«Мы не стали меньше гореть, мы стали лучше тушить»

ОГАУ «Лесхоз Иркутской области» в этом году прошел через непростые испытания: смена руководителя, экономические сложности, процессы реорганизации. И при этом хорошо справился с основной задачей — тушением лесных пожаров. В сравнении с сезоном 2019 года, когда Иркутская область гремела на всю страну из-за горящих лесов, в этот раз все было гораздо спокойнее. О причинах рассказывает заместитель министра лесного комплекса региона Роман Герасимов.

— Новый глава региона, в прошлом высокопоставленный управленец из МЧС, наверняка сразу же, еще год назад, обратил особое внимание на областной лесхоз, ответственный за тушение лесных пожаров?

— Это правда. И перед нами была поставлена очень серьезная задача заняться антикризисным управлением, что было особенно актуально в преддверии нового пожароопасного сезона. Его беспроблемное прохождение должно было стать приоритетным. Игорь Кобзев дал поручение нормализовать ситуацию.

Задачу мы выполнили. По итогам прошедшего сезона, площадь, пройденная пожарами, сократилась в восемь раз. Хотя количество пожаров сократилось только на 10%. Вывод — гореть реже мы не стали, но тушить огонь научились эффективнее в несколько раз.

— Но ведь в области не выросло резко количество лесопожарной техники, людей, борющихся с огнем, у нас не выросли кратно расходы на все эти цели. Как тогда получился такой результат?

Чрезвычайно важно

Жаркий июль для лесных территорий Приангарья обернулся неблагоприятной ситуацией. В лесах Иркутской области из-за угрозы пожаров ввели режим ЧС. Об этом врио губернатора Игорь Кобзев объявил 3 июля на заседании региональной комиссии по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и обеспечению пожарной безопасности…

Подробнее

— Это прямое следствие новой модели управления работой областного лесхоза. Ужесточение контроля за реагированием на пожары, круглосуточный мониторинг сил и средств, их предупредительное наращивание в том или ином районе, оперативное взаимодействие с другими службами и органами власти. Было пересмотрено очень много процессов. К примеру, все знают, в каких районах области и в какие сроки начинаются лесные пожары. Все везде по-разному. Скажем, в Усть-Куте почти до середины июня обстановка будет спокойной, тогда как в Иркутском районе уже с середины апреля начинаются возгорания. И если в каждом районе своевременно наращивать силы и средства пожаротушения, в том числе путем переброски из других территорий, то решать задачи оказывается проще. К примеру, в этом году в Качугском, Усть-Кутском районах был длительный сухой и жаркий период. Несмотря на это, мы достойно отработали в этих территориях, не дали разрастись возникающим там пожарам.

Свой вклад вносили также арендаторы лесов, например, очень хорошо и ответственно проявила себя группа «Илим». Могу также добавить, что и обычные жители области ведут себя очень активно, участвуют в информировании органов власти о новых пожарах. Конечно, в большинстве случаев мы не допускаем ситуации, при которой узнаем о пожарах непосредственно от людей. К моменту звонков мы уже оказываемся информированы и принимаем меры.

Кроме того, в этом году мы занимались совместным контролем со структурами МЧС, которые взяли на себя мониторинг ситуации вблизи населенных пунктов. Был установлен плотный контакт с муниципальными властями, с которыми ежедневно проходили селекторные совещания. Это также обеспечило эффективность в тушении пожаров.

— Чего стоило добиться такой слаженности и результативности?

— Практически весь пожароопасный сезон директор лесхоза находился лично в региональной диспетчерской службе. Приходилось постоянно держать руку «на пульсе» событий, исключать лишние звенья получения информации, проводить разбор ситуаций, оценивать переброску сил и средств. От всего этого зависела скорость принятия решений, а значит и результат.

— Вы отметили, что количество пожаров меньше не стало. Но ведь весной и в начале лета многие жители области находились на самоизоляции. Почему тогда горели леса?

— Из-за человеческого фактора. Несмотря на самоизоляцию, люди на дачи и за город меньше ездить не стали. Хотя и эффективно работали лесничества, органы правопорядка, пытались ограничивать доступ граждан в лес, остановить удалось далеко не всех. Второй момент — природные явления, в частности, грозы, которые все еще остаются распространенной причиной возникновения пожаров. Ну и тему умышленных поджогов никто, к сожалению, не отменял. Не хотелось бы говорить подробнее, это вопрос следственных органов, но в этом году, насколько мне известно, отрабатывались следственные мероприятия из-за поджогов в Качугском, Усть-Кутском районе.

Опять тушим

Год назад, примерно в такие же самые весенние деньки лесные пожары, так же как и сейчас, пылали в лесах Иркутской области. В то же время полыхало и подгорало у активистов, общественников, некоторых депутатов и журналистов на тему «неумехи» и «лентяя» красного губернатора Левченко. Сейчас в регионе совсем другой глава, выходец из структур МЧС, но в лесах, как и прежде, дымно и жарко

Подробнее

— Общественное мнение приписывает успехи в тушении пожаров в этом году погодным факторам. Летом было много дождей, поэтому и возгораний было мало.

— Статистику я уже приводил, она свидетельствует об обратном. К тому же, регион у нас большой, ситуация с дождями везде разная. Я не согласен с точкой зрения, что в целом по области в этом году все пожары тушил дождь, а не люди.

