Международный центр онкологии

Иркутский онкодиспансер наладил прочные связи с медицинскими учреждениями Европы и Азии
Иркутский областной онкологический диспансер является одним из ведущих медицинских учреждений Приангарья и Сибирского федерального округа, занимающихся проблемами онкологии. Современные технологии, внедренные в онкодиспансере, позволяют лечить рак различных локализаций, включая такие сложные случаи, как опухоли костей и мягких тканей, поджелудочной железы, печени, а также опухоли мозга. Ежегодно уровень региональных врачей растет за счет постоянного повышения их квалификации: специалисты регулярно ездят за границу, чтобы перенимать опыт иностранных коллег. Но и у наших врачей есть, чему поучиться докторам из других стран: в течение многих лет на конференции и семинары в Приангарье приезжают врачи из Германии, Франции, Японии, Кореи и Китая. Иркутский областной онкологический диспансер стал международным центром медицины, с гордостью отметила главный врач лечебного учреждения, профессор, доктор медицинских наук, главный онколог Иркутской области Виктория Дворниченко.

По словам Виктории Дворниченко, уровень оснащения и квалификация кадров иркутского областного онкодиспансера позволяют лечить практически всех пациентов на месте.

— Виктория Владимировна, расскажите, как сегодня обстоят дела в ГБУЗ «Областной онкологический диспансер».

— Только за последние годы произошел целый ряд событий, которые значительно улучшили условия и качество лечения онкозаболеваний в Иркутской области. Так, в 2008 году был введен в эксплуатацию хирургический корпус и врачи получили возможность проводить все виды хирургических вмешательств. В 2011 году введен новый блок стационара и реанимация, в 2013–м — поликлиника и диагностический блок. В новом здании поликлиники развернуто эндоскопическое отделение, отделение лучевой диагностики и ультразвуковое отделение, в дальнейшем начнет работать отдел трансплантации костного мозга и стволовых клеток. Также созданы условия для работы современных лабораторий: онкогематологической и ПЦР–лаборатории, цитоморфологической и патологоанатомической лаборатории. Комплекс новейшего медицинского оборудования позволяет определять генетическую предрасположенность к возникновению злокачественной опухоли и определять чувствительность к химиотерапевтическим препаратам на молекулярно–генетическом уровне. Оснащение лаборатории морфологических исследований дополнительным оборудованием позволит врачам прогнозировать, как будет развиваться злокачественное новообразование при проведении того или иного лечения.

Благодаря появлению новых площадей и постоянному внедрению инновационных технологий мы смогли увеличить число пациентов, которым можем помочь. Ежегодно диспансер госпитализирует более 22 тысяч больных, более 6 тысяч из которых получают высокотехнологичную помощь. В среднем около 12 тысяч человек получают комбинированное лечение с применением различных физических факторов. Мы проводим сложнейшие операции, в частности спасаем кости и суставы при злокачественных новообразованиях.

— Как ведется работа в области повышения квалификации сотрудников онкологического диспансера?

— Мы постоянно работаем над повышением профессионального мастерства наших специалистов. Особый вклад в это вносит международное сотрудничество с различными онкологическими учреждениями мира. Поскольку техническое оснащение в онкодиспансере соответствует самым современным мировым стандартам, наш опыт интересен зарубежным коллегам.

Особенно прочные связи у врачей Приангарья с японскими онкологами. Развитие и усовершенствование эндоскопической технологии в лечении и диагностике онкологических заболеваний уже в течение 10 лет привлекает в г. Иркутск врачей–онкологов из онкологического центра города Токио. У нас проходят ежегодные семинары по новым технологиям, в презентациях которых участвуют японские коллеги. Кроме этого, они неоднократно проводили операции на базе Иркутского онкологического диспансера. Благодаря этому лечение рака желудочно–кишечного тракта в нашем учреждении проходит на самом современном уровне.

Второй год мы очень тесно работаем с онкологами из Берлина. Немецкие коллеги провели у нас уже два мероприятия: семинар по лимфомам и конференцию по раку молочной железы. Материально–техническая база в диспансере очень хорошая, поэтому коллеги из Германии выполнили у нас несколько показательных операций по раку молочной железы. Данные мероприятия прошли успешно, иркутскими онкологами были представлены некоторые интересные наработки. Сотрудничество с немецкими онкологами продолжится и в будущем. Мы уже наметили себе, что в апреле 2015 года состоится совместная конференция по очень важной проблеме — диагностике и лечению рака легких. Он входит в тройку самых распространенных онкозаболеваний.

Ежегодно диспансер госпитализирует более 22 тысяч больных, более 6 тысяч из которых получают высокотехнологичную помощь. В среднем около 12 тысяч человек получают комбинированное лечение с применением различных физических факторов.

