«Народных мстителей» осудили как бандитов

Самоназванные борцы с наркоторговцами получили сроки от 4 до 13 лет
Иркутским областным судом вынесен приговор в отношении участников так называемой «банды Алиева». Семь мужчин, обвиненных в вымогательствах и похищениях людей, получили длительные сроки лишения свободы в колонии строгого режима. Представители следственных органов сообщают, что участники группировки занимались противозаконной деятельностью с целью личного обогащения. Родственники осужденных уверяют, что их близкие пытались противостоять наркоторговле в одном из микрорайонов Иркутска. По их предположению, препятствием этому стало могущественное криминальное лобби, имеющее связи с правоохранителями, что позволило сфабриковать уголовное дело. Правозащитники придерживаются похожей версии.

Суд признал достаточными доказательства  в похищениях и вымогательстве в отношении «народных мстителей». Фото Олега Харсеева

Иркутский областной суд 19 ноября завершил пятидневное оглашение приговора в отношении семерых мужчин, шесть из которых обвинялись в участии в банде, похищении людей, вымогательствах. Участники группировки получили наказания в виде лишения свободы от четырех лет четырех месяцев до 11 лет, лидер — 13 лет. Как сообщает пресс-служба суда, все сроки будут отбываться в колонии строгого режима. Приговор пока не вступил в законную силу.

«Как следует из материалов суда, в 2016 году один из подсудимых создал группировку для нападения на жителей Иркутска, в том числе лиц цыганской национальности. Эти лица, по мнению подсудимого, были причастны к незаконному сбыту наркотических средств. В распоряжении участников группировки были автомобили и разнообразное оружие, в том числе огнестрельное. В 2017 году их деятельность была пресечена», — указано в сообщении.

По данным областного суда, в отношении подсудимых доказан ряд различных преступлений, в том числе три эпизода похищения с целью вымогательства, два эпизода вымогательства денежных средств, а также хранение огнестрельного оружия.

В официальных сообщениях не указаны имена участников группировки и их лидера, однако как стало известно „Ъ”, речь идет о так называемой «банде Алиева», неформальным лидером которой считается Ровшан Алиев.

„Ъ” пообщался с родственниками подсудимых, а также с известными правозащитниками и адвокатами, привлекавшимися к этому делу на разных стадиях его расследования. По предположению родных и экспертов, громкое дело имеет признаки сфабрикованного.

«В моем представлении вынесенный приговор несправедлив. Ребята получили чудовищные сроки. Могу предположить, что официальная шумиха вокруг этого дела, возможно, является попыткой «сделать погоны» для кого-то из представителей органов. Насколько мне известно, жители Иркутска пытались в своем микрорайоне противодействовать распространению наркотиков», — заявил „Ъ” правозащитник Лев Пономарев (внесен в реестр СМИ-иноагентов).

По словам господина Пономарева (внесен в реестр СМИ-иноагентов), он готов оказать поддержку родственникам иркутян при их обращении в апелляционные инстанции.

Анастасия Алиева — супруга Ровшана Алиева — сообщила „Ъ”, что родственники готовятся подавать кассационную жалобу на приговор в Пятый апелляционный суд общей юрисдикции в Новосибирске.

«В деле вообще множество пробелов и странных фактов, на которые суд не обратил внимания. Так по одному из эпизодов с похищением, вменяемых моему супругу, в расчет не было принято железобетонное алиби. Фигурирующее в деле огнестрельное оружие — старое охотничье ружье, изъеденное коррозией и найденное у деда одного из ребят. Независимая экспертиза доказала, что стрелять из него невозможно, все это было озвучено в суде. Вызывает удивление и заявляемая непричастность так называемых потерпевших к распространению наркотиков. Все они, как и их некоторые прямые родственники, например, супруги — судимые по разным статьям, в том числе, за распространение. Пятеро из шести заявленных потерпевших в ходе судебных слушаний сами находились в местах лишения свободы, выступали по видеоконференцсвязи. И это потерпевшие?», — рассказывает Анастасия Алиева.

Алена Кулагина, сестра одного из осужденных Дмитрия Кулагина, в разговоре с „Ъ” отмечает: «Все мы — жители одного микрорайона Топкинский, расположенного на окраине Иркутска. Ходили в одну школу, дружили, общались, вместе росли, обзаводились семьями. Мы с детства видели все эти цыганские коттеджи, их деятельность. Ребята в какой-то момент решили дать отпор, подъезжали к некоторым домам, прямо говорили их хозяевам, что наркотиками торговать не дадут. После этого в дело вступили, видимо, очень серьезные люди».

Противостояние активистов и граждан, подозреваемых в распространении наркотиков, активизировалось весной 2017 года, когда был похищен один из знакомых подсудимых — Максим Плахов. Его около полутора месяцев удерживали на разных квартирах неизвестные люди, пытками и издевательствами, выбивая из него ложные показания на друзей.

«Мне пришлось дать нужные показания, оговорить ребят, на основании чего их потом и начали задерживать», — рассказывает „Ъ” Максим Плахов. По его словам, он обнародовал данную информацию на суде, но это не оказало влияния. «А следственные органы до сих пор не заводят дело о моем похищении, несмотря на неоднократные заявления и свидетельства», — добавляет он.

В апреле 2018 года и марте 2019 года родственники активистов провели митинги в их поддержку в центре Иркутска. Их результатом стала петиция в адрес президента России Владимира Путина. В обращении описывается ситуация, связанная с незаконным оборотом наркотиков, а также перечисляются имена криминальных авторитетов и якобы связанных с ними должностных лиц ГУ МВД и СУ СК по Иркутской области.

«Приговор вынесен, мы сидим уставшие и разбитые. Но сдаваться не намерены, иначе мы бы не поднимали весь этот шум, не собирали митинги, не обивали пороги правозащитников и СМИ», — говорит Анастасия Алиева.

В правоохранительных органах „Ъ” не стали комментировать озвученные родственниками осужденных факты и предположения. Источник „Ъ” лишь отметил, что «в последнее время представители криминальной среды стали очень изобретательны в своей защите, используя новые для себя инструменты, такие как общественное мнение и правозащитники».

Влад Никифоров