Кушать продано

В рамках выставки «Сибпродовольствие» Министерство сельского хозяйства Приангарья и региональная Служба потребительского рынка и лицензирования провели 27 апреля круглый стол «Экспорт продукции АПК Иркутской области как перспективное направление сбыта». Перспективы действительно рисовали красивые. Чиновники говорили о «лакомых» рынках, измеряемых миллионами и миллиардами долларов. Однако пока наших сельхозпроизводителей можно назвать скорее потенциально (нежели реально) мощными экспортерами. Ох уж это давно набившее многим оскомину слово — «потенциал»! А быть может, заграничные рынки нам не так уж и нужны? Нашим людям тоже кушать хочется, и лучше бы что-то хорошее, натуральное.

Заместитель министра экономического развития Иркутской области Евгений Васильченко тезисно обрисовал собравшимся за круглым столом текущее состояние внешнеэкономической деятельности Приангарья. Так, внешнеторговый оборот региона в 2017 году составил 8 399,5 млн долларов. В сравнении с прошлым годом это рост на 11,8%. Экспорт продукции превалирует над импортом: в 2017 году Иркутская область поставила за рубеж товаров на сумму в 7 060,7 млн долларов.

«По оценке Российского экспортного центра, Иркутская область занимает 11 место по объему экспорта в Российской Федерации», — констатировал Евгений Васильченко и представил цифры по структуре поставок. Все предсказуемо: 39,8% составляет продукция деревообработки, 25,5% — металлы, 24,3% приходится на ТЭК, 9% — на машиностроение, 1,3% — на химпродукты и только 0,2% — на «прочее».

Органично впишемся в мировые рынки

«Конечно, Иркутская область является лидером по многим направлениям, в частности по производству электроэнергии, пиломатериалов, алюминия, целлюлозы. Что же касается производства и экспорта продовольственных товаров, то здесь наша доля пока невысока. Но если посмотреть на показатели в динамике, сравнить 2016 и 2017 год, то мы увидим рост продовольственного экспорта на 30%. Общий его объем составил 2,3 миллиарда рублей или 39 миллионов долларов. Это дает нам надежду на то, что регион будет еще больше наращивать производство сельхозпродукции и, соответственно, объемы ее экспорта», — прокомментировал министр сельского хозяйства Иркутской области Илья Сумароков.

Его оптимизм и вера в лучшие перспективы базируются на «уникальных возможностях» нашего края: Приангарье располагает огромными площадями земель, где можно выращивать экологически чистую, «органическую по всем показателям» продукцию.

Прямая речь
Илья Сумароков, министр сельского хозяйства Иркутской области

За последние 15 лет мировой рынок органической продукции вырос в пять раз и составляет сегодня 100 миллиардов долларов. Это 10% от общего объема мирового рынка продовольствия. По аналитическим прогнозам, к 2022 году рынок органической продукции превысит 200 миллиардов долларов, и Россия может занять на этом рынке от 10% до 20%. А цена на органическую продукцию на 60-100% выше, чем на всю остальную. Поэтому именно в этом секторе у нас есть большие перспективы.

«Именно органическая сегодня востребована на мировом рынке», — заявил Илья Сумароков. Министр напомнил, что в начале апреля Госдума РФ очень кстати приняла законопроект об органическом сельском хозяйстве. Документ вводит само понятие «органическая продукция», обозначает ее критерии и стандарты, устанавливает требования к использованию специального знака для таких продуктов.

Илья Сумароков явно разделяет надежды, высказанные на уровне федерации: у России, мол, есть многое для того, чтобы производить чистую, экологичную продукцию и продавать ее соседям, например в Китай или Монголию. За круглым столом были даже процитированы слова министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева: «У нас есть своего рода естественное конкурентное преимущество, связанное с тем, что в 1990-е годы существенно снизилось внесение удобрений, а часть сельхозземель и вовсе перестала обрабатываться. Образовался значительный фонд земель, соответствующих требованиям органического земледелия. По сути, Россия является мировым банком экологически чистой земли, и сегодня мы видим потенциал (!) этого рынка, потенциал (!) экспорта до 10-15 млрд долларов в год, видим интерес к органике в России со стороны как отечественных, так и иностранных инвесторов».

