Лесное обобщение

Варварское расхищение лесных богатств все чаще привлекает к себе внимание в Приангарье. Если раньше черные лесорубы оккупировали далекие от областного центра лесные деляны, то сегодня внаглую орудуют в городских лесах Иркутска и пригородных территориях. Критическая ситуация с Иркутским районом послужила точкой кипения, признал на прошедшей неделе на заседании коллегии ГУ МВД по Иркутской области глава областной полиции Андрей Калищук. Именно здесь были опробованы новые меры борьбы с «нелегалами», например, регулярные рейды с привлечением общественности, которые дали результат. К совместной работе по пресечению незаконных лесозаготовок призвал и участвовавший в заседании врио губернатора Иркутской области Сергей Ерощенко.

Место для проведения коллегии главного управления МВД по Иркутской области, состоявшейся на прошлой неделе в Тулуне, было выбрано неслучайно. Еще несколько месяцев назад во время рабочего визита в Тулунский и Куйтунский районы врио губернатора Иркутской области Сергей Ерощенко особо подчеркивал криминальный произвол, творящийся в лесной сфере этих территорий. Тогда глава региона пообещал, что каждый местный пункт отгрузки будет тщательно проверен межведомственной рабочей группой.

Результаты этих проверок на коллегии не озвучивались, но и без них представленная региональным управлением МВД картина выглядела более чем показательно. Как доложил начальник управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУ МВД по Иркутской области, подполковник полиции Павел Герасимов, количество незаконных рубок ежегодно возрастает в среднем на 14%. Если за весь 2012 год было зарегистрировано 2223 незаконные рубки, то за 6 месяцев 2015 — уже 1520. Соответственно, ежегодно возрастает и ущерб — как экономическим, так и экологическим интересам региона. Так, в текущем году ущерб от незаконно заготовленной деятельности превысил 1,5 млрд рублей, заметил Павел Герасимов, подчеркнув, что наиболее подвержены криминальным схемам в лесном фонде территории Иркутского, Куйтунского, Тулунского, Усть-Удинского, Осинского районов. Здесь в 2014 году было зарегистрировано около 40% всех фактов незаконных рубок в Иркутской области. «Это обусловлено значительными запасами древесины на данных территориях, развитой дорожной сетью, создающей дополнительные условия для незаконной заготовки леса», — пояснил Герасимов.

По данным ГУ МВД по Иркутской области, в регионе количество незаконных рубок ежегодно возрастает в среднем на 14%.

Правда, он же привел примеры и позитивных сдвигов в борьбе с черными лесорубами. Так, в Алзамае Нижнеудинского района местной полиции удалось с начала года на 83% снизить число зарегистрированных незаконных рубок. На стабилизацию ситуации повлияло активное изъятие лесозаготовительной техники, правовой статус которой тут же оперативно отрабатывался совместно с Ростехнадзором.

Такая совместная работа, подчеркивали все участники коллегии, и приносит результат в первую очередь. Еще один показательный пример, приведенный Павлом Герасимовым, касается Иркутского района. Здесь с апреля организовано ежедневное патрулирование лесных массивов двумя-пятью экипажами, в состав которых, кроме сотрудников полиции, входят еще представители агентства лесного хозяйства и общественности. «В результате совместной работы удалось заметно снизить криминогенную нагрузку в лесах Иркутского района. Зарегистрированных рубок в июне, по сравнению с мартом, уменьшилось на 47%. В ходе 207 рейдов задержали 8 групп общей численностью 28 человек, 21 человек арестован. Возбуждено 119 уголовных дел, изъято около 2 тыс. куб. м древесины. В дальнейшем планируется применять подобную практику и в других районах Иркутской области», — доложил Герасимов.

