Кто «заказал» губернатора Приангарья. Часть 2

Еженедельник «Аргументы неделi» продолжает серию публикаций, в которых мы обозначаем возможную цель дискредитации губернатора Сергея Левченко и ее предполагаемых интересантов. Не секрет, что правила политической игры на всех уровнях власти сегодня сводятся к банальному поливанию грязью оппонентов. Расчет простой: обычные люди, далекие от политики, принимают скандальную информацию за чистую монету. В истории с информационными атаками на главу региона, длящуюся уже более полугода, мы не задаемся целью встать на чью-то сторону, не планируем выставить оценку эффективности главы региона. Мы пытаемся предоставить читателям возможность вместе с нами разобраться в сути происходящих событий, понять, кто вовлечен в эту жесткую игру и, наконец, кто и зачем ее организовал.

Лес рубят — щепки летят

В прошлом номере мы рассматривали версию, что одной из вовлеченных сторон в организацию информационных атак на губернатора может быть бизнес, связанный с Китаем. В этот раз приглядимся внимательнее к нелегальному лесному бизнесу.

Причин для этого достаточно. Судите сами, за последние три года на территории Иркутской области кардинально сменились правила работы с лесозаготовкой, лесопереработкой и продажей древесины. Это позволило существенно снизить объемы «левой» продукции. Если в 2012 году, при Дмитрии Мезенцеве, они оценивались в 4-5 миллионов кубометров, то в 2018-м — 590 тыс. кубов. Такой результат стал возможным благодаря целому комплексу мер. Их перечислял нам в одном из предыдущих номеров «АН» глава регионального минлеса Сергей Шеверда: это прежде всего внедрение региональной информационной системы, позволяющей вести электронный учет сырья, контролировать объемы продаваемого леса и пиломатериалов. Как заверяет министр, теперь нелегалы даже если и продолжают безнаказанно рубить лес, то сбыть кругляк на переработку у них вряд ли получается.

В министерстве лесного комплекса Приангарья признают: да, в ходу еще остались так называемые «серые схемы». Теоретически нелегалы могут попробовать договориться с кем-то из арендаторов, кто согласится выписать липовые документы на «левак». Однако в том же минлесе убеждены, что желающих оказать такую услугу все меньше и меньше. Ведь на расхождения между имеющимися у арендатора объемами древесины и добытым кругляком безошибочно указывает электронная система. Зафиксированные нестыковки в свою очередь являются серьезным нарушением и становятся причиной для разрыва договора аренды. К слову, за два с половиной года региональное правительство расторгло уже 54 договора, из них пять — с начала этого года.

Кто «заказал» губернатора Приангарья?

С конца прошлого года Иркутская область находится в центре информационного скандала. В региональных и федеральных СМИ то и дело выходят громкие сюжеты, посвященные деятельности губернатора Сергея Левченко и его ближайшего окружения. Посыл сюжетов — обличающий, характер — критический, общие впечатления — неоднозначные…

Подробнее

Внедренные в Приангарье новшества также позволили принять меры по контролю за пунктами переработки древесины. Чиновники рапортуют — из оборота исчезает неучтенка, которая ранее кратно превышала объемы легально поступающего кругляка. Подспорьем в этом оказались внесенные на законодательном уровне изменения, позволяющие контролерам заходить на такие пункты и проверять их. Кроме того, появилась прозрачность в отчетности пунктов переработки сырья. До 2016 года с пунктов в министерство лесного комплекса ежемесячно привозились бумажные талмуды, данные из которых вбивал в компьютер и анализировал один (реже — два) сотрудник. С введением электронного документооборота заготовительные пункты сами вносят в нее всю необходимую информацию, и система ее тут же анализирует. Следствием этого стало сокращение пунктов переработки с 2900 до 1800. Все, кто остался «за рамками», просто не смогли продолжить легализовывать, как было прежде, незаконно добытый лес.

Таким образом, введение электронной информационной системы сделало (ну или должно сделать) прозрачным каждый шаг на всех ступенях лесного бизнеса — от заготовки до переработки и отгрузки пиломатериала.

А теперь о цифрах, в которые можно оценить потери нелегальной лесозаготовки. Для этого нужно обратить внимание на ситуацию в соседнем Красноярском крае. Там в последние два года начали фиксировать всплеск объемов незаконно добытого леса — и это прямое последствие резкого падения такой деятельности в Иркутской области. Черные лесорубы, которых потревожили в одном месте, попросту перебрались на новые территории. Ситуация в крае сейчас напоминает ту же, что была в Приангарье еще пять лет назад. По данным министерства лесного хозяйства края, только за предыдущий год объемы незаконной рубки древесины выросли на 14%. А по словам председателя комитета по природным ресурсам и экологии краевого заксобрания Александра Симановского, пятая часть древесины в прошлом году была заготовлена с коррупционной составляющей. «Цифры режут глаза, это 4 млн кубометров», — заявил он на недавнем заседании своего комитета.

Кого не видно за деревьями?

Итак, нелегальный лесной бизнес в Иркутской области терпит ущерб на миллиарды рублей — это хорошо заметно на фоне ситуации в соседнем регионе. Надо полагать не все готовы мириться с подобным, переносить свои заготовительные мощности на другие территории. Для них красивым и действенным выходом из положения может стать реализация следующей схемы: выделяются десятки миллионов рублей (считанные проценты от объема потенциальных доходов), проплачивается информационная атака в СМИ, в результате власть меняется на более удобную.

