Ограничения для Байкала: всем не угодишь, но очень хочется

Природоохранные запреты напоминают «письма из Простоквашино»
Для примера возьмем недавнее распоряжение правительства РФ от 26 марта, корректирующее границы водоохранной зоны озера Байкал в сторону значительного уменьшения. В документ удалось «втиснуть» и разработку ученых, и пожелания тех, кто надеется на развитие, а не на консервацию прибайкальских территорий. Что в итоге? Взяли немного оттуда, немного отсюда, и получилось что-то вроде письма из культового мультфильма — где под общей подписью «Дядя Шарик» и ребенок о новом доме высказался, и пес «повышающейся лохматостью» прихвастнул.

С одной стороны, кажется, все интересы постарались учесть, с другой — довольных почему-то все равно немного. Честно говоря, понимания мало, как корректировка границ кому поможет или кому-то жизнь усложнит. Особенно в сочетании с ограничениями, касающимися не «водоохранки», а центральной экологической зоны, которая, как известно, шире. Спорных вопросов и опасений по-прежнему масса. На этом фоне не утихают две встречных волны возмущения. Одни негодуют, считая, что выдан карт-бланш на уничтожение уникального озера. Другие возмущены тем, что население и сейчас «жмут» и притесняют. «АН» следит за темой. Дискуссии продолжаются на самых разных площадках.

В понедельник, 16 апреля, в Ольхонском районе прошло совещание, где обсуждали возможности и угрозы прибайкальской жизни в границах скорректированной водоохранной зоны. В Еланцы прибыли министр имущественных отношений Иркутской области Владислав Сухорученко и депутат Госдумы РФ Михаил Щапов. Участие в остром обсуждении приняли мэр Ольхонского района Андрей Тыхеев, ольхонский межрайонный природоохранный прокурор Байкальской межрегиональной природоохранной прокуратуры Вячеслав Петров, а также главы поселений. Всем хотелось понять, каких послаблений ждать местному населению, повлияют ли изменения на экологическую ситуацию и что еще стоило бы доработать в законодательстве.

Вопросы с мест
Михаил Нагуслаев, глава Шара-Тоготского муниципального образования

«Бедствием в летний период становится организованный туризм. И летом наше поселение остается один на один с «дикарями». А это тонны мусора, десятки тонн. А у нас всего одна мусоровозная машина, да и та старая. Она не справляется с вывозом такого объема отходов. Страшно подумать, что будет, если вдруг она сломается в разгар сезона. Но существующие программы позволяют купить нам только водовозку — ни мусоровозы, ни машины для транспортировки жидких бытовых отходов ими не предусмотрены. Как нам решить эту проблему?»

Как известно, депутат Щапов считает корректировку границ облегчением для местного населения. Он и в рамках совещания в Еланцах назвал прежние водоохранные требования «избыточными», а широко критикуемое решение правительства — «попыткой сбалансировать интересы, сделать законодательные нормы более разумными». Господин Щапов констатировал: чрезмерные непродуманные ограничения делают жизнь людей на берегах Байкала, «мягко говоря, непростой, а кое-где невозможной». Народный избранник сообщил, что точка в резонансной дискуссии не поставлена и сейчас стоит задача — провести на федеральном и региональном уровне анализ принятого в конце марта решения по водоохранной зоне. Упоминалось, что поручение обозначил зампред Правительства РФ Александр Хлопонин.

Напомним, что лимнологи и Институт географии Сибирского отделения Российской академии наук уже высказали свою негативную позицию в связи с изменениями, не подкрепленными научным обоснованием. Об этом «АН» писал в материале «Граница водоохранного раздора» (выпуск от 12 апреля 2018). Однако на совещании в Ольхонском районе министр имущественных отношений Иркутской области Владислав Сухорученко заверял собравшихся, что все изменения вполне логичны и оправданы.

Ничего кардинального

«За пределами поселений границы установлены в соответствии с разработками института географии им. В.Б. Сочавы СО РАН. Они имеют, в отличие от прежних, полное научное обоснование. В черте населенных пунктов водоохранная зона установлена по границе прибрежной полосы, координаты которой ранее определило и внесло в Единый государственный реестр недвижимости Федеральное агентство водного хозяйства. Эти официальные координаты и были использованы при подготовке поправок в постановление Правительства РФ. Так что вопреки распространившемуся мнению водоохранная зона в населенных пунктах обоснована», — подчеркнул министр.

Чиновник также разъяснил, что на территориях, выведенных из водоохранной зоны Байкала, допустимыми становятся всего четыре вида деятельности — движение вне дорог с твердым покрытием, возможность размещения кладбищ, сброс сточных вод и временное хранение ТБО. Владислав Сухорученко попросил не путать понятия: речь не о строительстве мусорных полигонов, а всего лишь о площадках, где отходы можно будет накапливать до оптимальных для транспортировки объемов. Что касается сброса сточных вод, то на Байкале его, помимо Водного кодекса, регулирует еще и приказ Минприроды РФ №63, который устанавливает очень жесткие требования к качеству очищения стоков.

Вопросы с мест
Сергей Хелтухеев, исполняющий обязанности главы поселка Онгурен

«После запрета на вылов омуля жители поселения остались без работы — из 419 взрослых лишь единицы заняты в бюджетной сфере. Остальные остаются безработными. Никакого туризма у нас нет — к нам даже дорога не проложена. Многие бы хотели оформить крестятьянско-фермерские хозяйства, но это невозможно, потому что формально у них нет земли, хотя в прежнее время многие жители получили колхозные паи. Сейчас они не могут ими воспользоваться из-за экологических ограничений. А нам всего-то и нужно — косить сено, чтобы кормить скот».

