Куда зовет плач Ярославны?

Ректор Байкальского государственного университета, профессор Александр Суходолов размышляет о создании опорного вуза в Иркутской области
Александр Суходолов: «Когда нам говорят, что на роль опорного вуза может претендовать только ОДИН избранный университет, то, простите, это выходит за рамки приличий, принятых в вузовском сообществе».
Александр Суходолов: «Когда нам говорят, что на роль опорного вуза может претендовать только ОДИН избранный университет, то, простите, это выходит за рамки приличий, принятых в вузовском сообществе».

— Александр Петрович! На нескольких общественных площадках и в СМИ не так давно прошла дискуссия о необходимости создания в Иркутске опорного университета. Насколько мне известно, вы не принимали в ней участие. Чем это вызвано?

— Только одним. Организаторы дискуссии спланировали ее так, чтобы убедить общественность в том, что опорный университет нужно создавать на базе ИГУ путем присоединения к нему Байкальского университета. Зачем участвовать в процессе, который ставит наш университет в заведомо неравное положение и не выгоден коллективу преподавателей и студентов, избравшему меня ректором? В этическом отношении это просто некрасиво.

— Участники дискуссии утверждали, что если опорный университет не будет создан, то пострадают все остальные вузы, которые будут лишены права вести магистерскую подготовку, открывать диссертационные советы и т.д. То есть, по сути дела, превратятся в колледжи.

— И снова — этический момент. Кто придумал и с какой целью распространяет эти «страшилки», вводя в заблуждение людей? Во-первых, есть четкая позиция министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова, я даже процитирую его: «Мы не ставим перед собой никаких количественных параметров. Чем больше хороших вузов, тем лучше. Но некачественного высшего образования, попросту обмана, быть не должно. Поэтому те вузы и филиалы, которые способны работать на уровне высоких требований, которые мы сейчас предъявляем, останутся. Не важно, сколько их будет — тысяча, две или три» («Российская газета», 31 августа, 2015 г.).

Во-вторых, в условиях проведения конкурса на создание опорных университетов в регионах заложен принцип добровольности. Тот, кто распространяет «страшилки», подвергает этот принцип сомнению и вносит сумятицу в общественное сознание, преследуя, по-видимому, какие-то личные цели.

— Но все-таки опорные вузы в регионах нужны?

— Конечно, нужны. Они и были, и есть, и будут! Возьмите наш университет, который был создан Советом Народных Комиссаров СССР в 1930 г. как Сибирский финансово-экономический институт и решал задачи опорного отраслевого вуза для всего Сибирского региона, заметьте — при рядом существовавшем Иркутском госуниверситете. Долгое время мы назывались Институтом народного хозяйства, но что такое «нархоз» как не опорный вуз практически для всех ведущих отраслей экономики, включая машиностроение, горную промышленность, автотранспорт, стройиндустрию? Мы и сегодня продолжаем эту традицию опорности нашего университета, открыв такие направления и профили подготовки кадров, как лесное дело, землеустройство и кадастры, экономика нефтегазового комплекса, экономика и предпринимательство в агропромышленном комплексе и др.

В плаче Ярославны выражены горячая любовь к мужу и вера в его вызволение из плена. В плаче наших доморощенных радетелей о высшей школе — неверие в созидательные силы Иркутской области.

Но мы никогда и нигде не говорили и не говорим, что БГУ — единственные претенденты на роль опорного университета. Каждый университет имеет славную историю и по-своему важен для региона. Возьмите, например, ИрГУПС, который является одним из опорных университетов Минтранса России. Или ИГМУ и ИрГАУ им. А.А. Ежевского. Опорным является ИрНИТУ, причем независимо от статуса национального исследовательского университета. И когда нам говорят, что на роль опорного вуза может претендовать только ОДИН избранный университет, то, простите, это выходит за рамки приличий, принятых в вузовском сообществе.

— Согласена с вами. Амбиции некоторых участников дискуссии зашкаливали. Но, если абстрагироваться от них, основным лейтмотивом состоявшейся дискуссии была озабоченность и даже тревога относительно того, как бы Иркутская область в очередной раз не упустила исторический шанс в развитии научно-образовательного комплекса, подобно тому, как в 1957 г. она не стала местом дислокации Сибирского отделения АН СССР, а в 2006 г. — Сибирского федерального университета.

— Этот «плач Ярославны» направлен в сторону губернатора Иркутской области Сергея Левченко, и слава богу, что Сергей Георгиевич проявляет выдержку и не спешит менять свою сдержанную позицию по поводу создания в Иркутске опорного университета.

Те, кто лично заинтересован в создании опорного университета только на базе ИГУ, подталкивают губернатора к принятию решения, исключающего другие альтернативы.

Складывается впечатление, что региональный опорный университет является пределом возможностей Иркутской области, а ведь это далеко не так. Даже идея создания научно-образовательного кластера «Байкал», с которой выступал академик Игорь Бычков, выглядит более продуктивно, чем создание опорного вуза «в рамках одного муниципального образования» (таково условие объявленного конкурса).

Не понятно, почему мы зациклились на местечковом уровне и не учитываем гораздо большие возможности Иркутской области и Байкальского региона в целом в сфере науки и образования.

Полномочный представитель президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе Николай Рогожкин придал новое дыхание идее комплексного развития Байкальского региона. В связи с тем, что Иркутская область занимает в Байкальском регионе ведущие позиции по ряду направлений, в том числе в сфере науки и образования, в ней может быть создан опорный университет макрорегиона, и более того — современный университет мирового уровня.

В плаче Ярославны выражены горячая любовь к мужу и вера в его вызволение из плена. В плаче наших доморощенных радетелей о высшей школе — неверие в созидательные силы Иркутской области. Нам как бы заранее указывают, что наше место — внизу, и торопят занять это место.

— Вы сказали, что альтернативы «местечковому» опорному вузу есть. Поиск таких альтернатив и стал бы позитивным продолжением начатой дискуссии. У вас лично есть на этот счет какая-то новая, свежая идея, которую можно предложить обществу для обсуждения?

— Вот так сразу: вынь да положь? (смеется) Двумя словами — строительство наукограда. Да, упустили когда-то шанс создать в Иркутске мощный академгородок. Но что мешает сейчас сделать заявку на строительство наукограда? Мне показали недавно великолепное место в районе Малой Елани, где можно быстро начать строить наукоград с современным университетским кампусом (по типу КоРПОративного университета Сбербанка России). Наукоград, который станет интеллектуальным ядром и мощным локомотивом развития всей иркутской агломерации. Возможности строительного бизнеса и стройиндустрии огромные, надо только соединить их с ресурсом власти, с желанием и волей всех нас поднять Иркутскую область с нижнего «шестка» на верхний. Не сомневаюсь, что строительство наукограда вдохнет новую жизнь в наши университеты и академические институты, объединит их современной инфраструктурой, информационными и социальными коммуникациями, обеспечит приток молодых сил в науку.

— Спасибо, Александр Петрович, за откровенное интервью. Надеемся, что ваша позиция никого не оставит равнодушным.

Беседовала Оксана Петрова