Обжалованию не подлежит

Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев во время визита в Иркутскую область подтвердил намерения федеральных властей закрыть Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат. Ранее — минувшей зимой — с заявлением о том, что приговор предприятию подписан, выступил Гринпис России, ссылаясь на генерального директора компании «ВЭБ Инжиниринг», координирующей кредитную линию, выделенную комбинату госкорпорацией ВЭБ, Дмитрия Шейбе. А из представителей власти до этого времени публично о закрытии целлюлозного производства на Байкале говорил только иркутский губернатор Сергей Ерощенко. Медведев подчеркнул: решение действительно есть, причем оно окончательное и бесповоротное. Город Байкальск, для которого БЦБК является градообразующим предприятием, после его закрытия будет развиваться по новому сценарию — над ним сейчас как раз и работают в российском правительстве.

Трудоустройство жителей Байкальска останется наиболее актуальным вопросом после прекращения работы БЦБК

У БЦБК нет будущего

— Сегодня на комбинате увеличивается кредиторская задолженность, растут убытки. Они уже достигли 342 млн рублей за четыре месяца, то есть каждый месяц они генерируются на 100 млн рублей при фонде оплаты труда всего 24 млн рублей. Такая работа комбината неудовлетворительна, — заявил в июне Медведеву вице-спикер Законодательного собрания Иркутской области, депутат от Слюдянского района Геннадий Истомин во время встречи премьера с партактивом Приангарья. — И этот вопрос тормозит создание особой экономической зоны. Комбинат однозначно должен быть закрыт — оборудование морально устарело, здания устарели, генерировать убытки дальше невозможно.

— Принципиальное решение принято, — сообщил в свою очередь Медведев. — Не скрою — это далось нам непросто, потому что нужно соблюсти баланс между охраной окружающей среды и интересами людей, которые работают на производстве. Тем не менее решение о закрытии БЦБК принято, мы будем его исполнять, обратной дороги нет.

По словам Дмитрия Медведева, задача государства — закрыть тему целлюлозного производства на Байкале таким образом, чтобы никто не пострадал, а все только выиграли — и природа, и люди, которые живут в Байкальске. Как сообщил премьер, в настоящее время на федеральном уровне разрабатывается план развития моногорода.

— Мы рассмотрим этот план в третьем квартале текущего года. Нам нужно не только оздоровить экологическую ситуацию, но и принять решение в отношении судеб большого числа людей. Расходы составят более 40 млрд рублей, из них расходы по линии федерального бюджета — до 26 млрд, — сообщил Медведев. — Во-первых, это расходы на остановку самого комбината, на рекультивацию, очистку площадки, с тем чтобы вернуть природу в максимальной степени к тому, что было. Во-вторых, это расходы на развитие самого региона, на создание новых рабочих мест, инфраструктуры.

По словам Медведева, непосредственно на закрытие предприятия будет предусмотрено около 14 млрд рублей. Кроме того, по его словам, в федеральном бюджете по целевой программе о защите озера Байкал на ближайшие годы заложено 3 млрд рублей на ликвидацию ранее накопленных отходов и рекультивацию шламонакопителей. По информации представителей самого БЦБК, в период с 1966 по 1979 год на картах, занимающих территорию площадью 175 га, было складировано около 6 млн тонн шлам-лигнина. Кроме того, за 47 лет деятельности комбината накопилось около 3 млн тонн золы. По прогнозам специалистов, процесс ликвидации отходов может занять не менее четырех лет при условии стабильного финансирования и бесперебойной деятельности очистных сооружений и всего комплекса экологической безопасности предприятия. Победителем конкурса министерства природных ресурсов и экологии РФ на осуществление инженерных изысканий и разработку проектной документации для реализации мероприятий по ликвидации негативного воздействия на окружающую среду отходов, накопленных в результате деятельности комбината, стало ООО «ВЭБ Инжиниринг».

Между тем, по словам председателя президиума Иркутского научного центра СО РАН Игоря Бычкова, ликвидацией накопленных отходов БЦБК необходимо заниматься уже сейчас, поскольку они рискуют в любой момент быть смытыми в Байкал.

— В ближайшее время мы ожидаем катастрофические сели, которые возникают на Байкале раз в 30-40 лет, их не было с 71-го года, — предупредил Бычков. — И возникает очень опасная ситуация с переполненными шлам-накопителями БЦБК, потому что в случае селей миллионы тонн лигнина просто смоются в Байкал.

