Лесному комплексу прописали новую стратегию

Важнейшее значение лесного комплекса для экономики Иркутской области подтверждают не только данные о лесистости региона, объемах заготовки и переработки древесины, но и количество попыток наведения порядка в отрасли на региональном уровне. За последние 10 лет чиновники Приангарья неоднократно презентовали основополагающие документы в лесной сфере региона (будь то лесной план или лесная стратегия), ставили задачи и сроки исполнения, разрабатывали законодательные инициативы. Однако еще ни разу не подводили итогов их реализации. В сентябре 2018 года общественность Иркутской области вновь познакомили с базовым документом, в соответствии с которым региональному лесному комплексу предстоит жить до 2030 года. Попробуем понять, какие проблемы и какими способами намерены решить в лесах Приангарья.

Леса Иркутской области: все учтено

На этот раз Стратегия развития лесного комплекса Иркутской области разрабатывалась ведущей консалтинговой компанией McKinsey & Company. Ее специалисты в течение полутора лет изучали ситуацию в регионе, формировали проблематику отрасли, согласовывали документ с экспертами в области ЛПК. Стратегия была готова к лету этого года, после чего представлена губернатору получила ряд правок. В течение лета документ был презентован в ряде районов Приангарья, где сосредоточены лесозаготовительные и лесоперерабатывающие предприятия. Итоговый вариант стратегии был представлен в сентябре на Лесном форуме в Иркутске. Министр лесного комплекса Иркутской области Сергей Шеверда, предваряя презентацию, подчеркнул: «Ключевая задача правительства Иркутской области — это рациональное использование лесных богатств. Нам еще очень много предстоит сделать в этом направлении».

Подробнее о самих направлениях рассказал уже заместитель министра лесного комплекса Иркутской области Николай Ковальчук. Прежде всего он напомнил о том перекосе, которым всегда отличалась лесная отрасль в Иркутской области. При той огромной расчетной лесосеке в регионе (73,6 млн куб. м, или 10,5% от общей расчетной лесосеки России), при существующих масштабах заготовки (от 26,8 млн куб. м до 34,8 млн куб. м) доля лесной отрасли в валовом региональном продукте Иркутской области составляет всего 4,9%. В бюджет региона отрасль привносит лишь 4,8% всех поступлений. Трудоустроены в этом секторе экономики 2,7% занятого населения области.

«Таким образом, несмотря на высокие объемы заготовки древесины, вклад лесного комплекса в экономику нашего региона недостаточен, — обозначил общеизвестный факт Николай Ковальчук, дополняя его и новыми деталями. — В сравнении с другими регионами страны Иркутская область является лидером только в использовании расчетной лесосеки. Тогда как по экономической эффективности ее использования Приангарье занимает третье место после Республики Коми и Архангельской области. В Коми, например, свыше 95% заготавливаемой древесины направляется в глубокую переработку».

Иркутской области до таких показателей, конечно, далеко. Из общего объема заготовки в 34,8 млн куб. м у нас в глубокую переработку направляется только 57%. 4 млн куб. м реализуется в круглом виде на экспорт. 10,7 млн куб. м низкосортной древесины и вовсе не вовлечено в производство. Из этого объема около 5,5 млн куб. м приходится на щепу и опилки от механической переработки и около 5,2 млн куб. м — это баланс, который остается в лесу из-за отсутствия мощностей по переработке всего объема низкосортной древесины, дорог круглогодичного действия.

От проблем к решениям

«Таким образом, главная задача, решить которую призвана стратегия, — это как раз повышение эффективности использования лесных ресурсов. При этом усилия необходимо направить в первую очередь на увеличение глубины переработки, строительство новых мощностей и создание новых производств по комплексной переработке древесины. Уходя от реализации круглого леса на экспорт и вовлекая в производство неиспользуемое сырье», — считает Николай Ковальчук.

Отдельным блоком в стратегии определены и проблемы, которые предстоит решить региональным чиновникам на пути к высокой экономической отдаче лесной отрасли. Среди них, например, отсутствие актуальной и доступной информации о лесных ресурсах области.

Устаревшие данные, посчитали эксперты, создают высокие риски для инвесторов при выдаче им участков в аренду. Основной проблемой также является преобладание первичной переработки древесины. «Несмотря на предпринимаемые усилия и положительную динамику, к сожалению, не исчерпана проблема по незаконной заготовке древесины. Основную долю в этих преступлениях составляет деятельность иностранных покупателей, осуществляющих скупку древесины за наличный расчет, тем самым стимулируя незаконную заготовку, — заметил Николай Ковальчук. — Поэтому борьба с незаконной деятельностью таких предприятий станет ключевым фактором Стратегии развития лесопромышленного комплекса региона».

