Иркутск оказался крайним

Передача Бурятии и Забайкалья из состава Сибирского федерального округа в Дальневосточный (ДФО) наделала шуму и среди иркутской общественности. Журналисты, активисты, политики на прошлой неделе не упустили возможность высказаться по ситуации. Впрочем, в Прибайкалье обсуждение нашумевшей темы сдулось так же быстро, как и возникло. Ведь положительные или негативные последствия этой административной реформы еще не до конца понятны самим властям Бурятии и Забайкалья, что уж говорить про Иркутскую область. Выводы о степени успешности решения можно будет сделать не раньше, чем через год-другой.

Байкальский разлом: формально озеро теперь находится сразу в двух федеральных округах.

Что произошло?

4 ноября на официальном российском интернет-портале правовой информации был опубликован указ президента России Владимира Путина «О внесении изменений в перечень федеральных округов…». Согласно тексту документа, отныне в составе Дальневосточного федерального округа будет 11 регионов, а в Сибирском округе — 10. Изменения произошли за счет включения Бурятии и Забайкалья в состав ДФО.

Директор Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона Алексей Чекунков.

Учитывая, что тема изменения границ федеральных округов возникает нечасто, легко объяснить информационный ажиотаж, возникший вокруг этого события. Напомним, федеральные округа, как административные образования, появились в 2000 году. Первое изменение их границ произошло лишь десять лет спустя, когда из Южного округа был выделен Северокавказский. Еще через четыре года был создан Крымский федеральный округ, а в 2016 он был упразднен и присоединен к Южному. Как видно, все эти решения в большей степени были продиктованы политической подоплекой. Нынешняя же реформа объясняется чисто экономическими причинами.

Невысокие темпы развития Бурятии и Забайкалья решили ускорить за счет включения этих регионов в федеральные инвестиционные программы Дальнего Востока. По всей видимости, сделать это с точки зрения бюрократии можно было лишь присоединив их к ДФО.

Как официально разъяснил генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона Алексей Чекунков, включение Забайкалья и Бурятии в состав ДФО позволит реализовать на их территории масштабные проекты и улучшить качество жизни населения, применив инструменты государственной поддержки, которые уже доказали свою эффективность.

«Применение дополнительных инструментов господдержки, доказавших свою востребованность и эффективность на Дальнем Востоке, таких как льготное финансирование, территории опережающего развития, электронные визы, упрощенные административные режимы, будет способствовать реализации новых масштабных проектов, экономическому развитию этих регионов и повышению качества жизни в них», — приводят цитату Чекункова федеральные СМИ.

Максим Тимофеев, доктор биологических наук, профессор.

Как отреагировали люди?

Если коротко, то иркутская общественность, которую произошедшие изменения вроде бы не затрагивают, отнеслась к ним как всегда по-особому. В социальных сетях и комментариях к новостям одни вдруг начали переживать, что якобы и так обделенное федеральным вниманием Приангарье теперь и вовсе из «середины Земли» превратится в окраину Сибири. Им подыгрывали комментаторы, взявшиеся перечислять «плюшки», которые положены дальневосточным регионам. Другие состязались в остроумии на тему «До Дальнего Востока из Иркутска теперь рукой подать». Третьи подливали масла в огонь дискуссии, критикуя всех чиновников скопом. В этом хоре голоса тех, кто придерживается объективной точки зрения, не были услышаны. Хотя, казалось бы, мысль о том, что чисто административное решение не меняет географии, не разрывает культурные и исторические связи между байкальскими регионами, должна быть самой очевидной.

Приводим комментарии иркутских общественников, наиболее активных в социальных сетях.

Максим Тимофеев, доктор биологических наук, профессор:

«История великого «Байкальского разлома», случившегося внезапно, как землетрясение, сонным воскресным утром, рождает много интересных мыслей. Но все же главные из них связаны с перспективами науки и природоохранной деятельности на Байкале. Осмелюсь предположить, что природоохранную деятельность на Байкале это решение не улучшит, так же, как и не ухудшит. Никакого реального взаимодействия Иркутская область и Республика Бурятия в вопросах совместной природоохранной работы как не проводили, так и не планировали проводить. Декларации и разные заявления не в счет. А вот в вопросах научного взаимодействия, и особенно научной экспертизы, по острым байкальским вопросам между западным и восточными берегами Байкала всегда было довольно тесное общение.

Владимир Демчиков, журналист, блогер.

Переключение Республики Бурятии с географического Сибирского региона на регион Дальнего Востока, очевидно, не приведет к геологическим сдвигам, но политически фокус, несомненно, должен будет сместиться. Что это означает для нас, иркутян? Вероятнее всего, то, что политическая, экспертная и особенно научная ответственность за Байкал (великое Сибирское море) постепенно сместится в Иркутск. Сможет ли Иркутск использовать эту возможность в продвижении своей научно-образовательной повестки, в том числе и концепции НОЦ «Байкал», это уже другой вопрос».

