Нарастающий эффект трубопроводной дипломатии

«Газпром» и китайская CNPC в этом году поставили точку в десятилетних переговорах о поставках российского газа в Китай, заключив контракт. Действовать он будет в течение 30 лет и предусматривает поставки объемом 38 млрд кубометров в год, что делает его самым крупным в истории «Газпрома». Соглашение стало очень своевременным на фоне украинского кризиса и санкций против России.

Газопровод «Сила Сибири», о котором стало известно в мае, начали возводить лишь спустя несколько месяцев

В конце мая Россия и Китай завершили самые длительные переговоры в газовой сфере, тянувшиеся с 2004 года. В итоге «Газпром» и CNPC подписали соглашение о поставке в Китай 38 млрд кубометров российского газа ежегодно. Базовая цена поставок не раскрывается, но, по словам главы монополии Алексея Миллера, общая стоимость контракта за весь срок составит $400 млрд. То есть с учетом пятилетнего периода наращивания объемов базовая цена газа может составить около $380-395 за 1 тыс. кубометров, рассчитали эксперты ФНЭБ и «ВТБ Капитала». Это примерно соответствует средней цене «Газпрома» для Европы ($386 за 1 тыс. кубометров в прошлом году). В дальнейшем базовая цена будет изменяться в соответствии с динамикой корзины нефтепродуктов (мазут, дизтопливо и нефть Brent), базисом для которой является Сингапур.

Для того чтобы поставлять газ в Китай, «Газпрому» предстоит построить отвод от газопровода «Сила Сибири». Общие инвестиции в организацию экспорта оцениваются в $55 млрд. На строительство инфраструктуры «Газпрому» потребуется не менее пяти лет, ресурсной базой должны стать Чаяндинское и Ковыктинское месторождения. Чаянду и первую нитку «Силы Сибири» планируется запустить в конце 2019 года, Ковыкту — в конце 2021 года. Сейчас «Газпром» обсуждает с китайской стороной возможность предоплаты на уровне $25 млрд для получения ресурсов на строительство, однако это может означать снижение цены, так как изначально аванс контрактом не предполагался.

В «Газпроме» уверяют, что, несмотря на гигантские затраты на организацию поставок и строительство инфраструктуры, экспорт в Китай для монополии по норме доходности не будет уступать другим добычным и транспортным проектам. Минимально для монополии она составляет 12% в добыче и 15% на газопроводах. В то же время эксперты уверены, что именно дорогостоящая инфраструктура сводит на нет выгоду от поставок в Китай, зато приносит много пользы с политической точки зрения.

Некоторые эксперты на рынке настроены довольно скептически в отношении китайского контракта. На рынке вызывают опасения высокие инвестиции в проект (около $55 млрд), которые могут сделать его нерентабельным, сложности разработки ресурсной базы, а также плохо развитая газовая инфраструктура Китая. Так, по расчетам швейцарского банка UBS, на этой сделке компания может потерять $14 млрд. Сделка с Китаем может стать прибыльной только при условии отмены экспортной пошлины на трубопроводный газ, однако пока российские власти согласились только на нулевую ставку налога на добычу полезных ископаемых для «китайских» месторождений. Кроме того, газовое соглашение стран будет выгодным для российских производителей труб, у которых появится возможность претендовать на контракты общей стоимостью $5,7 млрд. В то же время, по оценкам экспертов Bank of America Merrill Lynch, проект будет иметь положительную рентабельность. В банке ожидают, что NPV проекта составит $3,2 млрд даже без учета льгот.

В «Газпроме» уверяют, что, несмотря на гигантские затраты на организацию поставок и строительство инфраструктуры, экспорт в Китай для монополии по норме доходности не будет уступать другим добычным и транспортным проектам.

Вице-премьер РФ Аркадий Дворкович уверен, что проект «Газпрома» по поставкам газа в Китай выгодный и аналитики, считающие, что это не так, «говорят полную ерунду». «Эти аналитики весь контракт себе плохо представляют. Цена — это лишь один элемент, а есть и другие элементы в этой сделке, которые важны и которые дают нормальный возврат на капитал», — отметил он. Эксперты сходятся во мнении, что такой крупный контракт не сможет не отразиться на российской экономике. В ближайшие несколько лет он незначительно улучшит экономическую динамику — примерно на 0,2% в год в 2014-2016 годах, обеспечит бюджету дополнительные доходы, но «тренд вялого роста российской экономики от этого не изменится», говорится в обзоре института «Центр развития» НИУ «Высшая школа экономики». Ежегодные поступления в федеральный бюджет экспортных пошлин на газ по действующей ставке, 30% от цены, составят при разных курсах доллара, по расчетам экспертов Центра развития, 0,15-0,25% ВВП. Такие расчеты подтверждают и в российском правительстве. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев сообщил, что контракт с Китаем может добавить к росту ВВП России с 2015 года 0,3-0,4 процентного пункта ежегодно.

Партнерство повлияет и на банковский сектор. На фоне санкций, которыми России грозят США и ЕС, на рынке опасаются повышения стоимости кредитов и снижения их доступности. Впрочем, место западных банков частично могут занять китайские. «Китайские банки никогда не были активны на российском рынке, но сейчас, наверное, активизируются, чему способствовали последние заявления российских чиновников и заключение крупного газового контракта», — считает председатель правления Нордеа-банка Игорь Буланцев. Но он отметил, что в ближайшие пару лет основным источником финансирования останутся западные и европейские банки, хоть стоимость кредитов в них подорожает.