К серьезным проблемам, влияющим на конкурентоспособность предприятий лесного комплекса, разработчики документа отнесли также высокую стоимость качественного импортного оборудования и комплектующих. Как отметили эксперты, использование отечественных аналогов часто приводит к росту себестоимости лесопродукции либо снижению ее качества. Также важным вопросом, который необходимо решать для реализации стратегии, является вопрос нехватки квалифицированных кадров, как рабочих, так и инженерно-технических специальностей.

Лес направят в глубокую переработку

Докладывая о плановых целевых показателях стратегии, представитель Минлеса особо подчеркнул задачу полностью прекратить экспорт круглого леса из Иркутской области к 2030 году. Добиться этой амбициозной цели, которую и раньше неоднократно ставила перед собой региональная власть, чиновники намерены за счет увеличения объемов химической и механической переработки древесины в регионе.

Так, только благодаря инвестиционным проектам, заявленным Группой «Илим», объем выпускаемой целлюлозы в Иркутской области должен вырасти к тому же 2030 году на 83%, до 3,3 млн тонн в год. Компания планирует увеличение мощностей хвойного потока в Усть-Илимске на 100 тыс. тонн, в Братске — на 22 тыс. тонн в год; лиственного потока в Братске на 22 тыс. тонн в год. Также рассматривается строительство нового целлюлозного комбината мощностью 1,2 млн тонн товарной целлюлозы в год.

В планах инвестора также расширение картонного потока в Братске на 100 тыс. тонн, строительство новой картоноделательной машины в Усть-Илимске мощностью 600 тыс. тонн в год. Таким образом, объем выпускаемой Иркутской областью картона увеличится в 4 раза и составит 900 тыс. тонн в год.

В части использования целлюлозно-бумажной продукции стратегия предлагает создание в регионе мощностей по производству санитарно-гигиенических изделий (до 75 тыс. тонн). Один из таких заводов планируется, например, построить на территории Нижнеудинска. Инвестор — компания ООО «Капиталстрой» — намерен затратить на запуск производства 81 млн евро. Предусматривается, что конечная продукция — туалетная бумага, салфетки, бумажные платочки и полотенца — будет обеспечивать не только местный рынок, но и восточную часть России и даже соседний рынок Монголии.

В части механической переработки древесины стратегия ставит задачу увеличить объемы производства пиломатериалов на 17%, до 11,2 млн куб. м, древесных плит — более чем в 2 раза, до 532 куб. м, пеллет — в 2,5 раза, до 750 тыс. тонн.

Приоритетным проектам изменили условия

Для реализации этих планов в министерстве рассчитывают на активность инвесторов. На момент презентации стратегии в министерство лесного комплекса уже поступило 7 концепций приоритетных инвестпроектов (ПИП) по механической комплексной переработке древесины. Их реализация предполагается в поселке Улькан Казачинско-Ленского района, в Саянске, Нижнеудинске, Братске, Усолье-Сибирском. Общая сумма инвестиций, предусмотренная компаниями в рамках этих ПИП, составляет 9,5 млрд рублей.

«В Иркутской области под новые приоритетные инвестиционные проекты в области освоения лесов, разрабатываемые в рамках стратегии, уже запланировано около 6 млн куб. м расчетной лесосеки», — пояснил Николай Ковчальчук.

Напомним, что сам механизм ПИП появился в российском законодательстве еще в 2008 году. Он предусматривал для инвесторов, проект которых был включен в перечень ПИП, выделение лесного участка без аукциона и по льготной арендной ставке (с коэффициентом 0,5). Спустя 10 лет действия этой меры поддержки лесопереработчиков ее решили все же усовершенствовать. 23 февраля 2018 года вступило в силу новое Постановление Правительства РФ №190, которое отменило действие прежнего Постановления №419 и определило новый порядок механизма реализации приоритетных инвестиционных проектов в области освоения лесов.

Отрасль в цифрах

За последние пять лет на 29% снизился показатель доли экспорта круглого леса в общем объеме заготовки, на 43% выросли объемы лесопиления, на 22% — выпуск продукции ЦБП. Запущено производство около 300 тыс. тонн пеллет в год.

В соответствии с этим постановлением, к проектам относятся проект по созданию лесной и лесоперерабатывающей инфраструктуры или модернизации объектов лесоперерабатывающей инфраструктуры (включая переработку древесных отходов, в том числе в биоэнергетических целях). При этом суммарный объем капитальных вложений в проект должен составлять не менее 500 млн рублей по проектам, направленным на модернизацию объектов лесоперерабатывающей инфраструктуры, и не менее 750 млн руб. — по проектам, создающим объекты лесной инфраструктуры и лесоперерабатывающей инфраструктуры (при этом объем инвестиций на создание лесной инфраструктуры не должен превышать 20% от общего объема инвестиций).