Впрочем, начальник ГУ МВД России по Иркутской области Андрей Калищук логично парировал: отчитываться о достижениях полиции в Иркутском районе несколько некорректно, «поскольку, согласитесь, мы слегка опоздали, просмотрев у себя под носом активность этих бригад». «Район стал последней каплей, когда уже вокруг областного центра, в самом Иркутске стали уничтожать леса, все вынуждены были бить в колокола», — заметил он. Подрывают достижения полицейских и явные перекосы в достигнутых показателях по разным районам. «Чуна: самая низкая раскрываемость в области — 18%, тогда как по региону этот показатель равен 40%. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, за счет чего это происходит», — обратился Калищук к представителю Чунского района. Возникли вопросы и к хозяевам территории. Как было озвучено начальником межмуниципального отдела МВД России «Тулунский» Юрием Нитипчуком, в 2015 году полицейские провели 335 рейдов в Тулунском районе, выявив 135 нарушений лесного законодательства. За это же время сотрудники отдела МВД не смогли найти ни одного нарушения в соседнем Куйтунском районе, несмотря на то что официально было проведено 120 рейдов. «Почему в одной территории результат есть, а в другой — нет?» — задал вопрос подчиненному Андрей Калищук. Нитипчук честно признал, что информация о рейдах заранее доходила до лесорубов и они успевали скрыться. «Сейчас создана оперативная группа. Мы поменяли тактику. Думаю, до конца года совместно с Агентством лесного хозяйства и прокуратурой мы исправим положение», — пытался оправдаться представитель МВД.

В чем заключается смена тактики он не пояснил, но у выступавших было достаточно информации о пресловутой коррупционной составляющей в сфере ЛПК. И.о. заместителя председателя правительства Иркутской области Павел Безматерных в свою очередь отметил, что, в соответствии с рекомендациями созданной при губернаторе межведомственной комиссии совместно с прокуратурой, полицией, УФСБ, органами местного самоуправления, организована работа по согласованию проверки кандидатур, планируемых на замещение руководящих должностей аппарата и отделов Агентства лесного хозяйства, автономных учреждений, лесхозов. В результате из 19 кандидатов шестеро эту проверку не прошли.

Район стал последней каплей: когда уже вокруг областного центра, в самом Иркутске стали уничтожать леса, все вынуждены были бить в колокола.

«Проблемные места всем известны. Нужно просто не абстрактно говорить об агентстве лесного хозяйства, а оценивать деятельность конкретного лесника. Я как губернатор еще раз повторяю — у нас нет людей с каким-то особым иммунитетом. Но, чтобы не было эйфории, напомню: мы только в начале пути находимся, мы только сделали первые шаги», — прокомментировал ситуацию и Сергей Ерощенко. При этом он еще раз подчеркнул, что решение этой проблемы без общей совместной работы невозможно: «Все предприятия, занимающиеся заготовкой древесины, должны рассматриваться с точки зрения вовлеченности в развитие своего района, налоговых поступлений от лесозаготовки, законности. Достижениями должны стать развитие социальной сферы территорий. А в выявлениях нарушений в лесной сфере, пресечении незаконной реализации леса активное участие могут принять жители районов».

В этом контексте Павел Безматерных напомнил: по поручению главы региона на официальном сайте агентства лесного хозяйства Иркутской области разработан блок по приему интернет-сообщений о нарушениях лесного законодательства. Кроме того, на базе регионального диспетчерского пункта в круглосуточном режиме функционирует горячая линия.

«Министр МВД Колокольцев неоднократно говорил: без помощи института гражданского общества нам удачи не видать. Население должно видеть проблемы, должно реагировать. Тогда сложней будет предателям в погонах, когда толпы проверяющих, когда сотни таких нарушений», — поддержал общий настрой и Андрей Калищук. Он же привел и параллель: после того как вопросы безопасности дорожного движения в регионе вышли на уровень такого межведомственного взаимодействия (соответствующую комиссию возглавил губернатор, к участию в ней регулярно привлекаются различные структуры), был получен и конкретный результат: «Сократилось количество ДТП с участием детей на 16%. Сократилась тяжесть последствий. Самое главное — уменьшилось число погибших. Конечно, это цифра еще впечатляет — 190 человек, но раньше их было 207». Конечно, ждать, что последует столь же быстрый результат в лесной сфере, как минимум наивно. Но, как говорится, дорогу осилит идущий.