Йога за колючей проволокой

Индийский гуру Шри Шри Рави Шанкар говорит, что для личностного развития любому человеку нужно хотя бы раз в жизни посетить тюрьму (разумеется, в качестве гостя), чтобы научиться там состраданию и прощению. Две иркутских последовательницы его учения в течение года абсолютно бесплатно проводят в исправительных колониях курсы по йоге. Они искренне восхищаются своими осужденными учениками, принципиально отбрасывая их прошлое из внимания. О том, как выполняются асаны и дыхательные практики за решеткой, решил выяснить корреспондент ВФ, отправившись на эти необычные занятия.

Из интереса и за женским вниманием

Две хрупкие женщины — Марина Квитнева и Анастасия Аль-Мандиль — несколько раз в неделю ждут первого утреннего автобуса, чтобы попасть в не самые лицеприятные места — исправительные колонии №3 и №19. Своим волонтерским проектом, существующим в рамках благотворительного фонда «Общечеловеческие ценности», они занимаются уже больше года. По роду деятельности Анастасия — инструктор по йоге, а Марина — парикмахер. «Сын вырос, переехал в другой город, никаких семейных забот-хлопот у меня не осталось. Когда жизнь сузилась до схемы «работа-дом-сон», я ощутила, что хочу бескорыстно приносить кому-то пользу. Выбор пал на людей, находящихся в местах заключения, сам собой. Так, после обучения на инструктора по йоге мы провели презентацию наших занятий на дне психического здоровья в ИК №3. Через несколько месяцев на нашу инициативу откликнулись и в ИК №19. Первыми курс опробовали сотрудники учреждения, а затем мы получили разрешение заниматься и с самими осужденными», — рассказывает Марина.

Антистрессовый курс, включающий йогу, дыхательную практику и медитацию, проходит в течение пяти дней. Затем для всех заинтересовавшихся инструкторы проводят регулярные поддерживающие занятия (один раз в неделю в каждой из колоний). В ИК №19 к йоге приобщились пока около 20 человек, а в ИК №3 — уже более 90 (в том числе пять из семи женщин, находящихся на поселении).

Возможно, в успехе курса среди мужчин играет немаловажную роль и тот факт, что его проводят представительницы противоположного пола — женщин, как известно, заключенные видят крайне редко (в ИК №3 одно время ходил инструктор-мужчина с дыхательными практиками, но его занятия не пришлись осужденным по душе).

«Все мужчины (Марина не употребляет слов «осужденный» и «заключенный» — ВФ) ведут с нами себя очень вежливо и учтиво, никогда не позволяя ничего лишнего. Они самые благодарные ученики, которых я только видела. В тюрьме жизнь крайне однообразна и аскетична, и здесь по-особенному ценится каждый яркий момент, толика оказанного сочувствия или внимания», — Марина о своем волонтерстве в колонии может рассказывать часами — в голосе нет обреченности, свойственной тем, кто имеет дело с «трудными» категориями людей. Наоборот, председатель фонда «Общечеловеческие ценности» признается, что она совсем не испытывала чувства страха или дискомфорта при проведении первых занятий.

«После презентации курса всем заключенным мы принимали заявки от желающих посещать занятия, — сообщает о формальностях начальник психологической лаборатории ИК №19 Наталья Грыжова. — Конечно, записывались в основном люди, заинтересованные в йоге и самообразовании, с негативным или несерьезным настроем никто не приходил. При этом посещать занятия получается далеко не у всех, кто хочет, ведь многие работают».

Вместо затяжки — круг Пранаямы

В небольшой светлой комнате с жалюзи исправительной колонии строгого режима №19 несколько мужчин медитируют в позе лотоса под успокаивающую музыку. Затем встают и делают «Сурья Намаскар» (утренний комплекс упражнений). В зале колонии №3, в которой содержатся бывшие работники правоохранительных органов и судов, все собравшиеся стойко выполняют «позу воина» и ловко закручиваются в самые сложные асаны. Все действо проходит плавно, синхронно, в каком-то блаженном молчании.

Причастность к месту заключения занимающихся йогой выдает только однотипная черная одежда, поблескивающие на свету позолоченные зубы и изредка мелькающие татуировки.

