Климат по запросу инвесторов

создадут в Иркутской области
Губернатор Иркутской области Сергей Левченко совместно с президентом автономной некоммерческой организации «Центр исследований АТР», первым заместителем председателя Общества российско-китайской дружбы Сергеем Санакоевым подписали накануне протокол о развитии сотрудничества между Иркутской областью и КНР. В ходе встречи был также подтвержден приоритет укрепления отношений между Иркутской областью и провинциями Ляонин и Хэйлунцзян КНР в ряде экономических сфер. Сергей Санакоев в интервью корреспонденту спецпроекта «Первые лица» рассказывает подробнее.
Сергей Санакоев: «Мы бы хотели создать такой уровень работы инвесторов, при котором будет сразу видна эффективность».
Сергей Санакоев: «Мы бы хотели создать такой уровень работы инвесторов, при котором будет сразу видна эффективность».

— В чем ценность подписанного губернатором и вами документа?

— Сам по себе протокол — это всего лишь форма, важна содержательная сторона вопроса. На повестке сегодняшнего дня, стоящей перед страной в целом, — заявленные приоритеты по развитию Дальнего Востока, Сибири в целом, и Иркутской области в частности. В таких условиях международные связи для социально-экономического роста играют все более важную роль, тем более если мы говорим о таком мощном соседе, как Китай, экономика которого выходит на первое место в мире. Это наш стратегический партнер и главная движущая сила нашего восточного вектора развития, ориентированного на более тесные связи со странами АТР. Поэтому содержательная часть подписанного нами протокола касается конкретных механизмов выведения торговых связей Иркутской области и Китая на качественно новый уровень, а также создания максимально эффективных форм сотрудничества.

В этой работе предполагается опираться в основном на две, географически близких и традиционно ориентированных на сибирские регионы провинции Китая — Ляонин и Хэйлунцзян. С губернатором и правительством Иркутской области мы уже определили ряд сфер для взаимовыгодного международного сотрудничества.

В первую очередь, это сельское хозяйство. Сотрудничество в этой отрасли хотелось бы поднять на новый уровень, привлечь в регион солидные инвестиции зарекомендованных агропромышленных компаний, которые приедут с серьезными программами в области производства, переработки, хранения и упаковки экологически чистой и вкусной продукции. Думаю, что такие компании будут даже заинтересованы в том, чтобы импортировать производимую в Приангарье продукцию к себе в Китай. Со своей стороны мы можем организовать процесс контроля, в том числе общественного, работы таких предприятий, чтобы поддерживать на высоком уровне их репутацию и качество выпускаемой продукции.

Еще одна сфера — строительство. В мире существует рейтинг строительных компаний, в который входит 250 самых крупных и успешных предприятий, 50 из которых — китайские. Это означает, что по соседству с нами работают мощные строительные компании, которые умеют технологично и качественно возводить объекты любого уровня сложности. И этим нужно пользоваться, чтобы в короткие сроки решать вопросы снижения себестоимости строительства в регионе, жилищного обеспечения бюджетников и социально незащищенных слоев населения, создавать нужные объекты спортивного, туристического назначения и другие.

Конечно, мы говорили о взаимодействии в лесной отрасли. Сложившаяся ситуация, когда круглый лес проходит простейшую обработку, распиливается на доски и в таком виде вывозится за рубеж, никого не устраивает. Мы готовы оказать содействие, чтобы подобрать таких инвесторов, которые принесут значительные средства в создание современных предприятий по глубокой переработке, возможно даже безотходных производств. При этом не будет нарушаться процесс возобновляемости лесных ресурсов. Это будут положительные примеры сотрудничества, которые, с одной стороны, покажут взаимовыгодность, с другой — оставят далеко позади старые, изжившие себя формы использования природных богатств.

Безусловно, важной сферой является международный туризм.

Сегодня Китай — основной партнер для Иркутской области в этом направлении. На первом этапе нам необходимо обменяться подробными событийными календарями и максимально задействовать возможности для привлечения туристов.

Но надо говорить и об изменении качества туристических услуг, с тем чтобы не просто экстенсивно наращивать турпоток, а способствовать тому, чтобы каждый турист оставлял больше денег в регионе. Кроме того, необходимо проработать вопрос привлечения инвестиций в местные туристические зоны.