— Это звоночек не очень приятный. Но важно, чтобы мы понимали, о чем идет речь, — согласился Медведев и поручил Министерству природных ресурсов РФ изучить этот вопрос. — Если это реально несет такую угрозу, нужно это решать.

Скандальное прошлое

Таким образом, противники БЦБК наконец получили некоторую ясность в вопросе закрытия самого скандального предприятия Иркутской области, история которого, как подметил премьер Медведев, «одна из самых сложных промышленных страниц нашей страны».

— Этому комбинату практически столько лет, сколько мне — его в 66-м году пустили, я на год старше. Вся эта история, во всяком случае на моей памяти, сопровождается бурными дебатами о его судьбе, периодической остановкой, ростом кредиторки, потом запуском снова, потом государственными вливаниями, — отметил глава российского правительства.

Модернизация существующего производства нецелесообразна по причине колоссальных инвестиционных затрат и не обеспечит нужный уровень занятости населения, ведь при внедрении современных технологий штатная численность персонала будет находиться в пределах 200-350 человек вместо нынешних 1 600.

Сейчас в отношении комбината действует конкурсное производство. До банкротства предприятие довели передряги прошлых лет. Сначала в 2008 году Росприроднадзор потребовал прекратить сброс даже очищенных стоков в Байкал, и комбинат был вынужден прекратить выпуск беленой целлюлозы и перешел на производство менее рентабельной небеленой. Кроме того, в конце 2008 года истек срок действия разрешительной документации на работу комбината, и производство, сократившееся на фоне финансового кризиса, было приостановлено. «Зеленые» начали требовать закрытия БЦБК, но в 2010 году Владимир Путин, будучи тогда еще премьер-министром, подписал постановление, вконец взбесившее экологическую общественность — он разрешил комбинату сбрасывать стоки в озеро. С июля того года производство на БЦБК было возобновлено, но с тех пор комбинат так и влачил жалкое существование, коллекционируя долги, гремя на всю страну забастовками рабочих, руганью с кредиторами, пикетами «зеленых».

Новые телодвижения федеральных чиновников вокруг Байкальского ЦБК стали заметны в прошлом году. В ноябре госкорпорация «Внешэкономбанк» по решению федеральных властей на срок до двух лет открыла беззалоговую кредитную линию БЦБК, для того чтобы проиндексировать зарплату его работникам, обеспечить производство сырьем, химикатам, а ТЭЦ комбината углем. «Зеленые» затаили дыхание, не понимая, чего хотят власти: закрыть комбинат или перепрофилировать.

В январе этого года стало известно, что ВЭБ выкупил 1,8 млрд рублей долгов комбината у «Альфа-банка», став таким образом основным кредитором предприятия. По сути, это означало, что собственником Байкальского ЦБК стало государство.

И впервые четкий ответ на вопрос о том, какая судьба ждет БЦБК, был дан в феврале нынешнего года. В своем письме на запрос беспокойных гринписовцев генеральный директор «ВЭБ Инжиниринг» Дмитрий Шейбе сообщил, что «Внешэкономбанком и ООО «ВЭБ Инжиниринг» было проведено технико-экономическое исследование вариантов деятельности БЦБК, результаты которого однозначно показали необходимость закрытия комбината и перспективность развития особой экономической зоны туристско-рекреационного типа».

— На основании представленных материалов Правительство РФ приняло решение о закрытии БЦБК. При этом остановка производства потребует определенного времени — не менее двух лет, — говорилось в ответе Шейбе. — Для решения организационных, производственных, финансовых, экологических и социальных задач будет составлен план модернизации экономики моногорода Байкальска и Слюдянского района.

Вместе с этим власти признали, что работы по ликвидации накопленных отходов комбината возможно провести и при остановленном производстве, хотя ранее утверждали обратное.

В письме Шейбе также сообщалось, что модернизация комбината технически неосуществима по причине невозможности построить производство беленой целлюлозы с полностью замкнутым водооборотом. «Нигде в мире это не реализовано», — отмечалось в документе. А, учитывая высокую степень износа комбината, под модернизацией будет подразумеваться именно строительство нового предприятия.

Кроме того, модернизация существующего производства нецелесообразна по причине колоссальных инвестиционных затрат и не обеспечит нужный уровень занятости населения, ведь при внедрении современных технологий штатная численность персонала будет находиться в пределах 200-350 человек вместо нынешних 1 600.

