Очень темные дела

Почему улицы, трассы, бульвары Иркутска погружены во мрак
В последнее время иркутяне замечают, что вечером и ночью город погружается во мрак. Даже в таком популярном месте, как бульвар Гагарина, жалуются жители, фонари не горят или еле-еле чадят. Люди «сигнализируют», что и по центру города — например, на Киевской, в Пионерском переулке — темнота, хоть глаз выколи. Даже на таких оживленных трассах, как Лермонтова и Старокузьмихинская, адекватного освещения, говорят, нет. Что уж говорить про окраины и спальные микрорайоны. Люди, возвращаясь по темным улицам домой, рискуют подвернуть ногу, упасть в яму или, что еще хуже, — стать жертвой нападения.

Это, казалось бы, прописная истина: наружное освещение — продвинутость города в этой сфере делает его современным, комфортным и безопасным. В темном городе выходить на улицы не хочется. Кому приятно ходить по темной набережной или шарахаться по темному парку? В конечном счете, не работающие фонари — это показатель не только качества городской среды, но и жизни горожан, и заботы о них властей. «АН» разбирались: что со светом в Иркутске?

Не горят «по объективным причинам»

Кто следит за тем, чтобы улицы были светлыми? Согласно законодательству, за исправное освещение бульваров, улиц, дворов, мостов, парков отвечает администрация города. Муниципальные власти должны контролировать четкое соблюдение стандартов организации полноценного уличного освещения. Администрация заключает договор с городскими электросетями. По нему энергоснабжающая организация обязуется предоставлять качественные услуги, то есть все фонари должны быть исправны и гореть, как положено.

Ответственность за соблюдение этих договоренностей, так же как за недостаточную освещенность дворов и улиц, несет администрация города. В течение месяца после поступления жалоб на плохое освещение мэрия должна исправить сложившуюся ситуацию и обеспечить безопасность жителей «темных» мест, водителей и пешеходов на тех участках дорог, где освещения нет или оно недостаточное.

Цифры

В Иркутске зарегистрировано 39 330 светильников. В рамках муниципального контракта по содержанию линий наружного освещения в этом году будут заменены 10 788 ламп, 4 838 светильников, 5 862 метра кабеля. На содержание линий наружного освещения из городского бюджета выделено около 238 млн рублей.

Кстати, уровень освещения в разных местах может быть разным и зависит от нескольких причин: от интенсивности движения автотранспорта, развития инфраструктуры, плотности населения, энергоэффективности и возможностей местной казны. Центральные улицы и бульвары, набережные должны быть освещены лучше, чем расположенные на окраинах города микрорайоны. Тем более странно, что в центре города и на оживленных дорогах с высоким трафиком движения ситуация с освещением «аховая».

Первым делом мы обратились за комментарием в администрацию Иркутска. Вот что нам ответили: «Контроль над содержанием линий наружного освещения областного центра осуществляет отдел инженерных коммуникаций департамента инженерных коммуникаций и жилищного фонда комитета городского обустройства администрации города Иркутска. Специалисты департамента в курсе сложившейся по объективным причинам ситуации. Основной причиной является повреждение линий, процесс замены светильников или ламп освещения, а также механические повреждения. Проверки исправности линий наружного освещения проводятся ежедневно четырьмя бригадами в разных районах города».

Тут возникают два вопроса — если выезды бригад происходят каждый день, то почему тогда фонари на проблемных участках как не горели, так и не горят? И еще — если в Иркутске такие масштабные повреждения линий, почему «процесс замены светильников» и ремонта длится так постепенно и неторопливо? На носу зима, а это значит, что школьники, которые учатся не рядом с домом, вынуждены будут добираться домой в темноте. Пенсионеры, не заметив яму или кочку, могут упасть и покалечиться. Вообще, человек на темной улице уязвим и подвержен разным неприятностям. Так же, как и водитель на неосвещенной трассе.

Разбитые фонари — разбитые машины

— Вечером езжу по Старокузьмихинской, это просто фильм ужасов, — говорит иркутянка Татьяна Распопова. — Темнота, машины, движущиеся по «встречке», включают дальний свет, слепят. А попробуйте проехать до Хомутово! Мрак, там машины только так бьются. Экономить на электроэнергии в нашей стране — это полный бред. Тем более когда речь идет о безопасности.

Справка

Жителям города по вопросам отсутствия или недостаточной освещенности можно обращаться по телефонам диспетчерской службы в зависимости от района обслуживания: 40-09-02 (2-й Иркутск, ул. Трактовая, ул. Олега Кошевого); 72-32-32 (Правобережный и Октябрьский районы); 72-21-21 (Свердловский и Ленинский районы); или позвонить в Единую диспетчерскую службу Иркутска по телефону: 520-112.