Еще один важный акцент от представителя минимущества: корректировка границ водоохранной зоны никак не отразилась на порядке оборота земли на данной территории. Участки, ранее не оформленные в собственность, по-прежнему нельзя приватизировать и передавать в собственность. И это, как заметил министр, не условие ЮНЕСКО, а норма именно нашего национального права, закрепленная в Земельном кодексе. Однако аренда — другое дело. Она была и осталась допустима.

При этом, по мнению Владислава Сухорученко, ограничение земель в обороте проблему экологической защищенности не решает. «Какая разница, кто нагадил — арендатор или собственник участка, — эмоционально прокомментировал министр. — Нужно предусматривать соответствующие экологические запреты при использовании земель». Поэтому министр много говорил о зонировании территорий. Мы помним, что протестующим ученым слово «зонирование» тоже очень нравится. Министр сообщил, что именно научное сообщество ответит, где и какие виды деятельности возможны, при каких условиях и компенсационных мероприятиях. Для этого осуществляется расчет антропогенной нагрузки. А в будущем обозначат разные зоны и пропишут Правила организации турдеятельности. Все это дело небыстрое. Но, по словам министра, без научного обоснования в Правительство РФ с инициативами «заходить вообще смысла нет».

И снова вопрос в границах

Параллельно Владислав Сухорученко напомнил, что во исполнение поручений президента РФ до конца этого года должны быть уточнены и поставлены на кадастр границы поселений в ЦЭЗ. Для этого министерство имущественных отношений региона совместно со службой архитектуры Иркутской области подготовило программу, предусматривающую субсидирование муниципалитетов в размере 95% от стоимости работ. Однако, как выяснилось во время совещания, многим муниципалитетам в субсидиях отказали, расценив как препятствие уже заключенные контракты.

«Мы начали работу в 2017 году», — сообщил глава Куретского МО Алексей Копейкин. Неужели фальстарт? Владислав Сухорученко пообещал разобраться в конфликте буквы и духа закона и помочь найти выход из ситуации, то есть получить субсидии, ведь они помогут привести градостроительные документов порядок. А это и есть приоритетная цель.

К концу года всех выявят

Слово взял и Ольхонский природоохранный прокурор Вячеслав Петров. Он сообщил, что Байкальская природоохранная прокуратура возражала против сокращения границ водоохранной зоны и нынешний вариант нельзя назвать «безусловно правильным». Аргумент? В большинстве населенных пунктов на Байкале отсутствует инфраструктура водоотведения и очищения стоков, и при этом «ведется неконтролируемое строительство» с «колоссальным», «пугающим» размахом.

Вопросы с мест
Елена Мотошкина, председатель думы Ольхонского района

«Какой урон Байкалу наносят наши коровы?»

«Точное количество турбаз и других объектов размещения не знает никто, — заявил Вячеслав Петров. — Официальные цифры в разы отличаются от реального положения вещей. Турбизнес вышел из-под контроля». Прокуратура постоянно обнаруживает новые объекты. До конца года ведомство намерено все проверить и выяснить — чтобы иметь полную картину «бедствия».

У представителя прокуратуры поинтересовались: каким образом изменение границ водоохранной зоны мешает решать проблему распоясавшегося нелегального турбизнеса? Вячеслав Петров пояснил, что зонирование в черте населенных пунктов, которое изначально предлагали ученые и которое не вошло в конечную редакцию поправок, помогло бы осуществлять контроль: если предприниматель ведет деятельность, не предусмотренную зонированием или не обеспечивает требуемых природоохранных мер, его было бы проще ограничить или прервать.

В финале совещания в очередной раз прозвучали слова о сложной задаче — сохранять Байкал и при этом вернуть жизнь людей на его берегах в нормальное русло. По мнению депутата Щапова, большая проблема в том, что «с федерального уровня ситуация выглядит иначе». Потому важно собирать и отрабатывать предложения «с мест».

Екатерина Романова

В контексте
Граница водоохранного раздора

На прошлой неделе стало известно, что еще 26 марта — так и хочется добавить «под покровом ночи» — премьер-министр Дмитрий Медведев подписал поправки в распоряжение Правительства РФ. Документ сокращает водоохранную зону в целом, а в границах населенных пунктов — до 200 метров от берега. В публичное поле информацию 3 апреля вынесла пресс-служба правительства Республики Бурятии, назвав корректировку границ «историческим решением» и «существенным шагом вперед». Вслед за соседями власти Иркутской области тоже прокомментировали принятые изменения. Министр природных ресурсов и экологии Приангарья Андрей Крючков заявил, что новые границы водоохранной зоны призваны снизить социальную напряженность среди населения, проживающего на побережье озера. В общем, представители субъектов федерации хлопают в ладоши. А вот ученые наоборот — на 200 метров не согласны и неприятно удивлены. Федеральный центр, обосновывая решение, упоминает, что оно якобы базируется на разработках Института географии имени Сочавы СО РАН. Есть в этом доля лукавства. Напомним, что подправить границы водоохранной зоны (ВЗ) год назад поручил не кто-нибудь, а сам президент России Владимир Путин. Во время прямой линии-2017 главе государства поступила жалоба от представителя интересов жителей острова Ольхон. Тот сетовал, что при существующих природоохранных ограничениях ни дороги нельзя строить, ни многое другое из необходимой инфраструктуры. Так и появилось поручение для Минприроды России со сроком исполнения — к началу марта 2018 года…