В то же время закрытие предприятия, как писал Дмитрий Шейбе, позволит обеспечить экологическую безопасность, даст толчок развитию туризма, снимет социальную напряженность вопреки распространенному мнению. «Во-первых, процесс закрытия производства является постепенным (не менее 18 месяцев), а во-вторых, по охвату в сопутствующих мероприятиях предоставит рабочих мест примерно в два раза больше, чем обеспечивает работающий комбинат», — разъяснялось в письме.

Проблемам нет конца

Громкое заявление о закрытии комбината, естественно, было сопровождено не менее громким очередным скандалом вокруг предприятия. Открытие кредитной линии комбинату и появление официальной информации о его близкой кончине удивительным образом совпало с прекращением компанией «Востсибуголь», подконтрольной структурам олигарха Олега Дерипаски — бывшего владельца 51% акций БЦБК, поставок угля на комбинат. Причиной отказа отгружать топливо поставщик назвал задолженность БЦБК, хотя на самом предприятии наличие долгов отрицали.

Между тем ТЭЦ БЦБК отапливает весь Байкальск. Из-за угольного конфликта посреди зимы над городом нависла угроза срыва отопительного сезона. На федеральном уровне Дерипаску тут же обвинили в шантаже, заподозрив в его действиях намерения успеть выбить любой ценой из БЦБК долги, которые комбинат накопил перед «Базовым элементом».

Угольный скандал в итоге кое-как утрясли при финансовом участии, в том числе, Иркутской области, а избавить БЦБК от шкодливого олигарха до сих пор не получается. По словам министра жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области Евгения Селедцова, «Базэл» держит у себя в залоге ТЭЦ БЦБК и не реагирует на предложения властей передать ее в собственность региона, пытаясь выжать всю возможную коммерческую выгоду из социальной темы теплоснабжения Байкальска.

— Мы им предлагаем перестать играть в игры и передать ТЭЦ в областную собственность. Мы готовы решить вопрос бесперебойного теплоснабжения Байкальска, есть решение выйти на проектные работы, изменить схему теплоснабжения города. Но нас, мягко говоря, не слышат, — заявил Евгений Селедцов. — Им важно сохранять ресурс и нагнетать ситуацию, чтобы повышать свою прибыль за счет средств либо областного, либо федерального бюджетов.

В структурах Олега Дерипаски в свою очередь не понимают, о чем речь, хотя, скорее всего, делают вид, что не понимают. Так, представители ОАО «Иркутскэнерго» опровергли получение предложения от правительства Приангарья о передаче в областную собственность ТЭЦ Байкальского ЦБК. Как заявил председатель совета директоров компании Андрей Лихачев, такого предложения не поступало и ему вообще непонятно, что областные власти в своих заявлениях в СМИ имеют в виду под словом «передать».

— Передать в дар? Подарить? Ну, такое, наверное, теоретически возможно. Хотя при этом у меня возникает такой вопрос министру жилищной политики региона: если данная деятельность убыточна, то он готов в дополнение ко всем проблемам жилищно-коммунального хозяйства принять на себя еще и эти убытки? — заявил Андрей Лихачев. — В бюджете области есть лишние деньги, чтобы содержать убыточные проекты? Мне не кажется эта идея достойной Нобелевской премии. Если же говорить о том, что область считает ТЭЦ эффективным предприятием, то тоже не очень понимаю, почему акционерное общество должно его дарить.

Андрей Лихачев, не понимающий намерений областного правительства, посоветовал Евгению Селедцову почитать Гражданский кодекс РФ.

— Они просто не осознают, что ситуация в Иркутской области поменялась, руководство пришло другое, — стоит на своем министр жилищной политики и утверждает, что слабины в этом противостоянии он не даст. — Мы этот вопрос все равно решим — либо с передачей ТЭЦ в областную собственность, либо с наложением сервитута.

Очевидно, что в конфликте между «Базэлом» и БЦБК, в который втянуто и областное правительство, и население Байкальска, ставшее заложником в этой войне, кто-то должен уступить, но пока, судя по всему, ни одна из сторон делать этого не собирается. И, несмотря на объявление властями решения закрыть комбинат, особо легче-то пока никому не стало, и кто знает, сколько еще засад до момента своей ликвидации устроит горемычному Байкальску зловредный комбинат.