К чрезвычайным ситуациям никто не готов

Кто и как обеспечивает безопасность в учебных заведениях Иркутска
Трагедия в Перми, где 20 сентября студент-первокурсник открыл стрельбу в университете, в результате чего погибли шесть человек и 28 пострадали, вновь поставила в центр внимания безопасность в образовательных учреждениях. Высокие должностные лица заговорили о необходимости дополнительных мер контроля безопасности в учебных заведениях. И это стандартная реакция на ЧП. После каждого такого страшного инцидента ведутся обсуждения, даются поручения. Но по сути ничего не меняется. «АН» попытались разобраться в том, почему на вахтах, пропускных пунктах школ и вузов по-прежнему сидят пенсионеры, которые и сами себя в случае опасности защитить не смогут.

С семи утра на ногах

По словам министра науки и высшего образования Валерия Фалькова, во многом эффективность защиты студентов и сотрудников университетов заключается в ответственном и неравнодушном отношении к обеспечению безопасности. В Иркутске одной из самых показательных, по отзывам родителей и самих студентов, в этом смысле является служба безопасности политеха.

Как выяснилось, охранная работа в учебном заведении ведётся всесторонняя, серьёзная, как говорится, ситуация находится под чётким контролем. Тем не менее начальник управления безопасности ИРНИТУ Владимир Метлицкий и советник ректора по безопасности и международным связям Сергей Филиппов считают, что проблем в этой сфере хватает.

— Как вы считаете, можно было предотвратить трагедию в Пермском университете или хотя бы минимизировать потери?

В. М.: Вся охранная деятельность вузов организована на основании федеральных законов: об образовании, о противодействии терроризму, о пожарной деятельности, гражданской обороне и т.д. Также организация охраны и защиты напрямую зависит от финансирования и уровня профессионализма сотрудников охраны. В прошлом году Министерство науки и высшего образования направило целевые средства на укрепление безопасности в вузе — мы оградили территорию по периметру Студгородка, в общежитиях установили систему видеонаблюдения и пожарной безопасности.

Как у нас

Раньше политех охраняли как и большинство учебных заведений. В 1990-х годах при вузе была военная кафедра, и её руководитель организовал систему охраны, в основном состоявшую из студентов. Даже нынешний ректор ИРНИТУ Михаил Корняков, когда был аспирантом, подрабатывал в охране Студгородка. В 2018 году система безопасности стала серьёзной и многосторонней, на каждом объекте появились свои стражи порядка. К работе стали привлекать сотрудников ЧОПов.

С. Ф.: Можно ли было избежать потерь? Кто первым попал под прицел в Перми? Охранник. У него не было оружия. Из спецсредств он располагал только переносной тревожной кнопкой. Так положено по закону: в местах массового скопления людей — а Студгородок как раз такое место — не должно быть вооружённой охраны.

— То есть охранник выполняет, по сути, декоративную функцию?

В. М.: В случае нештатной ситуации он может применить физическую силу, задержать злоумышленника до приезда правоохранительных органов. Он должен сразу нажать на тревожную кнопку, сообщить об инциденте в силовые структуры. Охранники обучаются в специальных учреждениях, а по окончании получают лицензию и квалификацию. Самый высокий разряд — шестой. Но в учебных заведениях охрану несут специалисты четвёртого разряда.

— Почему?

В. М.: Потому что сотрудники высшего разряда имеют оружие, а в школах и вузах вооружённых стражей порядка быть не должно.

— Кто охраняет ИРНИТУ?

В. М.: Охранное агентство «Тайфун». Это более 250 человек, которые осуществляют пропускной режим на территории и объектах ИРНИТУ и охраняют материальные ценности. Стражи порядка получают небольшую зарплату за круглосуточную работу. Мы их координируем. Управление безопасности ИРНИТУ с семи утра на ногах: начинаем обход объектов, проверяем деятельность сотрудников ЧОПа.

Прически не вызывают подозрений

— Сколько человек задействовано у вас каждый день?