Принятым постановлением был изменен и механизм предоставления льготы по арендной плате за лесные участки. Самое главное новшество — срок предоставления льготы теперь привязан к сроку ввода мощностей в эксплуатацию. Инвестор имеет право подать документы на заключение договора аренды не ранее чем за 6 месяцев до ввода создаваемых в рамках инвестпроекта объектов лесопереработки.

Причем, как пояснил директор по развитию Государственного научного центра лесопромышленного комплекса Николай Кожемяко, такие изменения были вызваны злоупотреблениями инвесторов при использовании этой льготы: «Очень много было случаев и проектов, исключенных по этой причине. Когда компании заходили в программу, заключали сразу же договор аренды, рубили и продавали лес, ничего не строя, а потом подавали на банкротство. Новая поправка забрала такую возможность для нечестного бизнеса».

Древесина в законе

Как уже отмечали, еще одной амбициозной задачей, поставленной чиновниками к решению до 2030 года, является борьба с теневой заготовкой леса. Надо отметить, что уже второй год в Иркутской области реализуется пилотный проект по внедрению идентификационных карт. Сергей Шеверда в октябре подчеркивал: объёмы незаконных вырубок леса благодаря применяемым мерам сократились вдвое в сравнении с показателем минувшего года. Он уточнил, что в 2018 году было нелегально вырублено 510 тыс. куб. м. Тогда как в прошлом году в области незаконно вырубалось 1,2 млн кубометров леса.

Напомним, пилотный проект по маркировке древесины в Иркутской области запустили в 2017 году. Теперь каждую партию древесины нужно подтверждать идентификационными картами для подтверждения законности происхождения заготовленного леса. Карты снабжены радиоэлектронными чипами и на основании лесной декларации привязаны к регистрационной системе «Лесрегистр» к конкретным лесосекам. Любое появление древесины, не имеющей под собой правоустанавливающих документов, подлежит обязательной проверке. Зачастую это происходит совместно с правоохранительными органами, которым также предоставлен доступ к системе «Лесрегистр».

Необходимо восстановить потенциал

Николай Терещенко, член Русского географического общества, охотовед-биолог, путешественник, предприниматель о Стратегии развития лесной отрасли Иркутской области …

Подробнее

Всего, по данным профильного министерства, было поставлено на учет 1,59 тыс. пунктов приема и отгрузки древесины Приангарья. Выдано лесопользователям на первом этапе — порядка 700 тыс. карт. При этом, по данным начальника отдела надзора за пунктами приема, переработки и отгрузки древесины, учета, маркировки древесины и сделок с ней Минлеса Эдуарда Филиппова, на недобросовестных лесозаготовителей уже было наложено более 20 млн рублей штрафов. Прежде всего за непостановку на учет и непредоставление отчета.

Правда, как пояснил господин Филиппов, из общей суммы наложенных штрафов взыскано всего порядка 5 млн рублей. «Это говорит, что предприятие было «однодневкой», после наложения взыскания оно закрылось. То есть незаконные предприятия уходят из поля деятельности. «Лесрегистр» действительно дает те данные, которые позволяют выявлять незаконную заготовку древесины», — заметил чиновник. Всего, по данным на сентябрь, 238 материалов из данных, предоставляемых лесопользователями в «Лесрегистр», были направлены и в правоохранительные органы.

При этом все эксперты признают: хотя доля незаконной рубки в легальном обороте снижается, сам процесс происходит недостаточно быстрыми темпами. Ущерб по-прежнему значительный, а значит, проблема требует дополнительных мер решения, совершенствования законодательства в области контроля за использованием лесных ресурсов. Необходимым, например, эксперты считают полный запрет продажи круглого леса на экспорт путем обнуления квот. Еще одно предложение Минлеса — введение градации экспортных пошлин на пиломатериалы с различной степенью обработки. Эта мера, уверены лесники, позволит снизить объемы производства грубообработанных пиломатериалов для беспошлинной реализации на экспорт.

«Для решения данных вопросов Министерством лесного комплекса Иркутской области будут сформулированы и направлены федеральной власти соответствующие предложения. Решение данного вопроса позволит не только искоренить причины незаконной заготовки древесины, но и перенаправить круглый лес на переработку внутри области, создать рабочие места, повысить налоговую отдачу и валовый региональный продукт Приангарья», — уверяет Сергей Шеверда.

В цифрах отдача лесного комплекса от реализации мероприятий стратегии выглядит более чем красиво. К 2030 году вклад лесного комплекса в валовый региональный продукт Иркутской области должен увеличиться на 68 млрд рублей, или в 2,5 раза. Бюджетные поступления при этом должны вырасти также в 2,5 раза, до 17 млрд рублей. При этом численность рабочих у нас увеличится на 4 тыс. человек, а производительность труда занятых в лесном комплексе — более чем в 2,2 раза, до 3,1 млн рублей на 1 работника лесного комплекса.

Евгения Колягина