«Мама, я ненавижу школу!»

Почему перед экзаменами учителя «сворачивают кровь» школьникам?
В «Фейсбуке» недавно появился пост, который спровоцировал большую дискуссию. «Изо всех сил пытаюсь противостоять запугиванию девятиклассников предстоящими экзаменами, — пишет иркутянка. — Какого черта их пугают до слез и бессонницы? Меня утомила необходимость приводить в чувство дочь, крепить ее психику после каждого похода в школу, объяснять, что нет ничего страшного и недостижимого. Что за нагнетание?!» Оказалось, что эта проблема выходит далеко за рамки одной конкретной школы.

Тема учительского деспотизма оказалась близка многим родителям. Вот только несколько из 260 комментариев. «Миша в 5 классе. В марте будет четвертая ВПР. Их тоже пугают, что, если хоть одну из них напишут на двойку, в 6 класс не переведут. У него психи и слезы». «У моего девятиклассника на днях просто нервный срыв был: он плакал и кричал, что не сдаст ОГЭ и не перейдет в 10 класс. Говорил, что он дебил, и жизнь его не сложится. Оказывается, учителя им все твердят, что они худшие в школе, инертные, не участвуют в олимпиадах. Зачем они такие нужны в 10 классе!». «Насмерть поругалась с классной дочери, которая жаловалась на собрании, что «дети, такие-сякие, совсем не боятся предстоящих экзаменов». Пришлось сказать, что дети — молодцы, ведь при любом результате жизнь не заканчивается, и даже провал — не конец света. На что учитель вытаращила глаза и сказала, что я — плохая мать». «Мы после 9-го ушли в колледж. У нас — слабая психика обычной девчонки, а не супермена. И на ЕГЭ я не готова была подписаться после истерик перед ОГЭ. Зато в колледже сейчас отличница и впереди планеты всей». «Теперь в школе работают менеджеры, у которых задача не учить и воспитывать, а давать хорошие показатели по сдаче экзаменов. А при таких условиях запугивание — наиболее эффективное и наименее затратное для учителя средство. Работа сводится к отчетам перед руководством».

Времена, когда учитель мог треснуть по затылку линейкой ученика, прошли. Настали времена психологического террора. Корреспондент «АН» решил разобраться — почему же в школах запугивают детей, которые перед экзаменами и без того волнуются.

«А стол уже накрыт!»

Юлия Васильева, учитель русского и литературы, вспоминает: «Я пришла на работу в школу в 1990 году. Меня не допустили тогда к старшеклассникам, вела я пятые классы, но в горячую экзаменационную пору и мне нашлось дело. Тогда еще не было ЕГЭ. Экзамены ученики сдавали в своей школе, писали сочинение. Старшие коллеги доверили мне быть в комиссии, на подхвате. Что меня поразило? Комфортные условия, в которых писали дети»…

Подробнее

«Вы глупые и ленивые»

Дочь наших знакомых окончила девятый класс в позапрошлом году. У нее — свое мнение об этой истории.

— Я сильно не волновалась, — признается Наташа. — У нас хорошая школа, и в знаниях своих была уверена. Но моя любовь к английскому в 9 классе пошатнулась. На уроках мы постоянно, до тошноты писали однотипные варианты экзамена, которые к тому же никак не проверяют истинное знание языка. А учительница, всегда такая спокойная и дружелюбная, истошно кричала на ученика, сделавшего ошибку в задании: «Ты что, не хочешь сдать ОГЭ?». И мне, и всем в классе в тот момент хотелось ответить: «Да, не хотим!».

Даже от самых уравновешенных учителей приходилось выслушивать обидные речи о том, что, дескать, мы такие глупые и ленивые. Родители тоже постоянно стояли над душой: ты должна готовиться, иначе вылетишь из школы! Они страшились ОГЭ не меньше самого школьника. В итоге накануне экзаменов все были вымотаны постоянным стрессом.