Кроме этого, к нам приезжают врачи из Южной Кореи и Китая. С китайскими специалистами работа оказалась весьма интересной — они много внимания в лечении уделяют методам восточной медицины. То есть уже сейчас можно сказать, что Иркутский онкодиспансер является международным центром онкологии. А вскоре мы планируем проводить международные телеконсультации.

— Расскажите подробнее, как будет проходить телеконсультирование и что это даст вашим пациентам?

— Через месяц у нас начнет работать телемедицинское международное консультирование с врачами из Германии, в рамках которого по видеоконференц–связи мы сможем консультировать самые сложные случаи, обмениваться мнениями по диагностике и лечению пациентов.

Это нужно не столько нашим врачам, чтобы проверить себя, подтвердить свою врачебную практику, сколько нашим пациентам. Очень многие люди хотели бы убедиться, что им поставили верный диагноз. И это психологически понятно: пациенты с онкологией, причем в поздних стадиях, когда лечить очень и очень сложно, сомневаются во всем. Они хотят полноценно жить, быть здоровыми, полностью излечиться от недуга и ради этого готовы потратить любые деньги, лишь бы получить качественное лечение. Такие консультации помогут пациентам определиться в необходимости получения медицинской помощи за рубежом. Врачи во время видеоконференции смогут обсудить с коллегами нюансы и варианты лечения.

По такой же схеме мы уже успешно работаем с французскими коллегами из Гренобля по урологии. В апреле они планируют приехать к нам на конференцию.

— Насколько, на ваш взгляд, может быть эффективна и необходима поездка на лечение за границу?

— Я считаю, что если злокачественная опухоль лечится, то она лечится как в Германии, Израиле, так и дома, в России. Уровень наших технологий давно соответствует мировому. Если же онкологическое заболевание не лечится, то оно не лечится нигде.

Когда мы проводили последний семинар с немецкими коллегами, у нас был включен телемост с клиникой во Франкфурте, и нам рассказали, что одна из пациенток из Иркутской области приехала к ним на лечение, потратила немало денег, а лечение было назначено такое же, что и в нашем учреждении.

Собственно, поэтому немецкие коллеги и предложили: давайте сделаем так, чтобы ваши пациенты услышали нас, увидели наше одобрение диагноза, метода лечения и не тратили деньги на лечение за рубежом. Отсюда и родилась идея проводить телеконференции.

— Как много пациентов из Иркутской области уезжают лечиться за границу?

— Из Приангарья лишь очень небольшой процент пациентов выезжает за рубеж на лечение, особенно если сравнить с Дальневосточным регионом — из Южно–Сахалинска, Хабаровска, Владивостока очень многие едут в Южную Корею из–за территориальной близости. Те, кто приезжает оттуда, говорят не про само лечение, а про качество сервиса. Я часто слышу фразу: «Меня хорошо обслужили», — и дальше люди начинают перечислять: были удобные палаты, заботливый персонал, быстро провели все обследования. Все это стоит больших денег. Пока в России люди обделены таким сервисом в больницах. Однако и наша страна не стоит на месте. Иркутский онкодиспасер, например, после переезда в новое здание практически сравнялся с иностранными лечебными учреждениями. Получается, осталось только создать комфортные условия и заботливое обслуживание, которое уже отработано годами в зарубежных странах. И мы работаем над этим. А в том, что касается технической составляющей, то все одно и то же: одинаковые современные препараты, высокотехнологичное оборудование.

Но тем не менее люди, которые могут себе позволить, уезжают оперироваться за границу. Они должны помнить: после операции человек все равно приезжает домой. И наблюдать его должны мы, часто не зная досконально пациента. Вот тут очень помогут телемосты: если лично обсудить с врачами, что они делали, обсудить аналоги российских лекарств, которые надо выписать человеку, то процесс выздоровления пациента пойдет значительно быстрее.

— Вы помните случаи, когда не могли помочь пациенту в нашем регионе, и потому отправляли его за границу?

— Конечно, есть редкие онкологические заболевания у детей и взрослых. Но они настолько редкие, что в России еще нет системной организации помощи таким пациентам. Вот таких больных Минздрав РФ имеет право проконсультировать с любой клиникой мира, где это практикуют, и отправить их туда на лечение. Но это единичные случаи. А в отношении массовых заболеваний все давно отработано: существуют квоты в российские научно–исследовательские институты, и мы можем отправлять туда пациентов. Например, в Иркутской области не лечат радиоактивным йодом. Тех, кто нуждался в таком лечении, мы отправляли в Обнинск по квотам.

В целом уровень оснащения и квалификация кадров иркутского областного онкодиспансера позволяют нам лечить практически всех пациентов на месте. Более того, к нам активно едут из соседних территорий — Бурятии, Забайкальского края и других регионов. Ежегодно растет уровень сервиса. Поэтому необходимости в лечении за рубежом пациентов нет, мы сами можем спасти жизни наших граждан.