Инспектор по пропаганде безопасности дорожного движения пресс-службы Управления ГИБДД Иркутской области Иван Малахов констатирует: за восемь месяцев этого года на тех участках трасс Приангарья, где освещение отсутствовало или было недостаточным, произошло 95 ДТП, в которых погибли 18 человек и 102 (из них 22 ребенка) получили различные травмы. В Иркутске за тот же период по причине плохой освещенности дорог произошло 17 аварий, в частности — на Старокузьмихинской, Советской, Лермонтова, Академической, Баррикад, Рябикова, Франк-Каменецкого, Вампилова, Ракитной, Гончарова.

— Были случаи, когда водитель, двигаясь по федеральной трассе, не заметил пешехода. В темноте повышается риск того, что водитель не заметит пешехода или встречную машину. Поэтому на одежде пешехода в темное время суток всегда должны быть светоотражающие элементы.

Начальник отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Иркутской области Герман Струглин убежден, что плохое уличное освещение дает «карты в руки» различным злоумышленникам:

— Основной критерий безопасности человека по дороге домой — освещенность улиц. Это гарантия безопасности хотя бы потому, что преступники обычно все просчитывают и выбирают те места, где их никто не увидит и не запомнит. В кромешной темноте, разумеется, легче остаться незамеченным, легче скрыться с места преступления. Грабители, которые действуют не ситуативно, учитывают такие моменты, как освещенность пространства, оснащенность видеокамерами, пути отхода. Речь и о квартирных грабежах, ведь в темном закутке их легче провернуть. Также угнать машину, которая стоит в темном дворе, легче, чем в хорошо освещенном, оборудованном камерами и шлагбаумом. Не случайно популярный некогда сериал назывался «Улицы разбитых фонарей». Чем хуже освещена улица или двор, тем больше шансов, что там будет совершено преступление.

Упал, очнулся, гипс

Экономист Елена Москалева допускает возможность того, что за «хронической» темнотой иркутских улиц кроется банальное желание властей сэкономить.

Ретроспектива
Похитители ламп

Первое уличное освещение в Иркутске появилось в 1836 году у десяти частных домов в центре города. В это же время по распоряжению Городской управы были изготовлены еще 50 фонарей, которые также установили на улицах Большой и Амурской. В июле 1849 года только что заступивший на должность городского головы иркутский купец первой гильдии Иван Хаминов за свой счет изготовил и установил еще 76 фонарей, которые работали на масле.

В 1875 году Иркутск перешел на фонари на спирто-скипидарной жидкости, а уже в начале 80-х годов их заменили на керосиновые. Но иркутяне начали массово воровать новые фонари. В ноябре 1882 года Городская управа даже была вынуждена обратиться к жителям с просьбой помочь поймать похитителей ламп. Первое электрическое освещение улиц появилось в Иркутске в начале 1900-х годов.

Из книги А. Чернигова
«Иркутские повествования. 1661-1917 годы»

— Отключения уличного освещения — это, по моему мнению, история про энергосбережение, экономию ресурсов. Выключить фонари в ночное время — это возможность оптимизировать бюджет за счет сокращения издержек на электричество. Но уличное освещение связано с целым комплексом вопросов. Вообще, тема наружного освещения — одна из наиболее проблемных для российских городов и поселений. Она затрагивает энергетику и ЖКХ, дорожное хозяйство, правоохранительные органы, здравоохранение. Отсутствие либо некачественное внешнее освещение напрямую влияет на социальную стабильность города и на качество жизни горожан. Поэтому экономить ресурсы надо с умом и никак не за счет безопасности и здоровья жителей.

Кандидат экономических наук Светлана Гуревич считает, что проблема освещения улиц — вопрос простой и сложный одновременно.

— С одной стороны, финансирование этой статьи расходов осуществляется исходя из приоритетов и возможностей доходной части бюджета города. И здесь все зависит от формирования бюджета, возможного лоббирования определенных интересов. С другой стороны, надо смотреть на иллюминацию с точки зрения реноме города, его аттрактивности (притяжения, привлекательности — прим. авт.), а следовательно, и развития туризма, за счет чего будут расти бюджетные доходы. Впечатление от прогулок по вечернему Иркутску не самое приятное из-за плохого освещения, тусклых фонарей, постоянного полумрака. Экономия странная, есть ведь энергосберегающие осветительные приборы и технологии. По-моему, все зависит от профессионализма людей, которые формируют и принимают городской бюджет, ну и, конечно, от лоббирования определенных интересов. Необходимо понимать, что экономическая выгода может быть сиюминутной и для одной группы людей, а может быть депонированной и приносить пролонгированный результат.

И в качестве резюме: по большому счету, горожанам не важно — почему не работают фонари. Важно, чтобы они горели. Ведь все мы хотим жить в современном, безопасном городе. Гулять по светлым улицам и бульварам, ездить по хорошо освещенным дорогам.

Екатерина Санжиева