В. М.: Около 150 охранников на 16 общежитий, главный учебный корпус, два техникума, колледж и филиал в Усолье-Сибирском. Всего 45 объектов, оснащённых тревожными кнопками. Кроме того, у нас есть отдел физической охраны ИРНИТУ — 12 человек, которые патрулируют кампус Студгородка, они контролируют и деятельность сотрудников «Тайфуна».

А как у них

В США, где колумбайнеры давно стали национальной бедой, есть государственно-общественная программа, которая называется «Беги. Прячься. Борись». Как говорят наши учёные — ориентировочная база действий в чрезвычайной ситуации. Сначала надо всем студентам и преподавателям вуза объяснить, как и куда бежать. Если убежать невозможно — как надо прятаться. Если спрятаться невозможно — готовься дать агрессору отпор. Эта программа последовательно внедряется в американских вузах.

Кстати, анализ трагических происшествий в американских школах показывает, что эффективность усиления охранных мер, которое часто следует за массовыми расстрелами, не доказана. Такая деятельность лишь создаёт в образовательном учреждении атмосферу страха. По мнению исследователей, способы профилактики подобных трагедий — это своевременное выявление настораживающего поведения, психологическая поддержка и развитие социальных навыков у молодых людей.

— Как осуществляется контроль на главном входе?

С. Ф.: Четыре сотрудника контролируют пропускной режим: один на входе, другой — на выходе; два человека наблюдают за оперативной обстановкой, контролируют пропускной режим через турникеты. Студенты проходят в университет по электронным пропускам, которые выдаются в управлении безопасности университета. Не будем скрывать — бывают случаи, когда кампусные карты обучающиеся передают своим знакомым. А это делать ни в коем случае нельзя. С нарушителями проводим разъяснительную работу.

— По вашему мнению, охранник должен перестраховываться? Должен, к примеру, останавливать людей, которые показались ему подозрительными?

В. М.: Как правило, охранники — это бывшие сотрудники силовых ведомств или военнослужащие. У них за плечами большой опыт. И работают они строго на основании Положения о внутриобъектовом и пропускном режимах. А в этих документах всё прописано, в том числе и действия в чрезвычайных, кризисных ситуациях.

С. Ф.: На что стражи порядка обращают внимание прежде всего? На габаритные вещи, большие сумки, одежду в стиле милитари или чёрного цвета. Так обычно одеваются колумбайнеры. (В США в 1999 году в школе общины «Колумбайн» два ученика старших классов совершили вооружённое нападение на учащихся и работников учебного заведения. В результате было ранено 36 человек, у 13 ранения оказались смертельными. Последователей этих парней называют колумбайнерами. — Прим. ред.). Кстати, оба стрелка — и в Казани, и в Перми — были одеты в чёрное.

— А прически не вызывают подозрений у стражей порядка?

В. М.: Нет. Хотя мы считаем, что в университете нужно соблюдать дресс-код.

— Получается, если система безопасности в вузе отлажена — переживать не из-за чего?

В. М.: Мы переживаем, особенно за Студгородок, где проживают дети. Это особая ответственность. Многие ребята несовершеннолетние, впервые оказались вдали от дома и семьи. Охрана перед сном сверяет всех учащихся по спискам. В каждом общежитии дежурят два охранника. Если кого-то из студентов нет — докладывают в дежурную службу.

Школы Улан-Удэ проверят на безопасность

В городских школах идет проверка обеспечения безопасности участников образовательного процесса. Проверки также пройдут в учреждениях дошкольного, дополнительного образования, культуры и спорта. Как сообщила заместитель мэра — председатель комитета по социальной и молодежной политике Светлана Трифонова, до 14 мая будет разработан План мероприятий по антитеррористической безопасности, включающий дополнительные меры по безопасности участников ЕГЭ и ОГЭ, лагерей дневного пребывания…

Подробнее

— Где размещается дежурная служба?