Разумеется, традиционной сферой остается межкультурное взаимодействие, обмен яркими спортивными мероприятиями, зрелищными проектами. Это будет способствовать созданию отношений более высокого уровня, создаст правильный фон для развития экономического сотрудничества.

— Уже известно, кто в региональном правительстве будет отвечать за эти вопросы?

— Мы предложили создание отдела или управления международной деятельности в аппарате губернатора. Руководство области либо примет предложение, либо предложит альтернативный механизм. В любом случае договорились возобновить работу представительства правительства Иркутской области в Китае. Это очень важный момент, можно посмотреть на практику других регионов. К примеру, Татарстан открыл свои представительства практически в каждой китайской провинции. Иркутская область должна идти по такому же пути. Понятно, что мы намерены максимально содействовать в этом, оказывать помощь в частности с кадрами.

— Ваша помощь будет оплачиваться из регионального бюджета?

— Наша организация является некоммерческой. Документ, который мы подписали, не подразумевает оказания каких-то возмездных услуг. Он устанавливает взаимные обязательства по созданию на территории региона инвестиционно привлекательного климата, по налаживанию связей или, как сейчас говорят, кросс-культурных коммуникаций с деловыми кругами КНР. Важно создать условия, в которых будут работать интересные успешные проекты, механизмы, оживляющие экономическую ситуацию.

— В России существует распространенное опасение, что активные китайские инвесторы, если им создать благоприятные условия, создадут на местах серьезную конкуренцию уже действующему бизнесу, а также определенную социальную напряженность.

— Хорошо, что вы задаете этот вопрос. Соглашусь, что людям в обществе приход неких китайских инвесторов представляется именно так. Давайте разберемся в вопросе. Инвестиции — это финансовые ресурсы, которые приходят к нам для реализации тех или иных проектов. Важно, что список этих проектов мы утверждаем сами. И если нам не нужен тот или иной проект, чтобы не обострять конкуренцию в каком-то секторе экономики или по другим причинам, то мы от него отказываемся. Если же мы определились со списком важных и нужных для нас проектов, то мы должны привлекать под них деньги и любыми методами создавать для этого условия.

Сейчас это делается на самом высоком уровне руководства страны. Президент России все свои выступления на международных форумах и других площадках связывает с мыслью, что наша страна готова создавать для потенциальных инвесторов самые привлекательные условия.

Напомню, что именно так происходили экономические реформы в самом Китае, где за последнее 30 лет было привлечено более $1 триллиона именно за счет создания интересных условий, например особых экономических зон с налоговыми льготами для резидентов. Понимание необходимости делать так же сейчас пришло и в Россию, поэтому и возникают территории опережающего развития на Дальнем Востоке и в Иркутской области.

При этом необходимо понимать, что если к нам под привлекательные условия зашел инвестор, то он не может диктовать нам свои условия абсолютно во всем. При создании любого предприятия на территории России оно должно работать по российским законам, а это означает в частности, что трудоустраивать на него в первую очередь будут местное население. Поэтому

можно назвать беспочвенными страхи на тему прихода китайских инвесторов, которые создадут у нас предприятия, где будут трудиться сами же китайцы. Конечно, люди в первую очередь боятся неизвестности, поэтому и надо все так подробно разъяснять.

— В случае прихода в регион серьезных компаний, заинтересованных в освоении, например, лесной отрасли, получат ли свое место под солнцем действующие в регионе предприятия?

— Мы бы хотели создать такой уровень работы инвесторов, при котором будет сразу видна эффективность. В таких условиях действующие предприятия вынуждены либо подстраиваться под новые высокие стандарты, модернизироваться, либо уходить с этого рынка. Думаю, что в качественном повышении отдачи от этой и других отраслей заинтересовано и правительство региона.

— Чем привлекательна с вашей точки зрения Иркутская область для китайских инвесторов?

— Прежде всего это очень выгодное географическое расположение, развитое транспортное сообщение с Китаем. В случае налаживания «критической массы» деловых связей имеет очевидный смысл говорить о создании мощного транспортно-логистического коридора «Харбин — Иркутск — Европейская часть России». Во-вторых, Иркутская область в сравнении с другими регионами Дальнего Востока и Восточной Сибири отличается сочетанием нескольких факторов — развитого научного потенциала, действующей промышленности и трудовых ресурсов. Наконец великолепная природа и потенциал для развития туризма. Все это в совокупности характеризует Приангарье как весьма привлекательную для инвесторов площадку.

Александр Потапов