По мнению West Shore Group, сближение России и Китая способно оказать негативное влияние на позиции доллара как мировой резервной валюты, если он не будет участвовать в расчетах по контракту между Россией и Китаем, в рамках прямого обмена юаня на рубли. «Взятое в отдельности, это не означает конец доллара как главной мировой резервной валюты. Но в контексте множества других событий, происходящих в мире, от разочарования Саудовской Аравии движением американской внешней политики навстречу Ирану до ненасытного аппетита Китая к золоту, это может означать шаги по отдалению от доллара», — полагает эксперт West Shore Group. По его мнению, в таких системах, как глобальный финансовый рынок, маленькие изменения могут очень быстро обернуться катастрофой. Для доллара. Сейчас статус доллара как мировой резервной валюты позволяет США заимствовать крупные суммы, фактически живя не по средствам.

Ресурсная база позволяет «Газпрому» удвоить поставки в Китай. Монополия собирается начать переговоры еще об одном контракте. Компания рассчитывает договориться с Китаем о поставке ямальского газа по западному маршруту, что даст «Газпрому» желанную альтернативу европейскому рынку. Также компания намерена сотрудничать с Китаем в области строительства подземных хранилищ газа на китайской территории. Поскольку, по словам начальника департамента по транспортировке, подземному хранению и использованию газа «Газпрома» Сергея Хана, сейчас в Китае недостаточно развиты мощности ПХГ. Это, признают в монополии, может привести к повышенным инвестиционным затратам «Газпрома» на реализацию экспортного проекта. Господин Хан отметил, что перспективы сотрудничества в области совместного создания и эксплуатации ПХГ в КНР вполне реальны.

Еще одной проблемой помимо масштабного строительства инфраструктуры до Китая и в самой стране на рынке называют разработку месторождений, которые станут ресурсной базой для поставок. «Газпром» столкнется с большими сложностями при освоении Чаянды, поскольку с такими крупными месторождениями жирного газа с нефтяной оторочкой компания никогда не работала, считает директор энергетического центра бизнес-школы «Сколково» Григорий Выгон.

По его мнению, «Газпрому» было бы проще и дешевле не торопиться с вводом Чаянды, а купить газ независимых производителей по цене, близкой к цене ФСТ, иначе проект поставок в КНР рискует не окупиться.

НОВАТЭК и «Роснефть» сейчас активно лоббируют в правительстве свое право на доступ к «Силе Сибири».

Обсуждается вариант, при котором компании могли бы направлять в трубу до 25 млрд кубометров в год. Глава «Роснефти» Игорь Сечин сказал, что крупнейшему в мире импортеру энергоресурсов Китаю, который хочет заменить угольную энергетику газовой, он готов продавать топливо либо в партнерстве с «Газпромом», либо самостоятельно: «Если будет возможность войти на рыночных условиях в газотранспортную систему, которую создаст «Газпром», с удовольствием воспользуемся: это снизит наши инвестиции. Но если не будет — мы готовы рассматривать возможность строительства на базе, скажем, консорциума независимых производителей и трубопроводных систем». «Роснефть» пока не обсуждает возможную продажу трубного газа с китайскими партнерами. По словам Игоря Сечина, речь идет только о возможных поставках СПГ с завода на Сахалине, который планируется построить вместе с ExxonMobil.

В то же время крупнейший в мире потребитель СПГ Япония заинтересовалась, напротив, трубопроводным газом. Эта страна готова включить в повестку дня запланированного на осень визита российского президента Владимира Путина в Японию вопрос о прокладке газопровода с Сахалина на Хоккайдо. Речь идет о трубопроводе длиной 1350 км и пропускной способностью 20 млрд кубометров газа в год, что соответствует примерно 15 млн тонн СПГ. Стоимость проекта оценивается в $5,9 млрд. Проект обсуждается не первый год. Но в конце мая его поддержала группа из 33 депутатов японского парламента. Они намерены в июне представить его премьер-министру Синдзо Абэ. По оценке экспертов, так японские политики отреагировали на подписание Россией и Китаем газового контракта. По трубе в Японию можно будет подавать газ проекта «Сахалин-3» (общие ресурсы его оцениваются в 1,3 трлн куб. м). Правда, в «Газпроме» пока сомневаются в возможности реализации проекта: по словам зампреда правления монополии Александра Медведева, он будет слишком дорогим из-за высокой сейсмичности территории. Однако японская сторона уверяет, что существующие в Японии технологии гарантируют сейсмоустойчивость трубопровода.

Таким образом, становится очевидно, что, несмотря на споры об эффективности газовых поставок в Китай, контракт, который в «Газпроме» назвали «соглашением тридцатилетия», во многом определит развитие как экономической, так и политической ситуации в стране на ближайшие годы. При этом «Газпрому» предстоит одновременно осуществлять сразу несколько мегапроектов, в том числе «Силу Сибири» с отводом на Китай, завод СПГ во Владивостоке, а также газопровод South Stream в Южную Европу, на замораживании которого сейчас настаивает Еврокомиссия, указывая на его несоответствие Третьему энергопакету. На рынке не сомневаются в том, что монополии хватит средств на все эти стройки, хотя рост стоимости кредитов негативно скажется на их рентабельности.