Владимир Демчиков, журналист, блогер:

«Можно только посочувствовать соседям-бурятам, теперь им до столицы своего округа (Хабаровска) пилить больше на 450 км, чем до Новосиба. А если краевой уполномоченный Кожемяко перетащит столицу округа во Владивосток — это будет дальше не на 450, а на 1200 км. Кстати, о названиях, вот Иркутская область — это Прибайкалье, Чита — Забайкалье, а Бурятия? Какое она Байкалье? В общем, Иркутск опять становится пограничным городом. Здесь теперь снова заканчивается Сибирь и «большая земля» — а сразу за Байкалом теперь снова начинается Дальний Восток: край военный, беспокойный, степь, кочевники, приграничье и сплошной территориальный вопрос. Добро пожаловать в 18 век».

Сергей Перевозников, предприниматель:

«Вот только уехал на Байкал, а по приезду и узнал, что берега расщепились. Иркутская область проиграет при нынешнем перераспределении: окончательная утрата статуса столицы Восточной Сибири со всеми вытекающими, от притока абитуры до расположения разных управлений, переток местного и туристического пассажиропотока Иркутск — Улан-Удэ, замораживание или неэкологическое экономическое разрешение правовых коллизий байкальского законодательства, самостоятельная битва за федеральные бюджетные ништяки, рост конкурентных проектов с сильными лоббистами под боком и прочее».

Сергей Перевозников, предприниматель.

Реакция политиков

Представители политического бомонда Иркутской области в публичной сфере оказались сдержаннее общественников. Тему реформы федеральных округов официально пока не прокомментировал никто из высокопоставленных чиновников. Исключением стали депутаты Госдумы РФ, представляющие наш регион. Рассуждая о последствиях реформы, парламентарии призвали не забывать о Байкале, не делить его между ведомствами, а решать проблемы озера сообща.

«Указом президента России Владимира Путина Бурятия и Забайкальский край переданы из состава СФО в Дальневосточный федеральный округ. Сразу вопрос: а как это отразится на охране Байкала? Я уже говорил и снова повторю: большая часть проблем Байкала — это следствие того, что полномочия и средства, выделяемые на охрану озера, сегодня распылены по разным министерствам и ведомствам: минприроды, минсельхозу, минстрою, агентствам и службам… Отсюда все противоречия и пробелы в законодательстве. На этом фоне переход половины прибайкальских территорий в другой федеральный округ, возможно, и вызовет дополнительные сложности, но корень проблем не в нем. На мой взгляд, решение об изменении границ федеральных округов — это повод вернуться к вопросу о едином органе, который будет контролировать все программы охраны Байкала, развития, изучения и концентрировать средства на них, станет проводником единой политики в отношении озера», — отмечает Михаил Щапов.

Депутат Государственной думы Федерального собрания Российской Федерации Михаил Щапов.

Николай Николаев считает, что передача Бурятии и Забайкальского края из Сибирского федерального округа в состав Дальневосточного федерального округа «не должна сказаться на работе по охране и развитию озера Байкал. Программы, связанные с сохранением Байкала, должны остаться, а каким образом это будет реализовываться на практике, посмотрим. Будем ждать от правительства предложений, потому что единство подходов к Байкалу необходимо. Не надо забывать, что Байкал — это единое целое, а реализация программ, связанных с Байкалом, — это тоже единое целое. Кроме того, необходимо дождаться появления конкретных предложений правительства по выполнению указа главы государства. Посмотрим, какие подробности будут, как это будет делиться. Мы подождем от правительства, какие у них будут предложения с точки зрения реализации всех программ, которые связаны с Байкалом».

Александр Потапов

В контексте
Бурятия переехала на Дальний Восток

На Дальнем Востоке проснулись 5 ноября жители Бурятии и Забайкальского края. Президент России Владимир Путин 3 ноября подписал указ о выходе этих двух регионов из состава Сибирского федерального округа и включении их в состав округа Дальневосточного. Но если в Забайкальском крае этот вопрос более или менее обсуждался, то для жителей Бурятии такой поворот событий стал, мягко говоря, неожиданным. Правительству России поручено за три месяца привести свои акты в соответствие с новой действительностью и указом президента. Нужно утвердить структуру и штатную численность аппаратов полномочных представителей президента РФ в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах и провести прочие организационные мероприятия. В Бурятии и Забкрае тоже будет три месяца на пересмотр своей нормативной базы. Но организационных мероприятий, как отметил первый зампред правительства республики Игорь Шутенков, не потребуется. Даже местные вузы уже сообщили, что не собираются переименовывать названия, в составе которых есть слово «Сибирский»…