«После занятий мужчины стали более спокойные и открытые, многие из них раньше даже в глаза нам не смотрели. Почти все заметили изменения в физическом плане — исчезли некоторые болезни, прошли боли, улучшилось самочувствие и цвет лица. И самое любопытное — все, кто прошел курс, бросили курить. Причем это произошло естественно, без всяких там нравоучительных бесед. Просто во время практик всех курильщиков со стажем мучил сильный кашель, и мы им сказали, что нужно выбирать — либо занятия, либо сигареты, и они приняли верное решение», — рассказывает Марина.

«Раньше я иногда покуривал, когда нервничал, — говорит Сергей, заключенный ИК№19. — Но на занятиях нас научили дыхательной практике, которая помогает успокоиться, и потребность в сигаретах отпала сама собой. Подышу «Пранаяму» и сразу становится легче».

По словам Сергея, йога для него — это настоящая отдушина. Правда, выполнять практики самостоятельно в свободное время, как это рекомендуют инструкторы, в колонии достаточно проблематично.

«В бараке не поделаешь — слишком шумно и душно, места мало. Я обычно или на улицу выхожу, даже в мороз, или простыни на шконки натягиваю. Иногда делаю асаны во время общей зарядки. Окружающие мотают пальцем возле виска, не понимают, что я такое вытворяю… Но, любопытно, заметил, что после занятий йогой у многих людей, не проходивших курс, почему-то изменилось ко мне отношение в лучшую сторону», — рассказывает Сергей.

Михаил из колонии №3 в шутку называет инструкторов Марину и Анастасию ненормальными. «Разве найдется кроме них человек, который будет несколько раз в неделю вставать ни свет ни заря и отправляться в колонию, чтобы бесплатно провести там йогу? То, что они делают для нас, — это, конечно, настоящий подарок. Я православный христианин, но это не мешает мне брать от йоги то, что мне нужно — физическую нагрузку и упражнения на расслабление».

«Время словно застыло, и мне 21 год, как и три года назад»

Волонтеры из фонда «Общечеловеческие ценности» не задают осужденным «лишних» вопросов и принципиально не интересуются, как посещающие их занятия оказались за решеткой. «Почти все мужчины, независимо от того, что они совершили, находятся в подавленном стрессовом состоянии, и мы помогаем им хоть как-то расслабиться и успокоиться. Сыпать соль на рану ни к чему», — убеждены инструкторы.

При этом среди занимающихся йогой почти все имеют внушительные сроки по самым серьезным статьям уголовного кодекса. Когда слушаешь запутанные истории, в голове все крутится выражение: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся».

Сергей, находящий оригинальные способы для занятий йогой, раньше жил с колонией №19 практически по соседству. Но никогда и предположить не мог, что окажется в стенах тюрьмы. Однажды ночью на него напали двое, он оборонялся имеющимся у него ножом, которым нанес противникам тяжелые телесные повреждения. В результате происшествия Сергею дали пять лет.

«Первые два года я жил в состоянии озлобленности. Думал, выйду — отомщу. Сейчас злость меня уже отпустила, и я понимаю, что месть не может привести ни к чему хорошему», — признался Сергей.

Двадцатичетырехлетний Алексей, несмотря на то что сидит в колонии №19 почти три года, выглядит совершенно не по-тюремному: светлые волосы, открытый взгляд, спокойное выражение лица, накачанная атлетичная фигура. До получения срока он серьезно занимался цирковым искусством — силовым жонглированием. Уроженец Усолья-Сибирского активно выступал по Иркутской области и за ее пределами, казалось, его будущее было уже предопределено… Но в мае 2010-го талантливый циркач был втянут в групповое убийство; его напарники получили срок по 18-20 лет, а ему дали 10 лет. «Конечно, я раскаиваюсь в случившемся. Я словно продолжаю жить в том моменте, когда было совершено убийство. Кажется, будто время остановилось, и мне все также 21 год, как и тогда. Многие мои знакомые до сих пор с трудом верят, что я здесь», — говорит Алексей.

В тюремных условиях парня спасает только творчество — он работает звукооператором в клубе колонии, играет на гитаре в местной группе (на свободе никогда не прикасался к этому музыкальному инструменту) и активно занимается спортом. «Йога — это тоже творчество. И в свободных условиях далеко не каждый развивает свое мышление и тело, а здесь тем более», — считает Алексей.