Догадываюсь, почему школа так переживает из-за результатов ОГЭ и ЕГЭ. Сейчас школе, особенно престижной, очень важно место в рейтинге учебных заведений. Может быть, от этого зависит и квалификация самих учителей, какие-то премии. Получается, что на директора давят всякие департаменты, он давит на учителей, а учителя выплескивают все на детей.

Сами экзамены мы сдали довольно легко. Кто-то лучше, кто-то хуже. Все перешли в 10 класс. Стоит ли он стольких нервов и денег, потраченных на репетиторов? Однозначно нет.

Самые бесправные люди

Бывшая учительница Дарья Немирова считает, что педагоги — самые бесправные люди. С одной стороны, на них давит руководство школы, с другой — родители.

— Хорошие результаты экзаменов и проверочных — это для учителя дело жизни и смерти. Не будет работать в школе тот, у кого ученики провалили ОГЭ. Или его сравняют с землей, или летом ему придется сидеть с двоечниками. Школа попадет в какую-нибудь неблагополучную статистику, из-за чего у завуча и директора не будет премий. Учителя не просто прессуют детей. Некоторые уговаривают родителей отстающих учеников получить справки о том, что ребенку лучше сдавать экзамен в щадящем режиме. И да, они думают о результатах и статистике.

Зачем в школе медиатор?

Для решения школьных конфликтов будут привлекаться посредники — медиаторы. Их работа регламентируется новым законопроектом, который подготовило Министерство юстиции России. Медиаторы будут защищать учащихся от травли в школах и от множества других проблем. В законопроекте указано, что медиатором может быть только незаинтересованное лицо, которое помогает сторонам прийти к примирению. Специалисты будут включены в соответствующий реестр. Медиатор должен быть старше 30 лет, иметь высшее образование и подготовку. Школьная служба примирения позволит найти правильное решение для каждого конфликтного случая.

В школе остались стальные люди. Им достается и от директора, и от родителей, которые относятся к педагогу, как к обслуге. Я работала в образцово-показательной школе Иркутска. Директор требовала, чтобы все женщины надевали на занятия только юбки или платья. Брюки — ни в коем случае. Улыбка и платье — обязательный дресс-код для учителя.

В мой класс пришла девочка, мама которой «вела» ее к золотой медали. А я поставила этой девочке четверку по литературе. Мама начала мне звонить и настаивать на дополнительных заданиях, чтобы вытянуть пятерку. Я пошла на уступку. Дала задание, поставила отлично. Но родительница, видимо, заточила на меня зуб. Будучи членом родительского комитета, она предложила вывезти детей в парк. Я подумала, что если поведу класс на прогулку, то над тетрадками буду сидеть не до двух ночи, а до четырех. И отказалась. Мамаша тут же нажаловалась директору. Та долго меня прорабатывала. Сказала, что мы должны поддерживать все идеи родителей и круглосуточно быть с ними на связи. Если учитель отключил сотовый и не отвечает мамашам в «Вайбере» — это чуть ли не должностное нарушение.

Отдельная тема — дети. Многие вообще ничего не читали, не готовились к занятиям, им ничего не было нужно, кроме айфонов. Один мальчик уверял меня, что Анна Каренина — это детская писательница. А как они вели себя на уроках! Как-то один ученик включил на всю громкость телефон с непристойными звуками. Я вышла из себя и отчитала парня, назвав его идиотом. Кто-то из ребят записал это на диктофон и выставил запись в родительском чате. После этого меня вызвала директор и предложила уволиться.

«Дарья Дмитриевна, — сказала она. — Мне кажется, вы не любите детей. Мы с вами не сработаемся». И я написала заявление об уходе. Тем коллегам, кто остался в школе, я сочувствую. Школа — это ад.

Система консервативна до мозга костей

Открыто говорить о школьной кухне мало кто решается. Это и понятно. Работники сферы образования все на виду и говорить что-то «вразрез генеральной линии» небезопасно. Комментарий удалось получить у работника образовательной сферы Иркутска лишь анонимно.