Интерес, вероятно, есть. Но не переоцениваем ли мы свои возможности, пытаясь «заточить» АПК под внешние рынки?

«Такая корова нужна самому»

Услышать развернутые комментарии большого круга местных сельхозпроизводителей гостям круглого стола в Сибэкспоцентре не посчастливилось. Их в аудитории было не так много, да и сам формат встречи, как нам показалось, не подразумевал глубокой дискуссии. Тем более что чуть больше месяца назад вопрос об экспорте продовольствия уже поднимался за другим круглым столом в Иркутске. Тогда среди выступавших преобладали непосредственно производители, а не чиновники, потому ракурс разговора получился несколько иной.

«Никто нас не ждет на иностранных рынках, все защищают собственные», — вынужден был признать даже Владислав Буханов, председатель совета директоров ООО «Саянский бройлер». Этот агрохолдинг, как известно, наряду с компанией «Янта» и СХПАО «Белореченское» входит в число крупнейших предприятий-экспортеров Байкальского региона. Представитель «Саянского бройлера» говорил, что не стоит забывать о внутреннем потребителе, которого тоже нужно накормить. И не суррогатом, заметьте.

В контексте
Склады, хранилища — все будет

Планами по созданию «оптово-распределительного центра Агропромышленного кластера Иркутской области» поделился заместитель директора фонда «Центр поддержки предпринимательства Иркутской области» Андрей Ставинов. За круглым столом для экспортеров он обозначил масштабы проекта, о котором упоминали уже не раз.

Подробнее

Параллельно Владислав Буханов подчеркивал, как важно в роли экспортера специализироваться на продуктах высокого экологического класса с внушительной добавленной стоимостью. «А вот поставки за рубеж товаров первого передела (в том числе и зерна) по демпинговой цене — это путь в никуда, «даже хуже, чем выкачивать нефть из недр», — считает эксперт.

В свою очередь Илья Сумароков, выступая с докладом в Сибэкспоцентре, был сфокусирован именно на зерновых, а также на масличных культурах.

Впрочем, министр и раньше заявлял, что аграрии региона планируют экспортировать продовольственную пшеницу восточным партнерам в объеме порядка 110 тысяч тонн. И в целом по объему производства зерна к 2020 году неплохо бы выйти за 1 млн тонн в год, при этом распахать еще 105 тысяч гектаров заброшенных земель.

В то же время упоминалось, что параллельно разрабатывается программа, поддерживающая модернизацию и техническое перевооружение существующих мощностей по переработке сельхозпродукции (зерна, молока и овощей) в Иркутской области. Пока в части организации хранения и переработки мы, надо признать, не сильно продвинулись.

Также, по оценкам регионального минсельхоза, большой «потенциал» (опять!) связан с увеличением экспорта в Китай и Монголию такой относительно новой для Приангарья культуры, как рапс. «За 2017 год было направлено на экспорт 5,2 тыс. тонн масла семян рапса, в 2018 году этот показатель планируется увеличить, поскольку на семь тыс. га возросла площадь посева рапса, в связи с чем ожидается получить 26-30 тыс. тонн продукции», — сообщает пресс-служба министерства.

Но не будем забывать, что и на внутреннем рынке рапсу тоже можно найти достойное применение. Эксперты говорят, что использование кормов на основе этой культуры приводит к значительному снижению себестоимости при выращивании крупного рогатого скота, птицы, а также в молочном животноводстве.

Что это значит? Что наша вкусная и натуральная продукция на полках наших же магазинов может подешеветь. А разве не обеспечение населения страны, обеспечение жителей региона качественным и доступным по цене питанием — и есть задача номер один? Китайцев и Монголию мы, в общем-то, тоже накормить не против, тем более за хорошие деньги. Но хочется верить, что в официальные релизы следующая фраза закралась неслучайно: «По мере насыщения внутреннего регионального рынка продуктами питания планируется наращивание экспорта продовольственных товаров в страны Азиатско-Тихоокеанского региона». По мере насыщения внутреннего рынка, да?

Ольга Брайт