Загвоздка только в том, кто именно может координировать такую довольно сложную цепочку действий. Нелегальные лесозаготовители по своей сути не являются какой-то сплоченной организацией. Ни по отдельности, ни вместе они не способны на четкие скоординированные шаги. Для этих целей нужен человек или группа лиц, кровно заинтересованные в уплывающих средствах, у кого, с одной стороны, есть прямые контакты с лесным бизнесом, с другой — выход на органы власти различного уровня и СМИ. Идеальным исполнителем в таком случае могут являться политики или чиновники, как действующие, так и ушедшие из поля общественного зрения.

О действующих политических фигурах, которые могут быть звеньями в организации информационных скандалов, мы напишем в одном из следующих номеров. Сейчас же — о тех, кто прячется в тени собственной отставки, изображая отошедших от дел обычных граждан. К примеру, ими могут быть занимавшие еще год назад высокие посты люди из расформированной Службы по охране и использованию животного мира Иркутской области. 1 июня прошлого года эта структура была объединена с региональным министерством лесного комплекса. На то, что бывшие чиновники могут являться проводниками интересов нелегальных лесозаготовителей, быть причастны к информационной атаке, а заодно решать свои интересы, указывает сразу несколько обстоятельств.

Сергей Левченко поставил оппонентов перед выбором

Вчера губернатор Иркутской области коммунист Сергей Левченко, выступая с ежегодным посланием к заксобранию региона, предупредил представителей «политических сил, которые не хотят честных выборов», что им нужно прекратить пытаться провести своих кандидатов, избавившись от конкурентов…

Подробнее

Во-первых, мотивы. После слияния двух структур произошли неизбежные увольнения. Кто-то лишился должностей, соответствующих привилегий и, возможно, источников незаконных доходов. На последнее неоднократно указывали участники митингов, прошедших в регионе в 2017-2018 году. Эти митинги практически не попали в поле зрения СМИ, так как они организовывались не в крупных городах, а в райцентрах, например в Еланцах Ольхонского района. На них сельские жители неоднократно выражали возмущение тем, что с ведома службы охотничьи угодья якобы раздавались в аренду крупным компаниям, а в лесах устраивались VIP-охоты на редких зверей.

Вторым обстоятельством являются наработанные связи, а также понимание того, как может работать информационный вброс. За несколько месяцев до расформирования Службы по охране и использованию животного мира в редакции региональных СМИ, в том числе в «Аргументы неделi», обращались люди, предлагающие разместить материалы. Речь в них, в частности, шла о том, что губернатор совершает ошибку, начиная реформу по слиянию двух ведомств. Таким образом, уже тогда кто-то, причастный к службе, демонстрировал желание и возможности получать нужный ему результат через влияние на общественность посредством СМИ. Что же касается связей, то служба до расформирования работала не один год. Не секрет, что охоту как увлечение или хобби часто выбирают люди влиятельные и обеспеченные. В Иркутской области многие мэры, депутаты и представители бизнеса не скрывают подобных пристрастий, известно и о том, что в регион, богатый дичью, приезжают на отдых чиновники из других регионов, в том числе из Москвы. Вместе с тем людей, способных организовать VIP-охоту в Иркутской области, не так и много. Все они хорошо знакомы чиновникам бывшей службы, через них в неформальной обстановке наверняка и нарабатывались полезные связи.

Наконец едва ли не самым важным обстоятельством является информированность. Через сотрудников службы как по роду прямой деятельности, так и в процессе неформального общения проходило довольно много интересной информации, которую они могли намеренно исказить, чтобы организовать медийные атаки. Судя по всему, так и произошло. Первый наиболее заметный скандал, связанный с губернатором, касался той самой медвежьей охоты. Несмотря на громкую медийную шумиху, история не получила продолжения — следственные и надзорные органы не нашли неопровержимых доказательств нарушения закона. Однако вопросы остались. И главный из них — кто именно организовал слив видео и фото в прессу. Второй скандал, тлеющий до сих пор, касается вырубки леса в заповеднике Туколонь. Примечательно, что ранее эта территория как заказник регионального значения находилась в ведении Службы по охране животного мира (до ее расформирования) и первоначально именно она была уполномочена согласовывать санитарные рубки на землях заказника. Не менее примечательно и то, что после расформирования службы на показаниях бывших сотрудников было построено уголовное дело о незаконных вырубках.

Кстати, мы не первые, кому приходит мысль о переплетении «таежных троп». «По нашей информации, история с медведем была не просто спланирована, а четко спланирована. И стала она банальной местью за разгром Службы по охране животного мира, которую ликвидировали и сделали обычным отделом минлеса…» — писали в начале года авторы ТГ-канала «Едронный Иркутск».

Версия о том, что на деньги нелегального лесного бизнеса и при координации обиженных за отлучение от кормушки чиновников может происходить информационный наезд на главу региона, возможно, кому-то покажется не слишком убедительной. Но то, что эта тема и эти деньги были использованы по полной, на наш взгляд, очевидно.

Продолжение следует…

Влад Никифоров