— Школе не нужны плохие результаты, ведь ее рейтинг сразу упадет, — считает эксперт. — Именно из-за этого учителя вынуждены пугать экзаменами учеников, чтобы те начали учить предмет, чтобы их расшевелить. Может, это и нужно. Потому что за время «дистанционки» дети обленились и успеваемость снизилась. На что влияет рейтинг? В Иркутске он существует больше на бумаге. Это список так называемых топовых школ, которые показали лучшие результаты по олимпиадам и ЕГЭ. Дает ли он какие-то реальные преимущества или бонусы школе? Думаю, нет. Грубо говоря, отремонтируют в первую очередь не лучшую по успеваемости школу, а ту, которая в этом нуждается.

Цена за проваленный экзамен бывает слишком большой

Мнение педагога, психолога, профессионального медиатора Ульяны Белозерцевой: «Подростковая психика, и без того хрупкая из-за гормональных перемен, возрастных проблем общения и развития, подвергается в период экзаменов давлению учителей и родственников: «Ты должен сдать!», «От этого зависит твоя жизнь!» Родители и учителя, как правило, упрекают, пугают школьника или даже ставят ему ультиматумы. Не каждый ребенок способен выдержать такое давление.…

Подробнее

Но рейтинг придуман во многом для того, чтобы сами школы мотивировать к развитию — давать знания, готовить учеников не хуже, чем, например, в школе по соседству. Чтобы не сидели и не варились они в своем соку. И это неплохо. Здоровая конкуренция нужна. У нас в образовании работают честолюбивые люди. И для амбициозного директора нет ничего хуже услышать новость о том, что Иван Иванович обогнал его на две позиции в рейтинге.

Аттестация учителя зависит, в том числе, и от того, сколько учеников наберут высокие баллы по его дисциплине. По итогам аттестации педагогу дается та или иная квалификационная категория. Она присваивается учителю на пять лет. От нее зависит и зарплата, и премия. Поэтому учителя не хотят, чтобы слабые ученики сдавали на ОГЭ или ЕГЭ их предмет. Никто не хочет бледно выглядеть. Результаты экзаменов (а это, по сути, качество работы учителя) обсуждаются и в школе, и в департаменте. Если учащиеся покажут слабые результаты — директора будут «пропесочивать» во всех инстанциях, которые над ним стоят. А все хотят высоких баллов для хорошей отчетности. Вот и создается такая нервозная обстановка.

Мир шагнул вперед, а система образования как была, так и осталась консервативна до мозга костей. До сих пор всех чешут под одну гребенку. Индивидуальный подход? Какое там, когда нагрузка у учителей бешеная, а классы огромные! Если что-то ребенок не понял, запустил, ему посоветуют «почитать учебник». Но учебники у нас пишутся точно не для среднего ученика. Материал там излагается тяжеловесно, сложно, запутанно. Вот и идут родители к репетиторам.

Нет необходимости давить на детей. Надо их просто нормально обучать. Установка должна быть не на отсутствие двоек, а на организацию работы по устранению пробелов в знаниях. А для этого педагогу нужно выкроить время для работы с отстающими. Это сложная, ювелирная работа. Какой выход? Разгрузить учителей, сократить наполняемость классов, мотивировать педагогов на индивидуальную работу с каждым учеником. Реально это сегодня в нашей стране? Думаю, вы знаете ответ на этот вопрос.

Екатерина Санжиева
Более ста детских жизней за пять лет

По словам руководителя аппарата уполномоченного по правам ребенка в Иркутской области Татьяны Афанасьевой, вызывает тревогу количество суицидов среди несовершеннолетних в Приангарье. В 2020 году их было меньше, чем раньше, но в целом за прошедшие пять лет добровольно ушли из жизни более ста детей. Иркутская область находится на первом месте в Сибирском федеральном округе и на одном из первых — в России по количеству завершенных суицидов среди детей и подростков. За 2019 год в результате суицидов травмировано 123 несовершеннолетних, погибло 26.

Как показывает статистика, наибольшее количество самоубийств совершают подростки в возрасте от 14 до 18 лет, в период сложного переходного возраста, когда ребенок уже считает себя взрослым, но на самом деле еще не может самостоятельно принимать серьезных жизненных решений.