— Помимо тушения пожаров на лесхозах лежит обязанность проведения санитарно-оздоровительных мероприятий в лесу. Как областной лесхоз работает в этом направлении, учитывая громкие скандалы на тему санитарных рубок?

— Тема стала токсичной после того, как были проведены массовые проверки. С точки зрения надзорных органов выявлены многочисленные нарушения. С середины прошлого года санитарно-оздоровительные мероприятия были приостановлены почти на год. Сейчас их проведение максимально ужесточено. Силами лесхоза организуются лесопатологические исследования, их результат перепроверяется контрольным отделом со стороны Рослесхоза, если все в порядке, то дается «отмашка». Но это единичные ситуации. При этом лес не перестал быть подвержен воздействию вредителей, болезней. Сложная ситуация сейчас, например, складывается на южном побережье Байкала в Слюдянском районе, где на некоторых участках лес поражен бактериальной водянкой — инфекционным заболеванием и сибирским шелкопрядом. Откладывать санитарно-оздоровительные мероприятия там нельзя.

Другой вопрос в том, что ранее в некоторых районах санитарные рубки проводились в большом объеме без каких-либо оснований. Этого допускать, конечно, нельзя.

— В этом году говорилось о сложной финансовой ситуации внутри областного лесхоза. В чем причина?

— Действительно, на начало года накопилась задолженность порядка 700 млн рублей перед поставщиками ресурсов, бюджетом, контрагентами. Основная причина в том, что в результате выявления многочисленных фактов незаконного назначения санитарных мероприятий, повлекших за собой рубку здоровой ликвидной древесины, были утрачены прежние источники дохода от коммерческой деятельности предприятия. Если в предыдущие годы объем заготовки древесины от этих рубок составлял не менее 2 млн кубометров в год, а доходы около 1,5 млрд руб., то в текущем году для возмещения этого пробела пришлось кардинально переформатировать работу лесхоза, сделав акцент на выполнение основных задач по охране, защите и воспроизводству леса. И это нам удалось, так на 1 декабря этого года поступление денежных средств от приносящей доход деятельности учреждения составило 491,3 млн рублей, при плане на 2020 год — 430,0 млн рублей. Это позволило не допустить наращивания кредиторской задолженности и обеспечить выплату текущей заработной платы. Да, в процессе работы возникали задержки по зарплате, это связано прежде всего с приемкой и оплатой работ заказчиками, но в целом на конец года вся текущая задолженность по заработной плате работникам лесхоза будет погашена.

Сейчас правительство Иркутской области занимается вопросом урегулирования нашей задолженности по налогам, мы же нашли новый источник дохода в виде подрядных работ по компенсационному лесовосстановлению.

Пожары погорели на отчетах

Как обнаружил „Ъ“, лишь 1% действующих природных пожаров учитывается в официальных отчетах, которые публикует ФБУ «Авиалесоохрана». По данным космического мониторинга, сейчас в России горит 760 тыс. га лесов, но госструктура сообщает лишь о 7,9 тыс. В «Гринписе России» это связывают с намеренным сокрытием пожаров региональными чиновниками и с тем, что итоговая статистика принципиально не учитывает некоторые категории пожаров…

Подробнее

— Почему раньше предприятие этим не занималось?

— Дело в том, что с этого года изменилось федеральное законодательство. Ресурсодобывающим компаниям, ведущим геологические разведки, строительство инженерных линейных сооружений и так далее было вменено заниматься лесовосстановлением. При этом компенсировать они могут не обязательно на той же территории, где велась вырубка. Понятно, что нефтегазовые компании, занятые в северных районах области, не специализируются на высадке лесов. Такие работы они отдают подрядным организациям. Иркутский областной лесхоз стал самой большой в регионе такой организацией. В этом году мы выполнили лесовосстановительные работы на площади около 2 тыс. гектаров в Иркутском, Братском, Усть-Удинском, Куйтунском, Чунском районах, там, где лес ранее пострадал от лесных пожаров. Масштабы большие, на каждый гектар высаживается тысячи саженцев, всего — миллионы штук.

— Результатом довольны?

— Этот вид работ восстанавливает внутреннюю экономику лесхоза, к тому же это перспективный, важный с точки зрения государства вид деятельности. Сегодня много говорят о том, что недавний формат лесопользования не предусматривал быстрой возобновляемости. За последние годы внимание к лесной сфере в этой части многократно увеличилось, требования для арендаторов ужесточаются, нормы лесовосстановления увеличиваются и его эффективность повышается. Пока о выдающихся успехах говорить рано, но политика в этом направлении проводится целенаправленно. Еще пять лет назад было совсем по-другому.

Мы рады быть частью этих важных процессов, в том числе как крупнейшая специализированная организация, с большим опытом, специализированными кадрами, сетью собственных питомников.

— Какие планы и задачи ставите перед собой на следующий год?

— В первую очередь мы хотим повысить эффективность тушения лесных пожаров, кратно увеличить объемы по лесовосстановлению, сейчас работаем над заключением новых контрактов на 2021 год. Цель — провести работы на площади не менее 7 тыс. гектаров, втрое больше, чем в этом году. Конечно же, хотелось также повысить эффективность собственных арендных баз, заработать деньги на выполнении госзаданий. Думаю, что в следующем году мы сможем эффективнее работать на санитарных мероприятиях по новым правилам. Все это в совокупности поможет снизить долговую нагрузку и оздоровит предприятие.

Александр Потапов