С. Ф.: В главном корпусе. В помещении дежурной службы на большой экран выведены изображения с 603 видеокамер, которые установлены в общежитиях и на других объектах ИРНИТУ. Дежурному достаточно взять «мышку», и он увидит любой этаж наших зданий. Таким образом, мы быстро отрабатываем поступившую информацию и какие-то противоправные действия. Недавно над одним студентом подшутили товарищи — спрятали его сумку и ноутбук. Парень обратился в профком. Мы посмотрели по видео и сразу обнаружили пропажу — вещи находились в одном из коридоров.

— Серьёзные происшествия бывают?

В. М.: Случаются конфликтные ситуации в общежитиях, но редко. Сотрудники охраны постоянно делают обходы и, услышав подозрительный шум, стучат в комнату. Входить к студентам без предупреждения не разрешается. Также нельзя размещать в комнатах видеокамеры. Ребята знают, что порядок контролируется, и ведут себя как положено.

«Если кто-то что-то задумал, то обязательно это совершит»

— Вернёмся к чрезвычайным ситуациям. Кто-то открывает стрельбу в стенах вуза — есть ли на этот случай чёткий алгоритм действий?

С. Ф.: Существуют методические рекомендации. Единственное можно сказать точно: нельзя поддаваться панике, ведь при всеобщем смятении может быть гораздо больше жертв. Необходимо успокоить студентов и работников вуза. Объяснить, что надо прятаться, закрываться и оставаться в аудиториях, блокировать входные двери партами и шкафами. Но камень преткновения в том, что при всей опытности охранников сложно предугадать поведение злоумышленника. Никто никогда не готов к ЧП. Как было в Перми? Человек вышел из такси и ни с того ни с сего открыл огонь. Никто не смог этому воспрепятствовать. По словам одного эксперта, если кто-то что-то задумал, он обязательно это совершит.

— Получается, для предупреждения подобных трагедий нужны какие-то профилактические меры?

В. М.: Обязательно. Необходимо проводить профилактические мероприятия, чем мы и занимаемся каждый день. Такие ЧП, как в Перми, надо предотвращать, не дожидаясь, когда кто-то откроет огонь у входа в университет. При поступлении в университет наши студенты заполняют анкету, где есть графа о наличии оружия. Владельцев оружия мы берём на особый контроль. В нашем управлении безопасности есть сотрудник, имеющий большой опыт работы со студентами в сфере противодействия экстремизму и терроризму. Долгое время он служил в разведке. В его обязанности входит отработка интернет-массивов (социальных сетей) тех ребят, кто каким-то образом попадает в поле зрения управления безопасности.

Екатерина Санжиева
Всё упирается в деньги

Сотрудник образовательного ведомства Иркутска Елена Островская уверена, что проблема обеспечения безопасности в школах и вузах зависит прежде всего от финансирования:

— Организовать нормальную охрану учебных заведений мешает закон о закупках. Тендер выигрывает тот, кто предложит самую низкую цену, какие-нибудь «Рога и копыта». И качественные показатели тут ни при чём. У школ попросту нет денег, чтобы содержать дорогую службу безопасности. Финансируются такие посты по остаточному принципу. От этого страдает и качество защиты учебных учреждений.

В вузах ситуация получше, потому что есть студенты, которые обучаются на коммерческой основе. Часть этих средств пускают, в том числе, на охранную деятельность. Схема такова: вуз платит частному предприятию — к примеру, 200 рублей за час работы охранника, а предприятие в свою очередь отдаёт своему работнику, скажем, 80 рублей. Получается, что школы и университеты молодым квалифицированным кадрам охранять невыгодно.

Кто пойдёт работать на таких условиях? Пенсионеры. В одной иркутской школе на вахте сидел пожилой мужчина. Он умер прямо на рабочем месте. И у нас в организации дедушки сидели, еле ногами шаркали. Однажды приехал губернатор. Пожилой охранник перепутал кнопки: вместо того чтобы открыть шлагбаум, вызвал вневедомственную охрану. Входит первое лицо области в институт, а на него люди с оружием.