьезного напряжения в работе. Однако к настоящему моменту завершился только первый этап процесса реорганизации — объединены управленческие структуры, ликвидирован довольно искусственно созданный факультет компьютерных наук, который состоял из одной кафедры (он влился в состав Института математики, экономики и информатики ИГУ). Для реальной интеграции и реального поднятия уровня педагогического образования в регионе необходимо проделать еще массу работы. Как и ожидалось, ряд относительных параметров у объединенного вуза понизился. В Минобрнауки России придумали даже специальный термин «тяжелый знаменатель». Речь идет о следующем. Возьмем, допустим, один из основных показателей по науке — объем НИОКР на одного научно-педагогического работника. В 2014 году общий объем НИОКР у «прежнего» ИГУ составил 249 млн рублей, у ВСГАО — 1 млн рублей. Но суммарные 250 млн рублей, которые теперь есть у объединенного вуза, пришлось делить на также объединенный штат, который возрос почти в полтора раза. В целом показатели вуза не вышли за рамки критических. Это произошло благодаря высокому потенциалу ИГУ до присоединения к нему ВСГАО. Именно поэтому объединенный вуз успешно прошел последний мониторинг.

— Давайте перейдем к насущным вопросам. Как прошла приемная кампания в этом году? Удалось выполнить планы по набору студентов?

— В целом общие тенденции одинаковы по всей стране. В частности, в связи с известной ситуацией с ЕГЭ по физике и другим естественным дисциплинам, а также с разделением выпускного школьного экзамена по математике на базовый и профильный уровни, конкурс на ряд естественнонаучных направлений подготовки был относительно небольшим.

Несмотря на общее снижение бюджетных мест в российских вузах, нам удалось добиться за последние 3 года увеличения (даже без учета присоединенной ВСГАО) контрольных цифр приема на 30%.

Реализуется курс на приоритетное развитие магистерских программ.

— В наше время все активнее развивается система обучения с двойными дипломами. Какие программы в этой области есть в ИГУ?

— В настоящее время действуют 12 программ двойных дипломов с университетами США, Франции, Германии, Польши, Китая, Южной Кореи. Уникальной в стране является бесплатная для наших студентов магистерская программа по экологическому менеджменту, реализуемая совместно с университетом города Киль (Германия) и финансируемая Германской службой академических обменов (DAAD). Только что от нас уехала делегация этого университета с планом продолжения программы до 2020 года.

— ИГУ — это не только учеба, но и наука. Расскажите о ваших крупных проектах, таких, как, например, гамма-обсерватория в Тункинской долине. Как он развивается? Есть еще какие-то интересные проекты?

— Запуск крупнейшей в мире черенковской установки Тунка-133 для исследования космических лучей сверхвысоких энергий состоялся в 2009 году в Бурятии. С того времени она постоянно модернизируется. Предполагается, что проект TAIGA (Tunka Advanced Instrument for cosmic ray physics and Gamma Astronomy) будет представлять собой гибридную систему детекторов, сгруппированных в шесть установок. Изучение космического излучения, пришедшего из дальнего космоса, позволит изменить наши представления о происхождении и развитии Вселенной. Многие серьезные ученые называют этот проект «асимметричным российским ответом адронному коллайдеру». ИГУ — единственный вуз Иркутской области, получивший четыре крупных гранта нового Российского научного фонда. В НИИ биологии, например, на основе гранта будет создана новая международная молодежная научная лаборатория. Фундаментальные исследования ученых ИГУ в этом году также поддержаны более 30 грантами Российского фонда фундаментальных исследований и Российского гуманитарного научного фонда. Только что пришло известие о поддержке фондом Бортника четырех проектов нашей молодежи, три из которых относятся к разработке новых информационных систем. ИГУ всегда отличался и продолжает отличаться высоким уровнем именно фундаментальных научных исследований по широкому спектру естественнонаучных и гуманитарных направлений.

Екатерина Головина